8 июня Верховная Рада согласовала привлечение кредита на сумму 475 миллионов евро — с целью закупки 55 вертолетов французской компании Airbus Helicopters, которые планируется поставить для Национальной полиции, Государственной службы чрезвычайных ситуаций, Погранслужбы и Национальной гвардии. Закон, который лоббировало Министерство внутренних дел Украины, прошел через парламент с трудом — за него проголосовали 227 депутатов, при минимально необходимых 226 голосах. Такая нерешительность народных избранников связана с более чем сомнительным характером этой сделки, который вполне очевиден даже для представителей правящей коалиции.

Вопросы по поводу «вертолетной сделки» начали задавать еще 29 мая, когда Арсен Аваков подписал соответствующее соглашение с французским правительством, и сразу направил его в парламент. Эксперты сразу заговорили о том, что полмиллиарда долларов на новые вертолеты не были заложены в бюджете, а сама сделка выгодна исключительно французской стороне — которая обеспечивает заказом собственную авиакомпанию и продает ее продукцию Украине. Причем, ради этого страна берет на себя очередные кредиты — банковский займ на сумму 430 миллионов евро и казначейский займ на 45 миллионов евро сроком на 6 лет и под 1% годовых.

Это почти в точности повторяло «тепловозный» контракт Петра Порошенко и Дональда Трампа, когда украинские власти попытались купить лояльность американского президента за счет масштабных поставок старых заокеанских тепловозов, которые могли быть построены на украинских заводах. Причем, это заведомо убыточное и унизительное для страны соглашение преподносилось украинцам в качестве выдающегося достижения власти, которое блестяще подтвердило нерушимость трансатлантического партнерства.

Больше того — вскоре выяснилось, что украинско-французское соглашение о поставках вертолетов является римейком сорвавшейся сделки с Польшей, которая отказалась от нее в интересах собственного авиапроизводителя. «А вы знали, что изначально те вертолёты французы собирались продать полякам, а не нам? Просто в последний момент поляки отменили сделку и решили, вместо французских вертолетов, модернизировать и продлить срок службы вертолётов своего производства — компании PZL Swidnik. Артур Собонь, заместитель министра по инвестициям и развитию, сказал: «Если бы мы заключили контракт с Airbus, то на завод PZL Swidnik пришлось бы повесить замок. Вот потому я отказался от контракта с французами. Заказ польским компаниям это их возможность работать дальше», — пишет об этом на фейсбуке финансовый эксперт Павел Вернивский.

Украина также могла потратить полмиллиарда на попытку спасти свое единственное вертолетостроительное предприятие — запорожский завод «Мотор Сич». Тем более, что не далее, как в апреле там презентовали летательный аппарат, представив его публике в качестве первого украинского гражданского вертолета «Надежда». По словам конструкторов, этот вертолет предназначен для патрулирования дорог, мониторинга трубопроводов и газопроводов, для использования подразделениями Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, Госпогранслужбы и полиции — то есть, ровно для того же, для чего предназначены закупленные у Франции вертолеты.

Правда, запорожский вертолет «Надежда» оказался на поверку глубокой модернизацией старого и заслуженного Ми-2. Однако, польские вертолеты тоже являются модификациями советских моделей конструкторского бюро Миля — что не помешало Варшаве сделать итоговый выбор именно в их пользу. Больше того, закупленная во Франции модель Airbus H225 также является модифицированным вариантом старого вертолета, который начали производить еще в 1977 году. Причем, вдобавок она печально известна проблемами с несущим винтом, что даже привело к авариям с человеческими жертвами. В результате некоторые страны мира ввели временный запрет на полеты H225, а ряд заказчиков вернули французам приобретенные ранее самолеты — и это, кстати сказать, скорее всего, повлияло и на судьбу расторгнутого Варшавой контракта. Но украинских министров не сильно заботит безопасность своих пилотов, а депутаты, которые проголосовали сегодня за ратификацию аваковского договора, вряд ли утруждали себя изучением проблем и недостатков французского вертолета.

Что касается «Мотор Сичи» — украинские власти не только не прикладывают усилий для того, чтобы поддержать умирающее предприятие с помощью государственного заказа. В Киеве, в буквальном смысле, добивают злополучный завод. Вскоре после презентации «Надежды» — на которую, кстати, не приехал ни один крупный столичный чиновник — Служба безопасности Украины устроила на предприятии обыск с выемкой документов, и заявила, что менеджмент «Мотор Сичи» вредил национальным интересам Украины, подрывая ее обороноспособность.

По версии СБУ, украинские авиаконструкторы продали иностранной компании некие уникальные технические разработки. Скорее всего, здесь имелись в виду произведенные в Запорожье авиадвигатели для боевых самолетов, которые активно закупала китайская сторона. В Поднебесной вообще хотели приобрести украинский завод, однако осенью прошлого года Шевченковский районный суд Киева арестовал 41% акций «Мотор Сич», чтобы не допустить продажи завода китайцам. Беда только в том, что в условиях отсутствия господдержки украинское авиастроение обречено на быструю смерть. То есть имеем ситуацию «ни себе, ни людям»: государство, ограничив возможности «Мотор Сичи» сотрудничать с российскими заводами, не обеспечило его и госзаказом, обрекая на гибель блистательный завод и безработицу — его коллектив. При попытке же менеджмента выйти из ситуации, продав часть предприятия китайцам — блок и уголовное дело. 

Сейчас эксперты спорят о том, что могут получить с вертолетной сделки лоббирующие ее украинские чиновники. Многие видят в ней банальную коррупционную подоплеку. «Новая прекрасная глава в истории распила государственных денег в Украине. По наблюдениям. Особенно цинично «пилят», когда осталось меньше года до смены власти», — пишет об этом журналист Сергей Лямец. Кроме того, глава МВД мог попробовать заручиться таким образом политической поддержкой французского истеблишмента, а представители вооруженного до зубов за государственный счет полка «Азов», который традиционно называют личной гвардией Арсена Авакова, уже потирают руки в ожидании того, что у них появится своя собственная авиация.

Увы, это никак не поможет отечественному авиапрому. 7 июня в России умер выдающийся советский авиаконструктор, разработчик самолетов Ан-124 «Руслан» и Ан-225 «Мрія» Виктор Толмачев, который родился в Курске, но многие годы работал в Киеве. Его смерть стала поводом вспомнить о программе строительства сверхтяжелых самолетов, которым совместно занимались Россия и Украина — вплоть до событий 2014 года. Отмена этой программы оставила нашу страну без полноценного современного авиастроения — а компрадорская политика власти ведет к тому, что вскоре зачахнут даже нишевые заводы вроде запорожского предприятия. В то время как миллионы бюджетных денег улетают через пропеллер непрозрачных тендерных схем.