Что касается нанесения гипотетического ущерба России, то может быть с какими-то мелочами трудности и возникнут, хотя я в этом сомневаюсь — потому, что за последние 4 года Украина во всех чувствительных для России отраслях уже сотрудничество и так разорвала. Ну, допустим, она перестала поставлять газотурбинные двигатели для российского военно-морского флота.

Ростислав Ищенко: Чем Украина может помочь Великобритании, если сама ходит по миру с протянутой рукой?
Ростислав Ищенко: Чем Украина может помочь Великобритании, если сама ходит по миру с протянутой рукой?
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

И в рамках концепции импортозамещения эти вопросы в целом уже решены, причем решены уже примерно год назад. Так что узкие места по большому счету закрыты. Объемы торговли Украины с Россией в основном наращивали за счет того, что Украина вынуждена была покупать в России энергетический уголь, который перестал поступать с Донбасса.

Собственно, в основном за счет этого наращивались объемы украинско-российской торговли. Очевидно, что в торговле энергоносителями — ну, если конечно Украина полностью не остановит свою промышленность — все равно разорвать связи ей не удастся просто потому, что она не в состоянии никак компенсировать поставки из России.

У нее просто нет денег, чтобы покупать в достаточном количестве энергоносители где-то в альтернативных источниках. В частности, это было хорошо заметно, когда на Украине началась истерика по поводу того, что «Нафтогаз» не сумел заключить с «Газпромом» соглашение о поставках газа на Украину.