Не право, а политика. Что означает решение Морского трибунала по керченской провокации Киева
Не право, а политика. Что означает решение Морского трибунала по керченской провокации Киева
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
Ранее Международный трибунал ООН по морскому праву потребовал от России освободить украинские военные корабли и моряков, которые были задержаны в Керченском проливе за незаконное пересечение госграницы.

Однако МИД РФ заявило, что предусмотренные Конвенцией ООН по морскому праву процедуры разрешения споров неприменимы к данному инциденту, а арбитраж, который Украина требует созвать в связи с ним, не имеет юрисдикции в этой области.

«Отправили обращение ко всем министрам иностранных дел из стран наших друзей и партнеров с просьбой и требованием давить на РФ для выполнения решения Международного трибунала в Гамбурге. Должны сделать все возможное политически и через национальные морские администрации», — написал Климкин.

Три корабля ВМС Украины с 24 моряками были задержаны 25 ноября 2018 года после того, как нарушили государственную границу России. Они вошли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ и двинулись из Черного моря к Керченскому проливу. Требованиям российских властей моряки не подчинялись.

Президент РФ Владимир Путин назвал инцидент в Черном море провокацией, отметив, что среди членов экипажа украинских судов, нарушивших границу России, были двое сотрудников Службы безопасности Украины (СБУ), которые фактически и руководили этой спецоперацией.

Более того, по словам кандидата юридических и политических наук, доцента РАНХиГС при президенте РФ Киры Сазоновой, решение Международного трибунала по морскому праву не имеет для РФ юридической силы из-за оговорки, сделанной Москвой при подписании документа о создании трибунала и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Согласно этой оговорке, решения трибунала не могут влиять на Россию, если дело качается ее национальной безопасности. А, ввиду вхождения Крыма в состав РФ в 2014 году, инцидент в Керченском проливе является вопросом внутреннего суверенитета РФ.