«Было принято компромиссное решение — повышение цены на газ будет в пределах 23,5%. Ради политической стабильности в стране в период выборов, о чем указывает МВФ. Причем это Фонд пошел на уступки Украине, а не наоборот. Потому что правительство Гройсмана по условиям меморандума с МВФ от 2014 года должно было повысить цену на газ на 60% до конца текущего года. Зачем это сделали Гройсман и Порошенко? Им необходимо удержать макроэкономические показатели в год выборов — и курс доллара к гривне, и зарплаты, и пенсии. Если МВФ выделяет свой транш (что является обычной перекидкой денег), то автоматически в государство заходит транш ЕС в 1 млрд евро, который сразу пойдет в бюджет. Так у власти появится возможность за пару месяцев или месяц до выборов для экономических взяток избирателю», — подробно разъяснил политолог.

Скаршевский о плачевных результатах пенсионной реформы на Украине
Скаршевский о плачевных результатах пенсионной реформы на Украине
© РИА Новости Украина | Перейти в фотобанк
Бизяев убежден, что цены на газ для населения уравниваются с ценами для промышленных потребителей для того, чтобы сделать американский и европейский газ рентабельным и конкурентоспособным на украинском рынке.

«Тогда у западных компаний появится полная возможность заходить в Украину, используя евро- и американозависимость нашей власти. А власть меняет деньги на время — ей надо продержаться всего лишь один год», — уточнил эксперт.

Именно поэтому, добавил он, за госбюджет-2019 идут серьезные бои. Все политики хотят для своих участков и регионов субвенции. Ведь, по мнению аналитика, избирательная система, скорее всего, не будет кардинально изменена, а останется  пропорционально-мажоритарная, как и сейчас. Следовательно, мажоритарщикам необходимы субвенции для своих округов и электората.

«Более того, проблемные вопросы государства — например, по армии — это денежноемкие отрасли и требуют инвестиций. Вот можно с помощью западных кредитов получить эти инвестиции и пройти этот год, который с точки зрения долговой нагрузки на бюджет будет очень тяжелый — в прошлом году она была 30%, в этом году — 38%, в следующем может дойти до 40%. И МВФ дает деньги для того, чтобы проект, который он запустил в 2014 году, не вошел уже не в стадию технического, а реального дефолта. Потому что в противном случае это будет ударом по политическим элитам Европы и США», — заключил Руслан Бизяев.