Соответствующее заявление он сделал в эфире телеканала «112 Украина» 16 октября.

«Проанализировав состояние небоевых потерь за период боевых действий, то есть в период с 2014 по 2018 год, мы столкнулись с ужасной статистикой… Почти 900 украинских военных погибли в результате самоубийств, а также умышленных убийств. Это ужасные потери», — сообщил он.

По словам Матиоса, причинами этого являются посттравматические расстройства: человеческая психика не справляется с последствиями войны, что приводит к разбалансировке восприятия действительности и реальности.

«На всю армию у нас сейчас официально есть 300 психологов, которые имеют соответствующее образование. Но почти на 400 тысяч военных в государстве это мизер. И военная психиатрия, и военная психология как инструмент преодоления посттравматических расстройств у нас сейчас находятся в зачаточном состоянии», — добавил прокурор.

Доклад ООН: Трагедия Иловайска на совести украинских националистов
Доклад ООН: Трагедия Иловайска на совести украинских националистов
© РИА Новости, Дэн Леви | Перейти в фотобанк
Он также сообщил, что военная прокуратура начала проводить бесплатные учебные курсы для военных психологов. К семинарам планируется привлечь иностранных специалистов.

Ранее, в феврале, Матиос также поделился удручающей статистикой. По его словам, за первые два месяца 2018 года в украинских войсках насчитано 16 погибших от суицида, причем большинство из них — молодые люди 1995-1998 годов рождения. Телеканал «112 Украина» опубликовал документ с грифом «Для служебного пользования», согласно которому в январе 2018 года в ВСУ по небоевым причинам погибли 22 военнослужащих. Из них 11 совершили самоубийства, причем пять солдат и офицеров — в зоне АТО.

При этом военный обозреватель, бывший офицер главного оперативного управления Генштаба ВСУ, полковник запаса Олег Жданов считает, что среди его коллег самоубийц куда больше.

«Проблема в том, что у нас отсутствует институт гражданского контроля, и всю статистику ведет Минобороны. А Минобороны поступает с убитыми и ранеными на свое усмотрение: когда нужна конфронтация, боевые потери появляются, когда не нужна конфронтация, количество потерь занижается до минимума… На откуп командира отдано решение, куда записать погибшего бойца — в боевые потери или небоевые. От этого зависят государственные выплаты. За боевые потери выплачивается компенсация. Сколько реально человек погибло в этой войне, надо будет разбираться еще долго», — заявил он.