Андрей Суздальцев: кто он
Андрей Суздальцев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что в пятницу в Женеве на встрече с главой МИД РФ Сергеем Лавровым Вашингтон надеется понять, готова ли Москва следовать путем дипломатии в урегулировании ситуации на российско-украинской границе.

- Андрей Иванович, есть ли между Москвой и Вашингтоном какие-то договоренности хотя бы в части постсоветского пространства?

— Никаких договоренностей нет. Тут разные подходы. Россия считает, что поскольку она ядерная держава, то она имеет право на пояс безопасности вокруг своих границ. Но США и Запад считают, что никаких сфер влияния быть не может, отстаивают право расширения НАТО и размещения военной инфраструктуры. Противоречия очень жесткие, нигде у нас точек соприкосновения нет.

Единственное, что вряд ли США жаждут, чтобы началась война между Россией и Украиной, да и у Москвы такого желания нет. Идет борьба с тенью. Это борьба общих недоверий друг другу. Вашингтон не доверяет российским заверениям, что Россия не будет нападать на Украину, а Москва не верит обещаниям Вашингтону.

Украина в этой ситуации занимает роль мелкого хулигана, который пытается стравить во дворе разные группировки. Но на эти провокации дает ответы МИД в лице Захаровой. Мы давно бы договорились, если бы Киев себя сдерживал в своих провокационных выпадах против России и хоть как-то начал выполнять Минские соглашения.

- Как раз Зеленский заявил, что Россия сможет пережить возможное введение против нее новых санкций, и выступил с призывом ввести их уже сейчас. Это его самодеятельность или это согласованная позиция?

— Предложение ввести против России санкции за то, что она не делала (такого никогда не было в истории) — это инициатива Киева. Это очень опасная процедура. Получается, что вводятся санкции только за то, что есть Россия, у которой есть свое государство и своя армия. Это даже не империализм, это нечто другое.

Позиция Москвы понятна. Вы обвиняете нас в агрессии, но за последние четыре столетия Россия пережила массу вторжений, некоторые из которых закончились на Волге и приводили к сожжению Москвы. Но мы оказываемся в чем-то виноваты. У России плохой опыт взаимодействия с Западом. Все это заканчивалось обманом и новыми нападениями.

Получается, что Киев проводит политику уничтожения России руками Запада. Он пытается ввести против нас санкции за то, что мы русские и говорим на русском языке.

- Украинские эксперты говорят, что сейчас США действительно будут склонять Зеленского к выполнению Минских соглашений, а он этому будет сопротивляться. Нас еще устроит, если они будут выполнены или дорога ложка к обеду?

— Минские соглашения вполне актуальны, если Киев действительно хочет, чтобы Донбасс вернулся в состав Украины. Но ощущение такое, что они этого не хотят. В том-то и беда. Они хотят территории, но без населения, поэтому выборы и амнистия для них не имеют смысла. И Крым им нужен без проживающих там людей. Мы подписали эти соглашения как гаранты, под ними подписывался и Донбасс, и в нашем понимании международных отношений, договоры должны выполняться. Такая позиция остается.

- Я где-то слышал мнение, что даже если бы мы отдали Украине Ростов и Кубань, она бы от этого не стала более пророссийской. Решит ли вообще возвращение Донбасса все эти проблемы?

— Идеология современного украинского государства основывается на этническом национализме, что исключает существование России как таковой. Считается, что наша территория с ресурсами вплоть до Камчатки должна попасть в руки украинской элите. Аппетиты там ядерные. Мы никогда не накормим Украину.

Сейчас некоторые депутаты Госдумы и выходцы из Украины предлагают, чтобы Россия снова взяла на себя ношу по восстановлению Украины. Но за нашу совместную историю мы трижды восстанавливали Украину и трижды ее разворовывали. Сколько ж можно?

Так что мы очень рассчитываем, что это государство займется само собой, а не будет пытаться заполучить то, что им не принадлежит. А то уже дошло до того, что Блинкену показали карту Украины, по которой украинскими отмечены часть территории России, Белоруссии, Венгрии и Румынии. Аппетиты там ядерные. Мы должны потворствовать этим вещам, учитывая, что в некоторых регионах Украины и в российском Крыму период украинской власти считают оккупацией?

Андрей Золотарев: Байден требует от Зеленского буквального выполнения «Минска», а он этому будет сопротивляться
Андрей Золотарев: Байден требует от Зеленского буквального выполнения «Минска», а он этому будет сопротивляться
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Золотарев Андрей
Поэтому уступки за счет России должны быть прекращены. Мы немало уступили Украине и многим ей помогали. По различным экспертным расчётам, наша ресурсная поддержка Украины с 1991 по 2014 год составила от 40 до 80 млрд долларов, причем эта помощь была безвозвратная. Никакой Евросоюз никому так не помогает. Вот они к этому привыкли.

- Миротворческая операция в Казахстане может поспособствовать нашему возвращению на постсоветское пространство? Можем мы этот успех развить?

— Тут вопрос в другом. Мы решали вопрос о сохранении государственности Казахстана, потому что на каком-то этапе он оказался разорван на север и юг. То, что построил Нурсултан Назарбаев за 30 лет независимости, оказалось нежизнеспособно. Он построил авторитарно-олигархический режим под себя и свою семью. И на каком-то этапе оказалось, что у Токаева нет ни чиновников, ни силовиков, и даже правящая партия куда-то исчезла. Поэтому были введены войска, чтобы остановить процесс распада государственности.

Наши миротворцы были не только в Алма-Ате, но в Нур-Султане. Они охраняли не только резиденцию президента и аэропорт, но даже Нацбанк, штаб-квартиру службы безопасности даже Генштаб казахстанской армии. Надо было удержать ситуацию под контролем, иначе территория Казахстана могла попасть в руки кого угодно, начиная от спящих ячеек запрещенного в России ИГИЛ, и заканчивая Китаем.  

Мне кажется, что на Украине государство вроде бы есть. Есть армия. Вроде бы сами справятся. Но подобные ситуации в других странах постсоветского пространства могут возникать, потому что авторитарные режимы строятся не ради народных чаяний, а для себя. Все это заканчивается тем, что возникают народные восстания, которые перерастают в мятеж.

- В этом-то проблема, что у России нет ни ресурсов, ни желания включать территории бывшего СССР в свой состав, но без России они пропадут. Как быть?

— Это их проблемы. Там есть правящие кланы, но это иждивенцы. Их независимость основывается на антироссийских настроениях (когда мы слышим о многовекторности, то это всегда против России), но они считают, что Россия должна им помогать. И мы действительно помогаем Казахстану, хотя прекрасно знаем, что там дискриминируется русское меньшинство.

В таком формате у нас проблемы с другими страны. Наши отношения с Белоруссией сильно пострадали за четверть века, потому что Белоруссия проводила многовекторную политику, действовала против России, но требовала от нас огромную финансово-ресурсную помощь и получала ее. Они к этому привыкли.

Судьба этих народов в их собственных руках. Не Россия будет определять их будущее. Но нам бы не хотелось, чтобы их будущее решал НАТО, Китай или Турция, потому что они хотят принять участие в разделе этого пирога, а это уже вопрос нашей безопасности. Это важнее торговли и всего остального.

Поэтому надо переформатировать нашу политику в постсоветском пространстве. Время пришло. С 2014 года мы до сих пор не справились с последствиями украинского кризиса, и они до сих пор катятся.