Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

На фоне предстоящих переговоров российского и американского лидеров, которые запланированы на 7 декабря, президент США Джо Байден заявил, что не признает какие-либо «красные линии в ситуации с Украиной. «Красными линиями» российские власти считают размещение вооружений на территории страны-соседки, а также угрозы вступления Украины в НАТО.

- Марат, одной из тем беседы Путина и Байдена станет Украина. О чём президенты России и США могут договориться на этом направлении и какие в целом ожидания от их переговоров?

— Я думаю, что в первую очередь президенты, конечно, подтвердят приверженность исполнению Минских соглашений. Второе — думаю, что они проговорят вопрос безопасности и, 

Марат Баширов: кто он
Марат Баширов: кто он
© РИА Новости, Алексей Куденко
возможно, проговорят как гуманитарные вопросы, которые связаны как с условиями проживания на территории двух непризнанных республик, так и обмен пленными, чего очень давно уже не было. Я думаю, что эти вопросы будут главными.

- При этом, судя по публичным заявлениям, они далеки от согласия: Россия постоянно говорит о «красных линиях», США — о том, что ничьи «красные линии» не признает. Насколько далеко Штаты смогут зайти в непризнании этих «красных линий»? Что обсуждать, когда ситуация выглядит непримиримой?

— Здесь, в первую очередь, внутренняя риторика, как мы понимаем. Во-вторых, что бы ни происходило завтра в переговорах между президентами Путиным и Байденом, в любом случае, США всегда будут говорить, что они поддерживают Украину, потому что для них там есть определенные важные темы. Они касаются энергетики, продажи американского оружия украинским вооруженным силам. Поэтому словесная риторика всегда будет такой.

«Минск-2» выгоден России. Потому что он может геополитически изменить Украину
«Минск-2» выгоден России. Потому что он может геополитически изменить Украину
© коллаж Украина.Ру
Другой вопрос, что США могут сдвинуть с мертвой точки все, что касается Минских соглашений, реализации, в первую очередь, по формуле Штайнмайера, на чем, кстати, настаивает Германия.

Мне кажется, что, в связи с тем, что 8 декабря в Германии появится новый канцлер, господин [Олаф] Шольц, США вполне могут преподнести ему такой маленький «подарок». Это если вдруг не будет каких-то включений с госпожой [Ангелой] Меркель, которая пока что исполняет обязанности канцлера — она в общем-то хотела поговорить на тему, связанную с Украиной еще до своего ухода с поста, для нее это было принципиально важно. Так что завтра могут быть и такого рода сюрпризы.

- Какие договоренности, достигнутые на переговорах Путина и Байдена в Женеве, удалось реализовать?

— Во-первых, все, что связано с борьбой с киберпреступлениями. Мы знаем, что резко сократилось количество атак на стратегические объекты в США. При этом, мы знаем, что были задержаны часть россиян, которые очевидно в этом участвовали, также те, кто участвовал в отмывании денег — это такая совместная задача была. Плюс, в ходе этой совместной работы, обмена разведданными, что всегда полезно обеим сторонам, вскрылось, что большинство преступлений совершаются с территории Украины. То есть очень много хакеров работают именно оттуда. Это было неожиданно и для нас, и для американцев.

Холодная кибервойна: почему США хотят ударить по российским правительственным сайтам
Холодная кибервойна: почему США хотят ударить по российским правительственным сайтам
© U.S. Air Force / Maj. Christopher Vasquez
Во-вторых — президенты договорились о реализации зеленой повестки, того, что касается Парижских соглашений, вопросов, связанных с климатом. И тут мы видим, что и президент Путин активно дает поручения правительству, и Байден достаточно уверенно проводит эту линию. А это важно для всего мира: когда две такие державы одновременно реализуют такие проекты или заявляют о приверженности, то это говорит о том, что вопрос серьезный. И другие страны принимают это во внимание.

Третью тему обсуждения пока не удалось осуществить — это вопросы мировой безопасности. Но, мне кажется, это как раз то, что президент Путин уже анонсировал, когда говорил о вопросах безопасности в Европе, о том, что нужно на определенное расстояние от границ Белоруссии и России отодвинуть войска. То есть, и мы отведем войска, даже если они находятся там как в местах постоянной дислокации, и то же самое сделают войска НАТО.

И последнее, то, о чем они еще наверняка могут поговорить — это вопросы, связанные с разработкой нового договора по ракетам. Потому что мы видим, что у нас появились новые гиперзвуковые ракеты, Китай провел испытания таких ракет. Мы продемонстрировали, что можем сбивать спутники, сбили свой старый спутник — это показывает наши возможности. Я думаю, что эти темы тоже будут в повестке дня.

- Как считаете, будет ли Путин настаивать на проведении «Хельсинки-2», чтобы создать новую систему безопасности? Старая, очевидно, не работает.

— Я думаю, что он может дать старт этому. Как раз вот это предложение президента Путина [отодвинуть войска от границ] касается даже не территории США, а территории Европы. Эту работу невозможно организовать, пока те же США не поговорят с европейскими странами. Был сдерживающий момент — в Германии не было постоянного канцлера. Также у господина [Эммануэля] Макрона руки так-то связаны, потому что у него уже началась предвыборная кампания, и он отвлекается на внешнеполитические вопросы, связанные с Ближним Востоком.

«Оставить будущее Донбасса украинцам». Кто пытается повысить ставки перед встречей Путина и Байдена
«Оставить будущее Донбасса украинцам». Кто пытается повысить ставки перед встречей Путина и Байдена
© POOL / Перейти в фотобанк
Тем не менее, я думаю, когда появится канцлер, и если Байден начнет вносить какие-то предложения, интересные Германии и Франции, тогда и Макрон активно включится. Тут многое зависит от того, какие сигналы господин Байден подаст.

- Президенты Украины сначала Петр Порошенко, а потом и Владимир Зеленский постоянно заявляли  и заявляют о принципе «ни слова об Украине без Украины» — насколько этот принцип жизнеспособен, учитывая, что ни одни российско-американские переговоры не обходятся без этой темы?

— Зеленский, в принципе, и прав, и не прав. Вопрос Украины рассматривается в двух плоскостях. Первое — это вопрос безопасности. Тут мы понимаем, что Украина, конечно, на птичьих правах — как США и Европа скажут, так и будет.

А вот когда вопросы касаются гуманитарного плана, например, того, как живут люди на территории ЛДНР, то тогда в первую очередь отвечает Украина за эти вопросы. Ведь от нее зависит, что там в конечном итоге будет происходить с точки зрения энергопроцессов, снабжения водой и остального.

Просто Зеленский постоянно путает эти темы, ему кажется, что все это как бы один такой веник — но нет, это разные прутики, который нужно обсуждать отдельно.