- Сергей, какие вопросы, по вашему мнению, будут обсуждаться на встрече Путина и Лукашенко? Стоит ли нам ожидать каких-то прорывов и интересных заявлений?

— Интересные заявления, безусловно, будут, так как встреча проводится в канун парламентских выборов в России. К тому же не за горами референдум по принятию новой белорусской Конституции. Президенты должны сформулировать нужные посылы для обществ и политических элит. Определенно, обсудят текущие экономические вопросы, согласуют кредитные истории и, конечно, проговорят план работы на следующий год. Уже озвучено, что белорусская сторона поднимет тему компенсации за налоговый маневр.

Также одним из превалирующих станет вопрос безопасности, как в контексте внутриполитической ситуации в союзных странах, так и в том, что касается Евразийского пространства в целом. Здесь, разумеется, тема Афганистана и охраны наших южных пределов видится главной.

В этой связи наверняка лидеры уделят внимание способности ОДКБ решать возложенные на организацию задачи. По сути для ОДКБ решение афганской проблемы станет боевым крещением, потому что ранее мы не сталкивались со столь серьезным вызовом военного характера в рамках зоны влияния. В общем, повестка встречи обещает быть насыщенной.

В Белоруссии к пророссийским организациям относятся двусмысленно - Лущ
В Белоруссии к пророссийским организациям относятся двусмысленно - Лущ
© Facebook, Сергей Лущ

Вместе с тем ожидать прорывных решений не стоит. Ажиотаж вокруг интеграционных карт в основном создают журналисты. Надо понимать, что принятию стратегических решений всегда предшествует активная информационная кампания, вектор которой задается сверху.

Иными словами, когда придет время активной фазы интеграции, пропустить ее будет просто невозможно.

- Когда все-таки стоит ждать реального наполнения содержанием Союзного государства России и Белоруссии? Какие перспективы у этого государственного образования?

— Дело в том, что сегодня произошло наслоение разных видов белорусско-российской интеграции — по линии Союзного государства, Евразийского экономического Союза. А ведь есть еще союзные и межгосударственные программы. Поэтому порой трудно понять, о каком формате интеграции идет речь. Если же говорить конкретно о перспективах Союзного государства, то Лукашенко четко озвучил свою позицию, суть которой в том, чтобы развивать в первую очередь экономические связи, отложив вопрос создания наднациональных органов «за скобки».

То же касается и других тем политического кейса, например, признание Крыма. Судя по заявлениям из Минска и Москвы, главы государств не видят эту тему среди неотложных. Притом что многим гражданам Республики Беларусь хотелось бы ускорить процесс.

Реальная интеграция протекает в нескольких измерениях, и политическое — лишь одно из них. Драйвером же интеграции должен стать принципиально иной уровень экономического сотрудничества в рамках альянса, когда каждый гражданин Союзного государства сможет в собственном кошельке увидеть положительные стороны объединения. В свою очередь, это придаст позитивную динамику и политическому измерению.

Сейчас в приоритете — согласование «дорожных карт», которые как раз призваны сблизить наши экономики. Будем надеяться, что встреча в верхах наконец раскроет содержательную часть карт и запустит их практическое внедрение.