Игорь Тулянцев: кто он
Игорь Тулянцев: кто он
© Sputnik / Miroslav Rotar
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак стал первым высокопоставленным гостем, который приехал в Молдавию после назначения нового правительства во главе с Натальей Гаврилицей, а также первым представителем России, посетившим страну после избрания Майи Санду на пост президента в ноябре прошлого года. Судя по заявлениям сторон, визит прошел доброжелательно и конструктивно. В частности, было принято решение о снятии ряда торговых ограничений.

- Игорь, можем ли мы утверждать, что условно прозападной Санду в отношениях с Москвой удалось добиться больше, чем условно пророссийскому Додону?

— Начнем с того, что Игорь Додон действительно «условно пророссийский». В годы его президентства не было сделано ни одного шага в сторону России. По крайней мере, все его предвыборные обещания никак не соответствовали тому, что происходило на практике.

В России прекрасно знают, что к журналистам, политикам и деятелям культуры было особое внимание со стороны Пограничной службы Молдавии. Многих разворачивали, многих делали персонами нон грата. Не решались вопросы русского языка, российских телеканалов и другие вопросы отношений с РФ. Все это было под прессингом и под пристальным вниманием системы, которую возглавлял Додон.

Что касается Майи Санду, то такие однозначные оценки тоже давать рано. Да, Санду по итогам парламентских выборов получила абсолютное большинство. Но все прекрасно понимают, что за ее партию PAS голосовали потому, что это фактически был третий тур президентских выборов. А если продолжать эту логику, то Майя Санду победила не потому, что она Майя Санду и зовет всех на Запад, а потому, что ее оппонентом был Игорь Додон.

Возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что при Санду легче не будет. Просто Санду нужно снять напряжение относительно ее активной прозападности. Те люди из левого электорального поля, которые голосовали за Санду, не голосовали за европейский выбор. Они голосовали против коррупции. И благодаря визиту Козака Санду сняла с себя этот шквал обвинений.

В принципе, имея всю полноту власти, когда Санду никто не мешает (Игорь Додон — это не оппозиция, а человек, который просто присутствует в медийном пространстве), она хочет заручиться поддержкой и русскоязычного электората. Да и вообще сегодня не время воевать с Россией.

Как будут дальше развиваться события, сложно предугадать. Это зависит и от того, как у России будут складываться отношения с «коллективным Западом», и с европейцами, и с американцами. Потому что команда Санду уж очень сильно зависит от западного мнения.

- Мог ли на этот визит повлиять молдавско-украинский конфликт вокруг судьи Чауса?

— Скорее, нет. Хотя этот эпизод Санду будут постоянно напоминать. В любом случае это не может не сказаться на личных отношениях между Санду и Зеленским. С другой стороны, мы понимаем, что оба этих политика сегодня активно работают с Западом, и если очень нужно будет, то их все равно склеят.

Ситуация, конечно, неприятная. Это большое пятно на имидже Майи Санду. Такой скандал, который произошел почти сразу же после ее победы, не может не отразиться на ней. Но приезд Козака не имеет к этому никакого отношения.

Если вы думаете, что Санду таким образом ищет себе запасной аэродром в случае смены внешнеполитического курса, то это не так. Она — убежденный прозападный политик. Она любит Запад по своим идеологическим предпочтениям. В этом смысле ее с Додоном сравнивать нельзя.

Додон любил не Пушкина, не людей или территории, а гранты, кульки и пакеты. Это совершенно другая история.

- Как вы полагаете, чем закончатся переговоры между Москвой и Кишиневом по газу, и как на эти переговоры повлияет приднестровский фактор? Ведь Кишинев, насколько я понимаю, платит за Приднестровье…

— Этот вопрос открыт уже не первый день. Это очень сложный вопрос. Россия говорит, что, если Молдавия считает Приднестровье своей территорией, пусть с ней сама и разбирается. Козак же не зря подчеркнул, что приднестровский конфликт — ваше внутреннее дело, а Россия может лишь поспособствовать сближению правого и левого берега Днестра.

С другой стороны, вопрос газа всегда стоит на проверке дня. Он решится, если все стороны переговоров проявят политическую волю. На теме газа и электроэнергии делаются огромные «схемы», «откаты» и «распилы». Элиты и с правого, и с левого берега очень хорошо на этом зарабатывают.

Поэтому я думаю, что решение этого вопроса действительно находится в плоскости чиновников местного разлива. Никому не хочется решать вопрос. Иначе высокопоставленные чиновники лишатся огромного дохода.

- Вы уже упомянули слова Козака о том, что приднестровский конфликт — внутреннее дело Молдавии. Позиция России останется таковой или поменяется?

— Россия может поменять свою позицию только в случае каких-то крайних мер. Если завтра, не дай Бог, начнутся боевые действия, Россия не будет оставаться в стороне, мол, это ваше внутреннее дело, вы там постреляйте и разберитесь сами. Россия вмешается. Точно так же, как и в 90-х годах благодаря России на обоих берегах Днестра воцарился мир. Эта миротворческая операция была одной из самых успешных операций на континенте. Все это прекрасно понимают.

Все это время Россия всегда делала все возможное, чтобы наладить отношения между двумя берегами Днестра, но при этом подчеркивала, что Молдавия — это единое, суверенное и независимое государство, и что Приднестровье — это часть Молдавии.

Свою позицию в этом вопросе Россия никогда не меняла.

- Сейчас в Киргизии и Казахстане были случаи русофобии на бытовом и низовом уровне. Есть ли что-то подобное в Молдавии?

— Это носит единичный характер. Молдавский, русский и другие народы всегда жили на этой территории мирно. Нет у нас национальных проблем.

Понятно, что кому-то всегда хочется разжечь эти конфликты. В политике есть горячие головы, которые хотят вытеснить русский язык из общественно-политической деятельности. Кстати, при Додоне эта тема развивалась и продолжалась. Кто бы у нас к власти ни приходил, политика на выдавливание русского языка осуществлялась.

Молдавия богаче Украины. Ищенко ответил на вопрос, когда и чем завершится конфликт в Приднестровье
Молдавия богаче Украины. Ищенко ответил на вопрос, когда и чем завершится конфликт в Приднестровье
© 2000.ua / Перейти в фотобанк
Но есть и объективные причины. Большая часть русского населения в Молдавии уехала из страны в поисках возможности заработать деньги и обеспечить свою семью. И это вопрос к власти. Но так, чтобы были драки или резня на национальной почве, — такого нет.

Если есть единичные случаи, то пока они остаются таковыми.

- Как вы считаете, есть ли будущее у молдавской государственности? Или ее просто поделят, когда часть уйдет в Румынию, а часть — под протекторат России?

— Я уверен, что есть. Территория Молдавии и Бессарабии была под оккупацией Румынии с 1918 по 1940 год. Это было 22 года тотальной румынизации. Детей били плетьми только за то, что они говорили по-русски. Людей преследовали за симпатии к Москве. И никакой альтернативной позиции не было. С 1941 по 1944 год здесь были фашистские оккупанты.

После всех этих ужасов я мало верю в какую-то кончину молдавской государственности с помощью ребят, которые находятся у власти. Хотя система Плахотнюка пыталась обанкротить Молдавию, как банкротили предприятия в 1990-е, чтобы продать за копейки.

Додон в этом смысле был помощником Плахотнюка. Он был власовцем и скрытым врагом. Майя Санду же сразу определила свои взгляды и ориентиры.

Но я все же верю, что мы придем к чему-то позитивному. Самое темное время перед рассветом. Мы переживем это темное время, а дальше все будет хорошо.