Андрей Грозин: кто он
Андрей Грозин: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Совет Госдумы РФ подготовит обращение на имя председателя парламента Киргизии взять на личный контроль ситуацию с нападением на девушку-продавца из-за того, что она говорила с покупателем на русском языке. Об этом заявил спикер Вячеслав Володин. Он отметил, что это не первый случай, учитывая, что русский язык в Киргизии носит статус официального, и это положение закреплено в Конституции страны. Депутаты также предложили запретить въезд в Россию лицам, притесняющим русскоговорящих.

- Андрей Валентинович, чем вы объясняете этот всплеск бытовой русофобии в Киргизии, учитывая, что на официальном уровне Бишкек вроде бы ничего подобного не позволяет?

— А разве два или три года назад было по-другому? Просто никто не обращал внимания на проблемы, которые были у мальчика, который ездил на спортивные сборы, и на проблемы девушки, в которую этот ублюдок бросал подручные предметы, потому что она ему ответила не на том языке. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что Россия наконец-то стала видеть за этим не просто отдельные явления бытового характера, а системное явление.

Русофобия как таковая носит разные личины. Она может быть проявляться в том, что у отдельных индивидов нет зачатка бытовой культуры, как мы видели на этом видео с девушкой. То есть это дикарь, который спустился с гор за солью, нарвался на человека, который ответил ему на непонятном языке, и ответил ему так, как он счел для себя возможным.

Если говорить конкретно о Кыргызстане, то там национальное выпячивание автоматом тащит за собой русофобию. Потому что любой национальный режим пытается себя закрепить на фоне отрицания прежнего (советского и русского). Почему на Украине рушат памятники Ленину, построившему Украину из кусочков, которыми она была до этого? Потому что необходимо отрицать прежнее для того, чтобы закрепить свое нынешнее состояние. Мол, мы такие хорошие, а все, кто был до нас, — враги, предатели и непонятные люди, наследие которых мешает нам жить.

В других республиках борьба с этим наследием тоже имеет место. Просто где-то оно имеет место в диких и безумных формах (как на Украине), а где-то происходит вялотекущим образом, как в той же Киргизии. Потому что страна, из которой уезжает европейское население и носители русского языка, становится все более и более дикой. Оттуда уезжают носители цивилизации, и там остаются носители очень своеобразных традиционных ценностей вроде вуйков с Карпат.

Всякое чужое (русское) вызывает у них отторжение. Потому что и к киргизам, и к казахам, и к белорусам, и к прибалтам цивилизация пришла в обличие русского языка в 19 веке. Европеизация, строительство городов, литературный язык — все это пришло с русского языка, а потом переложилось на национальные языки.

Русская культура служила предохранительным клапаном для того, чтобы, как писал Данилевский в своей книге «Россия и Европа» (нам ее вместо Солженицына нужно ввести в школьную программу), «дикокаменных киргизов не разорвало от новых знаний и новых умений». Как и выходцам с диких Карпат, которые никогда в жизни не видели ничего, кроме своего хутора. А русский язык был для них чем-то переходным. С чего начинался Шевченко? Со всего, что сейчас предается анафеме не только в отдельно взятой Украине, но и на всем постсоветском пространстве.

- В чем состоит специфика этой киргизской русофобии?

— Киргизия — особая страна. В сравнении со своими среднеазиатскими соседями это самая свободная страна, где людям позволяют открывать рот и где даже в умеренных количествах можно критиковать президента. Киргизы еще со времен президента-академика Акаева привыкли к некоторой вольнице. Но вольница предполагает также ответственность, с которой там большие проблемы.

В Киргизии произошло три силовые смены власти, каждая из которых тащила за собой людей, пытавшихся понравиться населению. Что они для этого делали? Напяливали на себя колпак (национальный символ, который нельзя оскорблять) и говорили о величии нации. В этом смысле все наши постсоветские республики одинаковые. Про величие казахов, азербайджанцев и украинцев можно писать целые монографии, другое дело, что в России этим никто не занимается.

Илья Намовир: Казахстанская власть меняет тактику в использовании национал-патриотов
Илья Намовир: Казахстанская власть меняет тактику в использовании национал-патриотов
© Facebook, Ilya Namovir
В Киргизии новая власть всегда вытаскивает людей, которые пытаются играть на пустых и тупых народных интересах. Там Государственный комитет национальной безопасности возглавляет человек, про которого сами киргизские эксперты говорили, что у него двузначный IQ. Теперь, когда он возглавил главную спецслужбу, о нем так не говорят. Потому что если они так скажут, их быстренько закроют. Пена революции вытаскивает на вершину волн не самых лучших, а тех, которые попались. Кыргызстан — это, с одной стороны, самая свободная страна, но президент там — не до конца отсидевший срок уголовник. Чего ждать от такой страны?

- Как России следовало бы поступить в отношении русских в Киргизии?

— России давным-давно надо было бы всех русских оттуда вывезти. Да, их там специально никто не притесняет. Это единственная среднеазиатская страна, где русскому языку присвоен официальный статус. По всем законодательным актам для русских там самая лучшая среда. Лучше, чем в Казахстане и Узбекистане, где тоже большие русские диаспоры.

Русофобия в Киргизии носит индивидуальный характер. Но это было и пять, и десять лет назад. То, что на это стали обращать внимание, — это хорошо. Страна, которая абсолютно зависима от Москвы, должна каким-то образом культивировать в своих гражданах если не уважительное, то нормальное и спокойное отношение к России. Чтобы там не было дискриминации по национальному, языковому и религиозному принципу. Я думаю, это не сверхневозможное требование. Это можно выполнить.

А таких людей, которые пытаются кому-то что-то доказать с применением физической силы, нужно брать на заметку. Господин Примаков-младший правильно сказал, что нужно создать базу данных, чтобы люди и их дети, которые участвовали в этой травле, в Россию больше никогда не въехали бы, и в вузы бы не поступили, и работу бы не получили. Необходимо действовать именно в таком ключе.

Повторюсь, саму по себе нынешнюю власть избрало население Киргизии. По крайней мере, за нынешнего лидера проголосовали 80% граждан, хотя на выборах проголосовало наименьшее за всю историю число избирателей. За ним народ. Он приезжал в Сочи, встречался с президентом России, никаких негативных комментариев с двух сторон не было, Россия обещала выполнить взятые на себя до переворота обязательства по экономическим проектам. Здесь обе стороны понимают друг друга и не имеют претензий.

Понятно, что отдельные проявления русофобии портят эту благостную картину и требуют определенного вмешательства. Русофобия должна быть наказуема. Не важно, где это происходит. В столице постсоветской русофобии Киеве или в относительно спокойной Киргизии.

- Есть ли у России технические возможности закрыть въезд для русофобов, учитывая членство Киргизии в ЕАЭС?

— Почему нет? Это все технически решаемо. У нас составляется куча взаимных списков людей, которые нежелательны к въезду как носители радикалистской идеологии религиозного свойства (этими списками обмениваются все страны ЕАЭС). Наверное, следовало бы ввести категорию лиц, присутствие которых на территории России не приветствуется. У нас есть организации и СМИ, которые воспринимаются нами не слишком положительно. Надо вводить и списки таких людей.

Запрет на въезд в Россию для больших шишек из Госдепа — это одно. Но если подобные вещи происходят на низовом уровне, то это тоже требует своей реакции. Предложение Примакова заслуживает внимательного рассмотрения. Люди, которые пытаются уничтожить и ограничить влияние России, русского языка и культуры, не должны ехать в Россию. Пусть едут в Латвию или Эстонию. В этих болотах для них самое место.

- Со стороны представителей среднеазиатских государств тоже есть много жалоб на то, что к ним плохо относятся в России (проверки со стороны правоохранителей и презрительное отношение в обществе). Нужно ли нам что-то делать с этим?

— Безусловно. Я не говорю, что Россия в этом отношении белая и пушистая. Но танго — это танец, который танцуют вдвоем. Прижимая к ногтю скинхедов, которые пытаются истребить всех «черных», мы должны требовать чего-то подобного от наших партнеров.

Киргизия, на мой субъективный взгляд, по большей части параметров своего существования зависит от России. Как и Таджикистан (у Казахстана и Узбекистана в этом плане больше свободы). От такого рода государств мы должны требовать соответствующего отношения. Но это не снимает с нас необходимости борьбы с расизмом и нацизмом. Какой бы он ни был, он не подходит для России ни в каком варианте.

Россия как империя — это страна, которая переваривала разные народы. Сейчас Россия строит государство, где нет разницы между русским и киргизом, продвигается по правильному пути. В ситуации глобального мира мы тоже зависим от киргизского велосипедиста, который привозит еду к нам в офис. Мы не можем отгородиться от остального мира и выстроить русскую националистическую квартиру.

- Когда мы пытаемся говорить о проявлении русофобии в Казахстане или Киргизии, мы в то же время боимся обидеть наших союзников и боимся, что они пойдут по пути Украины. Как перебороть это предубеждение?

— Мне кажется, что это уже переборено. Посмотрите, как прошли учения в начале августа. Мы продемонстрировали нашим союзникам, которые до дрожи в коленях боятся экспансии из Афганистана, что мы готовы их защитить, если они об этом попросят и если в этом будет смысл. Не более того. Мы не обязаны разворачивать там новые военные объекты или посылать псковских десантников в какой-нибудь Куляб.

Владимир Лепехин: Политический кризис в Киргизии угрожает стабильности всей Средней Азии
Владимир Лепехин: Политический кризис в Киргизии угрожает стабильности всей Средней Азии
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Россия сейчас достаточно спокойно относится к вызовам, которые наши западные партнеры пытаются создать по периметру наших границ. Да, это неприятно и требует реагирования. Но тех ресурсов, которые в течение последних десяти лет тратились на выстраивание безопасности в Киргизии и Таджикистане и которые тратились на создание экономических сдержек и противовесов после введения антироссийских санкций, достаточно. Не надо форс-мажора. Надо работать в плановом режиме. Тогда будут и гиперзвуковые ракеты, тогда будет и безопасность на российских границах.

Для того чтобы у России было хорошо по ее границам, России нужно, чтобы хорошо было у нее внутри. Нужно ориентироваться на наши внутренние проблемы наших регионов, начиная от транспорта и логистики и заканчивая экономическими проектами. Почему Киргизия так льнет к России? Потому что у нее нет других вариантов. Никто больше на содержание в том объеме, который осуществляет Россия, брать ее не будет. Ни Китай, ни Турция, ни США. Принимать их трудовых мигрантов тоже не будет. В Россию на заработки едут сотни тысяч, в Казахстан — десятки тысяч, в Корею — тысячи. Из этой объективной ситуации ты никак не выскочишь.

- Какую политику России следует проводить в отношении киргизской власти и киргизских граждан?

— Нам не нужно завоевывать расположение властей и народов этих государств. Они сами знают, что без России будут испытывать серьезные проблемы. Скорее всего, они не будут властью, если Россия прекратит партнёрство и по линии ЕАЭС, и по линии двустороннего сотрудничества. Кыргызстан — страна, где Россия оплачивает лет пять питание для младших школьников. Это несколько сот тысяч человек. Россия могла бы потратить эти деньги на кормление своих детей (хоть они с голоду не пухнут). Но мы могли бы найти применение этим деньгам.

Это просто одно из проявлений того, насколько в хорошем смысле предвзято Россия подходит к этой стране. Я не говорю уже о списании долгов, предоставлении беспроцентных ссуд на формирование бюджета (зарплаты врачам и учителям), поставках вооружения по льготным ценам и поставках топлива. Кыргызстану мы ежегодно оказываем помощь на 500-700 млн долларов. Эта страна зависит от Москвы гораздо сильнее, чем от Анкары или от Пекина. Просто Пекин посадил их на долговую иглу. А если из-за речки полезут бородачи, то вся киргизская власть повторит путь Акаева, который на прошлой неделе болтался между Москвой и Бишкеком. Ну власть-то уедет в Москву, а что будет с остальными — это большой вопрос.

В отличие от Украины, где люди разбегаются кто на запад, кто на восток, у Киргизии такой возможности нет. У них с одной стороны Афганистан, с другой — Китай, с третьей — Казахстан, который воспринимает Кыргызстан как очень маленького брата.

Сейчас в Киргизии говорят, что Россия намеренно использует отдельные случаи бытовой ксенофобии, для того чтобы давить на Бишкек. Дело не в этом. Просто стране, которая по сути находится на содержании России, нужно демонстрировать большее понимание российских интересов. Ей необходимо не на словах, а на деле защищать русский язык. Ей необходимо защищать русских в Бишкеке, Нарыне или Оше. От Киргизии не требуют целовать туфли, как раньше целовали туфли турецкому султану. От нее требуется понимание, что Россия уже не та, которая была до Майдана, и что она не будет терпеть издевательства над русским языком и своими гражданами.

Вчерашний видеоролик показателен в том смысле, что коллега русской девушки, будучи киргизом, пытался разнять их. Там тоже люди разные. Там есть настоящие друзья России, которые некоторым нашим записным патриотам дадут 100 очков вперед. Многие из них воевали в Донбассе и участвовали в ситуации в Южной Осетии. Нельзя всех стричь под одну гребенку. Необходимо навести элементарный порядок, когда бытовой национализм будет осуждаться в обществе и наказываться в соответствии с административным и уголовным кодексом.