Андрей Суздальцев: кто он
Андрей Суздальцев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в комментарии изданию Украина.ру

Президенту Владимиру Путину 30 июня в ходе прямой линии задали вопрос, будет ли он встречаться с Зеленским и почему Украина не входит в список недружественных стран?

В ответ на это глава государства заявил, что считает русских и украинцев одним народом, но нынешнее руководство Украины настроено недружественно к России. Он также напомнил об украинском законопроекте, где русский народ не указан как коренной.

Российский лидер также обратил внимание, что у тех сил на Украине, которые хотели бы укреплять отношения с Россией, нет для этого легальной возможности.

Зеленский, по словам Путина, отдал страну под внешнее управление. Вопросы решаются в США. При этом Путин не отказывается от встречи, но надо понять, о чем говорить.

Также президент пообещал написать статью, посвященную русским.

Андрей Суздальцев, отвечая на вопрос, как в связи с этим будет выстраиваться новая политика России на украинском направлении, заявил следующее:

- Обычно у России лучше получается диалог с официальными врагами. У нас были сложные отношения с Украиной при президенте Порошенко, но там, как ни странно, была линия контакта между Кремлем и Киевом. Здесь такой линии нет. Да, Зеленский шел на выборы под лозунгом, что Украине нужен мир, но потом стал заявлять, что нужен мир на украинских условиях. Поэтому такой горячей линии установлено не будет.

В понимании российского руководства президент Украины несамостоятельная личность. Это президент, который не принимает окончательных решений. Окончательные решения за него принимают внешние силы. Идти с ним на диалог, тем более в формате саммита — значит унижаться, понижать свой рейтинг до уровня несамостоятельной державы, лидер которой ограничен в своих возможностях. Зеленскому для статуса необходимы эти переговоры с Путиным. Все плюсы от встречи получит Зеленский, и поэтому такое сомнение в этой встрече со стороны России.

Мы не говорим, что эта власть нелегитимная. Она легитимная, президент избирался. Выборы мы публично не признавали, хотя телефонные разговоры с Зеленским были, и в Париже был диалог, но не более того. Мы исходим из того, что страна ставила задачи не просто противодействовать России, а еще и объявить себя жертвой России, что неправда. И лозунг о «войне с Россией до победного конца» сохраняет свою актуальность. Так что каких-то системных взаимоотношений построено не будет.

Формула о «дружественном народе» была всегда и останется. Можно ее поддерживать, можно критиковать, но мы должны понимать, что украинский народ выбирает Порошенко и Зеленского, людей, которые берут за основу антироссийские лозунги. Мы должны это помнить. Это не тот случай, когда якобы захваченный хунтой украинский народ тянется к России. Этого нет. Мы понимаем, что это историческая политика. Но в реальности мы также понимаем, что это страна глубоко нам враждебная.

Что касается упрощения гражданства для граждан Украины, то есть критика и внутри России. Наше экспертное сообщество расколото. Одно считает, что это необходимо, другие считают, что эти люди не должны покидать свою исконно русскую землю, которая тысячелетиями осваивалась и защищалась, и что ее нельзя отдавать бандеровцам. Это эвакуация, но это не решает проблему. Решает проблему то, чтобы часть территории Украины с русским и русскоязычным населением, которое не хочет признавать Украину, надо забирать вместе с землей. Есть и такая позиция.

Другая позиция состоит в том, чтобы вывести людей, обеспечить им жизнь и предоставить российский паспорт как некую страховку на случай, если они подвергнутся давлению и насилию со стороны украинских властей.

Поскольку в Госдуму внесли законопроект о репатриации, то, как сейчас модно говорить, выбрана позиция Light.