-Константин, вышла ваша новая книга «Жизнь как приключение, или писатель в эмиграции». О чем она? Правильно ли я понимаю, что в нее вошли ваши статьи, опубликованные в нашем издании Украина.ру?

— Не совсем. В неё вошли некоторые статьи разных лет, отчасти опубликованные в «Украина.ру», а также и в других изданиях. Но большая часть это тексты мемуарного, художественного, документального наполнения, а не только политическая публицистика. Ее-то как раз в книге немного.

Больше воспоминания об известных людях, об удивительных местах, порою даже лихих праздниках; хотелось создать книгу весёлую и оптимистическую — настоящее веселье в наше время, к сожалению, дефицит.

Константин Кеворкян: РФ переоценила разумность украинских оппонентов на пропагандистском фронте
Константин Кеворкян: РФ переоценила разумность украинских оппонентов на пропагандистском фронте
© РИА Новости, Владимир Трефилов

-Вы уже 7 лет в эмиграции. Уехали из родного Харькова в Крым в 2014 году. Что значит быть эмигрантом? 

— Быть эмигрантом — значит по тем или иным причинам стать человеком лишенными привычной среды обитания. Следовательно —человеком, начинающим заново жить. Конечно, молодым это проще, но и человеку в возрасте, порою, это даёт новый импульс.

Эмиграция это вызов, повтор собственных знаний, проверка умений на практике. Следовательно — прежде всего — надо не бояться. Знаешь, умеешь, сможешь. А немного удачи не помешает всегда и везде — даже дома.

-Ваши книги, изданные в России, запрещены к ввозу на территорию Украины. Почему? Какие к ним претензии? Попадают ли они все-таки туда, и если да, то есть ли какие-то отзывы о них от украинских читателей? 

— Запрещены не только мои книги, но и все книги издательства «Книжный мир». Это показательный пример дикости и средневековья, в которое погрузилась Украина — запреты целыми списками, цензура сотен фильмов, книг, запрет писателей и артистов…

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Режим запрещает книги, СМИ, произведения искусства, потому что не может им противостоять, потому что боится. Страх — вот главный цензор. И это страх не каких-то метафор, художественных приёмов или конкретных артистов. Ужас перед действенной альтернативой, царящей на Украине государственной лжи. И если ложь запрещает правду — это лучший комплимент.

-Думаете, вы еще сможете вернуться в Харьков? 

— Возвращение всех нас зависит от многих факторов, но по большому счёту я оттуда и не уезжал — моя работа предполагает пребывание в украинской повестке дня, понимание происходящих событий, необходимость следить за ними в режиме реального времени. В книге «Жизнь как приключение» много Украины, но и много России. Потому что для меня это единой целое моей собственной жизни.

Константин Кеворкян: Рано или поздно Лимонову поставят памятник в Харькове
Константин Кеворкян: Рано или поздно Лимонову поставят памятник в Харькове
© РИА Новости, Владимир Трефилов

-В прошлом году от нас ушел Лимонов, как и вы уроженец Харькова. Есть ли в вашей новой книге что-то о нем?

— Если есть о Харькове и о Москве, то есть и о Эдуарде Лимонове. Благо, есть что вспомнить. Но не только о нем — в книге об очень многих известных и не очень известных людях, местах, фактах. На то она и «Жизнь как приключение».