Об этом он рассказал в интервью изданию «Украина.ру».

- Год 2020-й заканчивается. На ваш взгляд, какое событие в минувшем году оказало наибольшее влияние на политическую, экономическую и социальную жизнь страны? Почему?

— Таких событий, наверное, два. Во-первых, это эпидемия коронавируса, которая продолжается до сих пор и которая влияет и на экономику, и на политические решения правительства и власти в целом.

И второе событие — это выборы президента в США, поскольку политическая элита независимой Украины привыкла подстраиваться под перемены, которые происходят в Вашингтоне.

- Как вы считаете, справляется ли власть с вызовами, связанными с пандемией? Насколько можно понять, вопрос с вакциной до сих пор не решён?

Украинцы просят Зеленского закупить российскую вакцину
Украинцы просят Зеленского закупить российскую вакцину
© РФПИ и Центр имени Гамалеи | Перейти в фотобанк

- Власть, конечно же, с вызовами справляется. Справляется она по принципу страуса, который засунул голову в песок и думает, что проблем нет. На данный момент, если взять заявления президента, премьер-министра, министра здравоохранения, главного санитарного врача, то они говорят совершенно разные версии относительно того, когда будет вакцина, где её будут покупать, какого плана будет эта вакцина, какие будут этапы вакцинации… Да, уже есть заявление главы МОЗ Максима Степанова о планах закупать китайский препарат. Но, перефразируя знаменитую поговорку, «если хочешь насмешить Вашингтон — расскажи ему о своих планах».

В этом смысле в стране царит полный хаос. Говорить о том, что власть справляется… Такое впечатление, что власть просто надеется на Вашингтон и Брюссель. Принимать какие-то самостоятельные решения, судя по всему, они боятся, если не брать во внимание точечные меры, например, локдаун, который собираются объявить в январе. Хотя и здесь «качели», потому что однозначного решения нет.

Хотя и тут есть странности. Обычно локдаун объявляют в привязке к росту количества заражённых, к росту уровня заболеваемости. А у нас наперёд решили, что с такого-то дня по такой-то будет локдаун. С чем он связан, что он даст, зачем он нужен — не вполне понятно. Может быть, он вообще не нужен, а может быть, напротив, карантин должен быть и строже, и длительнее? Объяснений этому нет.

Зеленский и китайская вакцина. Очередное шоу с участием президента Украины
Зеленский и китайская вакцина. Очередное шоу с участием президента Украины

Если подходить с такой позиции, то можно сказать, что власть справляется: она сама себя убеждает в том, что нет никаких проблем и, соответственно, их не решает.

- Как раз из-за угрозы локдауна сейчас протестуют предприниматели на Майдане в Киеве. Они требуют, кроме того, отменить решение об обязательном введении кассовых аппаратов. Требования локальные, скажем так. Как думаете, может ли этот так называемый налоговый Майдан перерасти во что-то более серьёзное?

— Нет, этот налоговый Майдан ни в какие более серьёзные протесты перерастать не будет. По той простой причине, что другие слои населения, другие социальные группы — их мало интересуют требования ФОПов (украинская аббревиатура, обозначающая физических лиц-предпринимателей — Ред.).

Предприниматели выдвинули, так сказать, узкоспециализированные лозунги, которые интересны именно им, ФОПам. Даже, скажем так, среднему бизнесу они уже не так интересны… Тем более неинтересны эти требования служащим, наёмным работникам и т.д. Потому что ФОПы им ничего не предлагают, они действуют, исходя лишь из своих корыстных интересов.

Радует, конечно, что они организованы и поэтому могут выражать свои требования при помощи протестных акций. Но мы знаем, что сейчас есть задолженность по зарплате, например, шахтёрам, не получают обещанных надбавок медики. Но наёмные работники не организованы, поэтому их голос, если и слышен, то слышен минимально. Пенсионеры, которые вынуждены выживать на копейки, тоже в политическом плане не обладают никакой организацией — вот почему их требований мы тоже не слышим — хотя им приходится куда тяжелее, чем мелким предпринимателям.

Можно сказать, что эти протесты ФОПов только ещё раз подтвердили, что сейчас — каждый сам за себя. Поэтому никаких шансов на перерастание «налогового Майдана» во что-то более серьёзное пока нет. Как нет и никаких шансов, что ФОПам и другим удастся что-то всерьез изменить — хотя бы потому, что кроме мелочных требований, они изначально ни на что не претендуют.

- Зеленский пришёл к власти, обещая конец эпохи бедности, обещая мир. Уже видно, что эти обещания он вряд ли намерен выполнять. Ваш прогноз: поймут ли это избиратели, возможны ли в 2021 году внеочередные выборы?

— Досрочные выборы могли бы, конечно, перезагрузить ситуацию. Но власть вряд ли на них пойдёт, для неё это невыгодный вариант. Что касается дальнейшей политики власти, то тут всё ясно. Предыдущий премьер Гончарук, помнится, сказал, что Порошенко всё делал правильно, но медленно. И одна из нардепов от партии власти недавно в очередной раз сказала, что задача нынешнего правительства — это продолжать курс реформ Порошенко.

При этом, обратите внимание, что по факту «зеленые» продолжают политику, которая является даже перебором по сравнению с курсом Порошенко. Например, при Порошенко не проводилась настолько массовая приватизация. В СМИ рассказывают о «Большой стройке», а по факту идет «Большая распродажа». Только один точечный пример. Сейчас — в кризис, в период падения экономики — распродают спиртовые заводы, а все спиртзаводы прибыльны. При Порошенко не было продажи земли, а «зелёные» («Слуга народа» — Ред.) приняли такое решение. Для этого они вступили в Верховной Раде в коалицию с «Голосом» и с «Европейской солидарностью» Порошенко, показав, что идеологических разногласий у них нет никаких.

В дальнейшем всё это продолжится без оглядки на рейтинги. По факту «зеленые» проводят еще более жесткий курс, чем был при Порошенко.

- Но каким будет этот курс?

— Он описан, в том числе, с помощью такого термина, как неолиберализм: государство будет уходить из экономики, оставляя за собой лишь некоторые регуляторные функции. Государства как игрока — не будет, не будет государственных компаний, всё будет приватизировано.

Но возникает вопрос — а способно ли такое государство, у которого нет монополии на силу, выполнять роль регулятора? Вот смотрите, сразу после местных выборов Зеленский и компания заговорили о локдауне. В ответ мэр Львова и еще ряд градоначальников прямым текстом вальяжно послали Киев… играть на рояле. А сможет ли такое государство собирать налоги? Не исключено, что не сможет. Поэтому премьер-министр Шмыгаль и сказал, что через 15 лет пенсий не будет, потому как не из чего будет платить?

Государство будет заниматься процессом приватизации, будет уходить из экономики. Что касается места Украины в международном разделении труда, то этот госаппарат уже не первый год выступает как механизм перераспределения украинских трудовых ресурсов. Перераспределения в сторону России, перераспределения в сторону Европы — Польши, Венгрии, Чехии, Италии, Испании, Португалии…

Если мы посмотрим конкретные государственные решения, то как раз и увидим, что идёт борьба за то, куда конкретно перенаправить эти трудовые ресурсы в лице гастарбайтеров, которым дома, в связи с падением экономики, делать будет нечего.

Здесь закручивается интересная интрига. Если власть отказывается от социальных обязательств государства, если не гарантирует правопорядок и соблюдение основных прав, то какой смысл голосовать за Зеленского & Co? И как они собираются решать эту проблему? Поэтому и бренд «Зеленский», и бренд «Слуга народа» — это одноразовые проекты. Задача Зеленского и компании — реализовать политический курс, на который не решился даже Порошенко, а потом «всем спасибо, все свободны».

- Неужели совсем ничего хорошего не сулит наступающий 2021-й год? Может быть, есть надежда на продвижение к миру на востоке страны?

— Не знаю, чего можно ожидать хорошего. Вот вопрос достижения мира на Донбассе: прошло полтора года, но никаких подвижек, кроме открытия двух новых пропускных пунктов, разведения сил в трех точках и «режима тишины» нет. Но перемирие по факту объявил еще Порошенко в феврале 2015 года, когда согласился на «Минские соглашения».

А «режим тишины» — это такая штука, которая действует, условно говоря, до первого выстрела. Т.е. снова «ни мира, ни войны», как и при Порошенко. А к политическому решению проблемы никто так и не подступился. Все точно так же, как и при Порошенко.

И тогда все эти заявления, будто Зеленский и Офис президента заинтересованы во встрече в «нормандском формате» надо понимать как игру на публику. Якобы Зеленский так борется за мир, но ему не дают, поэтому у него не получается.

А на самом деле, если взять список договоренностей, которые пообещал выполнить Зеленский в декабре 2019 года в Париже, то мы увидим, что выполнен один пункт (прекращение огня), разведение сил и разминирование забуксовали, обмен пленными до конца не выполнен (на днях появился новый список, где только со стороны Киева 251 человек на обмен). Да и прекращение огня — это такая штука, что сегодня оно есть, а завтра нет. Сколько раз уже такое было.

Что касается особого статуса и «формулы Штайнмайера», то не сделано ничего. Вот почему никто не хочет проводить никаких встреч в «нормандском формате». Зеленскому она нужна, чтобы поддерживать впечатление, будто он занимается мирным урегулированием, а зачем она всем остальным? Обратите внимание на недавнее интервью Дмитрия Пескова, который дал понять, что отношение Кремля к Зеленскому и украинской власти в целом меняется в худшую сторону, что Киев не выполняет «Минские соглашения», а значит, никакого смысла в новой встрече Зеленский-Путин-Макрон-Меркель нет.

И сам же Зеленский делает заявления, которые очень странно звучат от человека, занимающего должность президента страны. Он заявил, что Минские соглашения надо выполнять, но не потому, что они принесут мир, а потому что к ним привязаны санкции против России. И тут же говорит: я бы, будь моя воля, из Минских соглашений вышел бы. Очень странно. Грубо говоря, смотрим по ТВ это заявление и спрашиваем себя: это Зеленский как человек говорит? Или он как президент выступает? Или это шизофрения, воплотившаяся в человеческий организм, выступает перед нами?

Полтора года прошло, уже всё в этом плане ясно. Мы уже с вами говорили о том, что никто в Киеве не будет выполнять Минские соглашения. Решения о выполнении «Минска-2» или любого другого мирного плана будут приниматься в Москве, в Вашингтоне и в Брюсселе. А эти товарищи — Зеленский и кампания — это разве что исполнители. Пока такие решения не приняты, они не способны на самостоятельные решения.

Мы видим, что, в сравнении с Порошенко, нынешний президент не является самостоятельным политическим игроком. Взять его интервью The New York Times, где он слёзно умоляет назначить спецпредставителя на переговорах по Украине, каким был в свое время Курт Волкер. Это, если говорить об интересах Украины, мёртвому припарки, потому что максимум, о чём Волкер договорился — это поставки оружия. Плюс к тому, он один из сотрудников пиар-фирмы, которая обслуживала Порошенко. То есть, решали свои бизнес-вопросы.

Просит Зеленский США и Великобританию продвинуть Украину в очереди на получении вакцины, просит назначить спецпредставителя, в общем, верноподданнически бьёт челом… Словом, это точно не та фигура, от которой можно ожидать хоть каких-то самостоятельных движений.