Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Официальный Минск принял решение закрыть границы Белоруссии в декабре на выезд. Еще раньше, в конце октября, власти Белоруссии приостановили въезд в страну через наземные пункты пропуска из Латвии, Литвы, Украины и Польши.

- Алексей, с чем связано это решение официального Минска? Есть ли здесь политическая подоплека?

Алексей Кочетков: кто он
Алексей Кочетков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина
— Насколько я знаю, в Белоруссии очень тяжелая ситуация с пандемией. Огромное количество моих знакомых в Минске или болеют, или уже переболели. Власти абсолютно не контролируют ситуацию. Трактор, водка и свежий воздух — рецепт Александра Лукашенко — не помогают. Возможно, Лукашенко таким образом решил ограничить возможность перемещения через границу нежелательных для него лиц. Здесь трудно дать однозначный ответ.

- Протестующие перешли к новой форме организации борьбы, так называемым дворовым протестам. Насколько это эффективная мера?

Александр Шпаковский о закрытых границах Белоруссии и вечной дружбе с Россией
Александр Шпаковский о закрытых границах Белоруссии и вечной дружбе с Россией
© РИА Новости, Владимир Трефилов
— Быстрого эффекта ожидать не приходится, потому что протестующие очень неоднородны. Значительная часть людей не поддерживает лидеров, которых им навязывает Запад. Жену Тихановского не поддерживают больше половины людей, относящих себя к протестному движению. В то же время пророссийские силы так и не выдвинули никого из своих лидеров, которые могли бы канализировать требования, отличные от требований западной оппозиции.

Что касается протестов, то думаю, что сейчас срабатывает эффект усталости. Люди за несколько месяцев устали от активной борьбы, и протестное движение уходит из публичного пространства в более скрытые формы, что для режима значительно хуже. Он загоняет болезнь внутрь, хотя я не считаю протесты болезнью.

То есть местных симптомов будет меньше, но внутри общества будет нарастать сопротивление режиму, во что это выльется, можно только догадываться.

- Упомянутая вами Тихановская в интервью журналу New Yorker пожаловалась на то, что европейские лидеры ограничиваются словами поддержки в адрес белорусской оппозиции. До каких пор проект Тихановской будет интересен Западу?

— При всех своих технологиях и средствах, которые выделялись на формирование ручного прозападного гражданского общества в Белоруссии, западные технологи получили очень сомнительного человека, лидера, который таковым не является. Некий символ — и не более того. Получается, что гора родила мышь. Предложить населению Белоруссии прозападные силы ничего толком и не могут. Тихановскую будут поддерживать до тех пор, пока не появится новый, более сильный лидер или не создадут что-то более внятное и вменяемое внутри оппозиции.

Сейчас это вынужденная мера, все равно нужен какой-то раздражитель, символ, поэтому ее таскают по разным европейским столицам, по большей части по лимитрофам. Но иногда с ней встречается кто-то из серьезных людей, вроде Меркель или Макрона, но все прекрасно понимают, что из Тихановской лидера не получится. Это не Индира Ганди и Беназир Бхутто, а случайный человек, оказавшийся под рукой.

- Кто может заменить Лукашенко на посту президента? Каким должен быть такой человек?

— Шансы есть только у тех, кто поднимет пророссийскую повестку. Никакой прозападник, какие бы технологии ни применялись, к власти в Белоруссии прийти не может. Но если Россия и дальше будет занимать такую пассивную позицию, ситуация будет только ухудшаться. Пока шансы на то, чтобы в Белоруссии пришел кто-то пророссийский, более чем велики.

Преступление и наказание. Как Лукашенко усвоил уроки Евромайдана
Преступление и наказание. Как Лукашенко усвоил уроки Евромайдана
© РИА Новости, Виктор Толочко / Перейти в фотобанк
Есть определенный запас, но он не бесконечен. Нужно предпринимать шаги, чтобы этот процесс ускорить. Нужно понимать, я это неоднократно в интервью подчеркиваю, что Александр Лукашенко — это главное препятствие на пути к более тесной интеграции России и Белоруссии. Именно поэтому Запад занимает такую пассивную позицию в поддержке белорусской оппозиции. То есть Лукашенко на сегодняшний день вполне устраивает Запад.

Да, Лукашенко надо немного раздражать, символически щелкать, чтобы он не расслаблялся, но тем не менее никаких серьезных санкций против Лукашенко и  его режима и Белоруссии не применяется.

Возят эту девочку (Тихановскую), она делает какие-то заявления, министры каких-то государств, большинство из которых среднестатистическому европейцу неизвестны, ее поддерживают, но это все несерьезно. Это часть политтехнологической игры. Запад в ближайшее время никаких серьезных шагов против Лукашенко предпринимать не будет.

- Недавно он выступил с инициативой сделать Всебелорусское народное собрание конституционным органом. Можно ли считать это шагом к конституционной реформе в стране?

— Уверен, что Лукашенко никаких реальных шагов не будет предпринимать, если его к этому пока что неведомым образом не принудят. Это имитация в чистом виде, создание некоего симулякра. Того, что не имеет реальных форм. 

Вот Всебелорусское собрание политтехнологам с улицы Карла Маркса (одна из центральных улиц Минска, где находится Администрация президента Белоруссии. — Ред.) представляется именно таким органом. Вы хотели реформ? Получите. Если раньше все решал Лукашенко, то теперь он так же будет решать все, но с одобрения некоего Всебелорусского собрания, формально — с одобрения всего белорусского народа.

Думаю, что Лукашенко нацелился на то, что не просто досидит свой президентский срок, но и не будет проводить никаких реформ и будет продолжать ту же самую политику укрепления единоличной власти и, возможно, он планирует себе и будущие сроки.

На сегодняшний день ни о каких реформах говорить не приходится, судя по тем шагам, которые проводят белорусские власти.

- В последнее время в Белоруссии заявили о себе пророссийские партии. Могут ли они из своей среды выдвинуть пророссийского кандидата, который мог бы заменить Лукашенко?

— Обязательно выдвинется, и не один. Процессы консолидации пророссийского движения происходят. Хотелось бы это Комитету госбезопасности или Администрации Лукашенко или нет, но они идут.

Беломайдан, который разрушит SWIFT. К чему приведет отключение Белоруссии
Беломайдан, который разрушит SWIFT. К чему приведет отключение Белоруссии
© Facebook, SWIFT Careers
Надо понимать особенности политической системы в Белоруссии. В публичном пространстве там ничего происходить не может, потому что публичное пространство закатано административным бетоном. Но это хуже для самого режима, они не понимают классики управления в кризисных ситуациях. Они все загоняют в подполье, в непубличную сферу. Тем не менее все равно эти процессы консолидации пророссийской оппозиции будут происходить, обязательно появятся лидеры, и мы все это в ближайшее время увидим.

Уверен, что у змагаров и пропольской части оппозиции никаких шансов прорваться к власти нет. Вопрос только в том, насколько быстро пророссийские силы сумеют объединиться и насколько активно и эффективно их будет поддерживать Российская Федерация.

- Корректно ли в нынешней ситуации говорить о сроках настоящего транзита власти?

— Вряд ли кто-то может дать сейчас какой-то прогноз. Режим хотя и вибрировал очень сильно в августе и сентябре, все-таки показал свою устойчивость. Все опирается на аппарат подавления пока еще не террора, но все к этому уже идет. Этот режим стоит и падать в ближайшее время не собирается.  И судя по тому, как они себя нахально ведут, они в своей устойчивости очень уверены.

Но такая уверенность бывает иллюзорной, обманчивой. Иногда то, что вчера казалось незыблемым, вдруг оказывается колоссом на глиняных ногах. И падает от малейшего дуновения ветерка. Я думаю, что Александр Григорьевич до конца президентского срока не дотянет.