Об этом доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета, кандидат политических наук Всеволод Шимов рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Всеволод, змагары — это серьезная политическая и протестная сила или пропагандистский миф, созданный белорусской властью?

— Змагар — по-белорусски «борец». Змагарами иронично называют белорусских националистов. Это не миф, это вполне реальная, хорошо организованная и мотивированная сила. В количественном отношении активных змагаров не очень много, однако именно они составляют костяк политических активистов и имеют фактическое информационное доминирование.

И поэтому именно они сегодня во многом задают тон в белорусском протесте, хотя открытая националистическая повестка сейчас отодвинута в тень.

Эльвира Мирсалимова: Белоруссия и Россия должны создать единую армию с единым командованием
Эльвира Мирсалимова: Белоруссия и Россия должны создать единую армию с единым командованием
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой

- Как вообще белорусское общество и змагары относятся к нобелевскому лауреату Светлане Алексиевич? Она является для белорусов авторитетом?

— До получения Нобелевской премии Алексиевич была малозначимой фигурой и особо не котировались даже среди националистов. Однако после того, как ей дали Нобеля, из нее, безусловно, попытались создать авторитетную фигуру. Не скажу, что это получается хорошо.

Всё-таки у Алексиевич нет качеств публичного лидера, а конъюнктурность ее награждения Нобелевской премией достаточно очевидна.

- Что сейчас происходит с белорусской экономикой, которая тесно связана с Москвой? Нуждается ли она в реформах?

— Экономика Белоруссии достаточно стабильно развивалась за счет сохранения тесной кооперации с Россией, льготных цен на энергоносители и регулярной финансовой помощи со стороны Москвы. Дешевая нефть и продажа произведенных из нее продуктов по мировым ценам также позволяли белорусской экономике чувствовать себя сравнительно неплохо, особенно по постсоветским меркам.

Сегодня это благополучие под угрозой, поскольку Россия увязывает сохранение экономических преференций для Белоруссии с реальным углублением интеграции, чего Лукашенко да и вся белорусская элита очень не хотят. Поэтому у Белоруссии два пути. Либо сохранить нынешнюю экономическую модель, основанную на кооперации с Россией, но для этого придется пойти на реальную, а не декларативную интеграцию, с унификацией законодательства, координацией внешней и внутренней политики и созданием системы наднациональных органов. Либо строить новую модель экономики, не завязанную на Россию.

Но это чревато серьезными социальными потрясениями и падением уровня жизни. Разрыв устоявшихся экономических связей является болезненным по определению, а рассчитывать на то, что его удастся компенсировать за счет того же ЕС, весьма наивно. Тем не менее, Белоруссия вполне может повторить путь, который проделали Украина, Молдавия или Грузия, ничего невероятного в этом нет.

- Жесткие меры в отношении к протестующим (в понедельник, 12 октября, в Минске разогнали «Марш пенсионеров») могут их успокоить?

— Скорее ожесточат и разозлят. Следует отметить, что страх перед силовыми структурами у протестующих заметно ослаб, а вот неприятие представителей силовых структур возросло. Поэтому усиление пресса со стороны МВД будет вести к ответной радикализации, и я опасаюсь, как бы все это не переросло в полномасштабную городскую герилью, тем более что уровень самоорганизации протестующих заметно вырос.

- Лукашенко готов к диалогу и компромиссам с оппозицией?

— Лукашенко пойдет на диалог только на своих условиях. Это значит, что реального диалога не будет — только его имитация. Собственно, визит Лукашенко в СИЗО КГБ, где содержатся Виктор Бабарико и другие лидеры оппозиции, и был направлен на начало такого имитационного диалога с людьми, которые находятся в полной зависимости от действующей власти. Думается, Лукашенко готов к конституционной реформе с формальным перераспределением властных полномочий, но при сохранении контрольного пакета в руках верных ему сил, а также слабой и контролируемой оппозиции. Другой вопрос, устроит ли такой псевдокомпромисс внутренних и внешних игроков?

- Как стоит относиться к «ультиматуму» Тихановской Лукашенко?

— Думаю, это просто элемент информационной войны и психологического давления на власть. Рассчитывать на то, что власть испугается ультиматума Тихановской, вряд ли стоит. Перспектива общенациональной забастовки в случае невыполнения ультиматума также представляется сомнительной. Тем не менее, для поддержания боевого духа и тонуса протестующих такие воззвания, конечно, полезны.

Сейчас для Тихановской и других лидеров оппозиции важно не допустить затухания протестов. Похоже, они перешли к тактике затяжной осады и психологического изматывания властной вертикали, поскольку захватить власть кавалерийским наскоком не удалось, и возможностей для этого пока не предвидится.

Эльвира Мирсалимова: Союзное государство России и Беларуси — это цивилизационный выбор наших народов
Эльвира Мирсалимова: Союзное государство России и Беларуси — это цивилизационный выбор наших народов
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой

- Протесты могут расшириться? Смогут ли их расширить призывы Тихановской?

— Как мне кажется, численность и состав участников протеста уже стабилизировались, и чтобы вывести на улицу большее количество людей, должен произойти какой-то форс-мажор.