- Всеволод, как, по-вашему, обеспечить легитимный транзит власти в Белоруссии?

— Теоретически для этого необходим диалог между властью и полномочными представителями протестующих (в лице того же Координационного совета или какого-то другого органа). Однако сегодня это не представляется возможным. Власть не идет на диалог и сделала все, чтобы устранить наиболее заметных лидеров оппозиции с политической сцены. Соответственно, попытки власти провести конституционную реформу и транзит на собственных условиях и без учета мнения протестующих будут восприниматься ими как нелегитимные.

Политолог Дзермант выяснил, сколько еще Лукашенко продержится у власти
Политолог Дзермант выяснил, сколько еще Лукашенко продержится у  власти
© Facebook, Алексей Дзермант

К делегитимации Лукашенко подключился и Запад, что еще больше сокращает пространство для диалога и компромисса. На данный момент ситуация выглядит патовой. Переговоры при международном посредничестве также выглядят маловероятными, учитывая уровень взаимного недоверия между Россией и Западом, интересы которых в Белоруссии прямо противоположны.

- Но возникает вопрос, кто будет после Лукашенко? Если политическое поле зачищено под одного человека, есть ли другие, кто может прийти ему на смену? И какими этот человек должен обладать качествами?

— Как показал опыт прошедших выборов, люди, которые могут получить широкую поддержку, в Белоруссии есть. Те же Бабарико и Цепкало имели все шансы получить широкую поддержку, если бы были допущены к выборам.

Однако какими бы они оказались лидерами, другой вопрос. Перераспределение властных полномочий и ослабление президентской власти, проведение экономических реформ и связанный с этим передел собственности — все это потребует нетривиального политического мастерства, чтобы удержать ситуацию под контролем. Что касается геополитических и идеологических предпочтений, то, боюсь, прозападно-националистический дрейф неизбежен.

В Белоруссии нет влиятельных пророссийских сил, и Россия не предпринимает ничего, чтобы они появились и заявили о себе. Гражданское общество "окучивают" прозападные НГО, СМИ и движения, и любой белорусский лидер будет вынужден двигаться в фарватере этих тенденций.

Это не будет означать радикального разрыва с Россией, и по крайней мере на первых порах Белоруссия будет пытаться удержаться в рамках многовекторности. Но если ничего не предпринимать, дрейф Белоруссии прочь от России продолжится.

- Если бы в Белоруссии прошли свободные выборы в парламент, то как, по-вашему, в нем выглядел бы расклад политических сил. Сколько процентов получили бы прозападные политические силы, а сколько пророссийские?

— Сложно говорить о каких-то раскладах, учитывая, что партийная система в Белоруссии пребывает в коматозном состоянии. По сути ее придется создавать с нуля. Конечно, сегодня фору получили бы те, кто засветился в ходе нынешней "революции" и кого в качестве "героев" раскрутили СМИ.

Что касается пророссийских сил, то они слабы, раздроблены и не организованы, и необходима вдумчивая и кропотливая работа, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

— Изменилось ли как-то белорусское телевидение, вообще СМИ после начала кризиса в стране? Есть что-то новое? Или подача информации идет по прежним лекалам?

— Я бы не сказал. Много говорят о неких российских специалистах, консультирующих белорусское телевидение, однако каких-то принципиальных изменений я не заметил. Единственное, острие пропаганды теперь направлено против "западных кукловодов" протестов, а негатив в адрес России убрали. Но это связано с текущей конъюнктурой.

Сергей Смирнов: Беларуси в президентах больше не нужен харизмат-популист
Сергей Смирнов: Беларуси в президентах больше не нужен харизмат-популист
© Facebook, Сергей Смирновъ

- Какие изменения в белорусскую жизнь внес нынешний политический кризис?

— Сложно говорить о положительных изменениях. Общество пребывает в нервном и взбудораженном состоянии, при этом налицо признаки растущей нетерпимости в отношении идеологических оппонентов, и в нагнетании этой нетерпимости преуспевают как власти, так и протестующие.

Впрочем, в рядах последних царит определенная эйфория, они много говорят о пробуждении белорусского гражданского общества, возросшей сплоченности и консолидации граждан. Впрочем, для революционных периодов подобные настроения являются обычным делом.