Ищенко рассказал, что придется сделать, чтобы Карабах отошел Азербайджану
Ищенко рассказал, что придется сделать, чтобы Карабах отошел Азербайджану
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
- Александр Максович, в связи с сегодняшними обострениями в Карабахе Армения объявила всеобщую мобилизацию и военное положение. Действительно ли сейчас существует риск полномасштабной войны?

— Действительно, все очень серьезно. Степанакерт (столица Карабаха) не бомбили 26 лет с момента окончания войны в 1994 году. Были, конечно же, обострения и эскалации, в том числе крупные (в 2014, 2016 и в июле 2019). Но повторюсь, такого, чтобы артиллерийские удары наносились по городам и по столице, не было уже давно. Ситуация серьезная.

Развернётся ли она в широкомасштабные широкомасштабные действия на земле (война — это не просто артобстрелы), мне сказать пока трудно. Но в общем ситуация серьезная, и причины для того чтобы реагировать соответствующим образом есть.

По моим сведениям есть погибшие гражданские люди в Карабахе (с армянской стороны), сбито два самолета, три беспилотника, танк. Азербайджанцы сообщают, что с их стороны есть погибшие, в том числе гражданские (но мне трудно проверить эту информацию).

- Насколько вообще была прогнозируема эта ситуация?

— Нападение не было неожиданным. Там не было фактора внезапности. Поведение Азербайджана на протяжении нескольких недель давало основание думать, что нечто подобное могло произойти.

В Баку было сказано, что переговоры вести бессмысленно, что нужно решать проблемы военным способом, а несколько дней назад были сообщения о резервистах и о мобилизации у людей частных автомобилей с кузовом, которые можно было использовать для военных целей.

Началось это утром, примерно в 7:00. Причем буквально через несколько минут там начал работать корреспондент турецкого государственного телеканала TRT HABER. То есть он туда приехал заранее, и в последние часы в турецких новостях постоянно идет эта информация. Это говорит о том, что все было заранее подготовлены. События такого масштаба случайностью быть не могут.  

Посмотрим, как будет развиваться ситуация, будет ли это переходить в серьезные наземные операции. Происходящее несколько странно с точки зрения военной стратегии, все это должно было быть не так. Посмотрим, что будет дальше.

- Какую конкретно выгоду Азербайджан хочет извлечь из этого обострения?

— Тут следует говорить не об Азербайджане, а о режиме. В самом Азербайджане сейчас много проблем. Июльская попытка обострения непосредственно на самой границе с Арменией закончилась провалом, погиб генерал, было сбито довольно большое количество беспилотников, в том числе беспилотник израильского производства, который до этого вообще не сбивался. Некоторое давление внутри Азербайджана сейчас тоже есть, недовольство, фрустрация. Я думаю, что это способ реагирования на эту ситуацию.

Ильгар Велизаде: Россия не даст внешним игрокам вмешаться в армяно-азербайджанский конфликт
Ильгар Велизаде: Россия не даст внешним игрокам вмешаться в армяно-азербайджанский конфликт
© скриншот с видео " Дайджест Москва-Баку"
Но, конечно же, об этом трудно говорить доказательно, потому что в Азербайджане довольно специфический закрытый режим. Ситуацию в стране можно исследовать только по вторичным алгоритмам, там практически нет прессы. Сейчас они отключили практически весь интернет. Там отключен You Tube, там отключен Facebook, там отключен Tik Tok, чтобы люди не могли давать друг другу реальную информацию.

То есть мне трудно судить, что происходит в азербайджанских элитах. Но то, что там происходит что-то довольно важное — несомненно.

- В ОДКБ естественно призвали разрешить конфликт мирным путем. Что конкретно должно случиться, чтобы альянс задумался о предоставлении военной помощи Армении?

— Во-первых, то, что сейчас происходит, происходит на границе Нагорно-Карабахской республики и Азербайджана. А не на границе Армении и Азербайджана. Арцах (как НКР в Армении называют) не является членом ОДКБ.

Для того чтобы началось то, о чем вы говорите, нужна как минимум просьба Армении. На сегодняшний момент пока такого нет. Для того чтобы отреагировать на это, нужно как минимум иметь представление о том, как будет развиваться ситуация. Кроме того, нужны контакты, хотя я уверен, что они есть. В любом случае, все это требует какого-то времени.

- Сейчас опять же говорится, что Россия «должна» выступить миротворцем в этом конфликте, учитывая, что Армения является ее союзником, а Азербайджан — не менее важным партнером. Что в этой ситуации зависит от Москвы, а что нет?

— Слово «должна» здесь, на мой взгляд, излишне. Дело даже не в том, что Армения является союзником России. Россия является одним из трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ вместе с Францией и США. Понятно, что Россия играет не последнюю скрипку в этом деле просто потому, что она географически находится ближе и имеет гораздо больше инструментов влияния на стороны конфликта.

Обычно в таких случаях бывают задействованы какие-то дипломатические механизмы, очень часто закрытые. Это будет делаться. Понадобиться ли что-нибудь большее? Повторюсь, это зависит от того, как будет развиваться ситуация.