Восьмого сентября президент Украины Владимир Зеленский заявил, что 11 сентября в Берлине пройдёт встреча политсоветников в «нормандском формате». Замглавы администрации Кремля Дмитрий Козак подтвердил своё участие.

- Павел Николаевич, ситуация в Донбассе остаётся шаткой. Перемирие формально соблюдается, однако периодически происходят инциденты, гибнут люди. При этом ДНР перенесли срок своего «ультиматума» на 9 сентября. На ваш взгляд, с чем связано обострение в регионе?

— Во-первых, там не перемирие, а режим прекращения огня. Во-вторых, режим прекращения огня соблюдается. Обострение, о котором вы говорите и другие источники говорят, не более чем интерпретация событий, которые произошли за последние два-три дня. 

Нет обострения, есть ситуативные эксцессы. Если посмотреть на позицию украинских прорежимных СМИ, поддерживающих партию войны, то с самого начала прекращения огня 27 июля они говорили, что все плохо, не соблюдается и так далее.

Донбасс: подарков Зеленскому не будет
Донбасс: подарков Зеленскому не будет
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Оснований говорить об обострении нет, есть отдельные нарушения. Там же ситуация такая, что силы и средства все равно стоят по обе стороны от линии разграничения, и сама эта ситуация не исключает таких вещей.

Кроме того, возможно, были провокации. А обострения нет, есть ситуативное ухудшение ситуации, которое очень мало влияет на общее развитие событий.

Ситуация остается стабильной, причем позитивно стабильной, с 27 июля. Представить это как обострение и обвинить в этом ДНР, ЛНР и Россию — это позиция украинской власти, которая ей выгодна с точки зрения целого ряда факторов.

К встрече советников в «нормандском формате» это имеет отношение в том смысле, что перед ней украинские власти заявляют, что нарушается режим прекращения огня, Кулеба звонит Лаврову, чего не было уже несколько месяцев.

Кроме того, Украина хотела созвать внеочередной саммит ТКГ, но никто на это не согласился, поскольку для этого нет оснований. Еще раз повторяю, там нет обострений.

Когда мы говорим об обострении, мы фактически становимся на позицию киевского режима, которая является следствием не реальной ситуации на линии разграничения, а интерпретации этой ситуации, которая, как считают украинские власти, им выгодна.

Что касается всего остального, все эти "нормандские" встречи советников очень мало зависят от реальной ситуации, данный процесс постоянно идет своим чередом. Его продвигают французы, в нем заинтересована Меркель. Как пишут солидные немецкие эксперты, Германия делает все, чтобы в ноябре-декабре этот саммит состоялся. Поскольку Меркель в этом заинтересована, Макрон заинтересован, Путин готов с этим согласиться. Подготовка к этому саммиту может начаться со встречи советников.

Ее уже один раз переносили по инициативе французской стороны, причем по согласованию с Россией. Теперь, думаю, эта встреча будет проведена, потом будет встреча министров, и, думаю, в последней декаде ноября — первой декаде декабря встреча лидеров стран возможна.

Но только при условии, что украинская сторона подтвердит готовность выполнять определенные обязательства, которые брал на себя уже не режим Порошенко в Минске, а Зеленский в Париже в прошлом году.

- Перемирие называют одним из немногих реальных достижений Владимира Зеленского на посту президента. Как вы считаете, сможет ли он удержать ситуацию и противостоять условной «партии войны», которой выгодно продолжение конфликта?

— Как я уже говорил, это не перемирие, это только режим прекращения огня, который является плодом коллективных усилий, а не только результатом деятельности Зеленского.

Если бы украинский генералитет  не поддержал  бы его, ничего бы не получилось. А генералитет поддержал это только под давлением, поскольку имеет меркантильный интерес в продолжении обстрелов — чтобы были доплаты и так далее.

У Зеленского — другой интерес. Прекращение огня это только одно из предварительных условий для перевода процесса от установления мира к всеобъемлющему политическому урегулированию.

Донбасс: отложенный обстрел. Что осталось «за кадром»
Донбасс: отложенный обстрел. Что осталось «за кадром»
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Это национальный интерес Украины, и этого от Зеленского требуют зарубежные партнеры, немцы и французы.

Режим прекращения огня действует уже шесть недель, с нарушениями, не идеально, но работает.

Получается, что за эти шесть недель украинская сторона, у которой должен быть самый большой интерес в максимально быстром переводе в плоскость политического урегулирования, не предпринимает в этом направлении даже декларативных действий, не говоря уже реальных.

Это означает, что Зеленский не контролирует ситуацию, он повязан этими «красными линиями» «партии войны» в Киеве, и он ждет, что ему внешняя поддержка позволит двигаться дальше.

Вот для этого ему собственно и нужен саммит. Но этот саммит ему был нужен до местных выборов, чтобы его партия получила какой-то дополнительный импульс по Юго-Восточному региону. Этого не произошло.

Но Зеленский в данном случае играет второстепенную роль: он зависит от внешнего влияния, и он зависит от «партии войны», которая диктует свои условия для всей страны.

- Возможны ли дипломатические прорывы по Донбассу? Какие условия должны сложиться для этого?

— Первое условие — это усиление реального контроля президента и президентских людей над ситуацией в стране и в частности над силовыми структурами.

В первую очередь, над армией и специальными подразделениями, которые могут подавить «улицу», если националистическая «улица» вдруг взбунтуется против решения по мирному урегулированию.

Ну и, как это ни парадоксально, нужны дипломатические усилия в том направлении, о котором говорят Кравчук и Фокин — по прямому диалогу с ДНР и ЛНР.

Согласие Франции и Германии и части американцев, которые контролируют Украину, на движение в этом направлении уже есть. У Зеленского же не хватает власти в стране для того, чтобы реализовывать то, что ему нужно.