- Антон, в воскресенье прошел большой митинг оппозиции. Как по-вашему: он демонстрирует, что протесты в Белоруссии выдохлись или оппозиция рано или поздно добьется ухода Лукашенко?

— Белорусские протесты будут идти по хорошо знакомой на примере Украины схеме: когда в пятницу будет возникать ощущение, что они выдохлись, будет происходить какое-то событие: найдут убитым (как Вербицкий) активиста, с отрезанным (как у Булатова) ухом, побьют, как Черновол, появится видео с местным Гаврилюком, и т.д.

Константинов: Протесты в Минске - это не Майдан, как пытаются преподнести власти
Константинов: Протесты в Минске - это не Майдан, как пытаются преподнести власти
© Facebook, Евгений Константинов

Каждый из этих прецедентов будет подаваться предельно эмоционально, а любое сомнение в причастности к нему режима будет выжигаться каленым железом общественного осуждения. Это будет возвращать и даже наращивать численность протестующих.

- Зачем Лукашенко снялся в разгрузке и с автоматом, да еще и с 15-летним сыном Колей, тоже в разгрузке и с автоматом? Ему посоветовали примерить на себя образ Альенде, который власть не сдаст?

— Или сам придумал — он же мужчина креативный. В целом же, это ответ на фотографию Тихановской с Бернаром Леви. Чёрная метка — принял.

- Как вы считаете, отсутствие явных антироссийских лозунгов в белорусских протестах — тактика их организаторов или все-таки они реально не имеют в настоящем и будущем отношения к России?

— Безусловно, это тактика. Глубинные же настроения все равно сводятся к тезисам: «Лукашенко ведёт нас в Россию, а вы посмотрите на ту Россию — пьянь, рвань». Тут достаточно пообщаться с запротестными белорусами. Даже ранее чуждые всякой русофобии товарищи стали повторять эту мантру.

- Каковы должны быть действия России в ситуации, когда в ближайшем соседе — Белоруссии происходят антиправительственные волнения? На чьей стороне должна быть Россия? На стороне Лукашенко? Белорусского государства? Белорусского народа?

— Наблюдать. В ситуацию уже поздно вмешиваться, и если она развернётся выгодным для РФ образом, то это произойдёт не благодаря ее усилиям, а по результатам хозяйствования новой власти.

При наличии ресурса имело бы смысл вести работу по формированию пророссийского актива на будущее — вести работу в гуще событий с условными сомневающимися, продвигая дискурс завтрашнего дня (реформы, тарифы, белорусификацию — жлоб из села приедет тобой командовать, и даже хороший книжный белорусский тут не поможет).

И да, поменьше поднимать тему коллаборационизма времён ВОВ и идеологической преемственности. Это контрпродуктивно. Общество устало от дискуссий на исторические темы, и результат можно получить полностью противоположный. Как это уже вышло в Украине.

- В чем, по-вашему, просчет политических структур России, опять, спустя 6 лет после Евромайдана, «получивших беспокойного соседа»?

— Структуралистское мышление и неумение (нежелание) работать с обществом. В него, общество, попросту не верят, видя в его реакциях лишь работу неких структур, нейтрализация которых должна решить все проблемы.

Причина — дубинноголовый правый консерватизм пиночетовско-рейгановского разлива, из эпохи далеких 80-х, наиболее емко сформулированный Маргарет Тэтчер: «Нет никакого общества. Есть мужчины, женщины и иногда семьи».

И хотя современный мир, его развитие и бурные общественные события в разных точках земного шара очевидно демонстрируют нам ошибочность данного тезиса, постсоветский мир продолжает судорожно цепляться за идеологемы вчерашнего дня, ища спасение в идеях, некогда разрушивших советское общество.

- Как можно использовать ситуацию в интересах пророссийски настроенных в Белоруссии политиков и населения?

— Никак. Но можно готовить фундамент на последующие 10-15 лет. Невозможно решать вопросы стратегического характера через тактические многоходовочки. Нужна далекоидущая стратегия и последовательная ее реализация.

- Почему в самой близкой политически и ментально республике бывшего СССР нет ни одной мощной политической пророссийской силы?

— А что такое пророссийская сила? Политическая сила, готовая жертвовать интересами своего народа ради укрепления российской государственности или роста благосостояния российских олигархов и даже простых россиян, — извините, это абсурд. Если же говорить о политсилах, выступающих за сотрудничество с Россией в различных сферах, — таких сил целая куча.