В выходные противники Лукашенко в Белоруссии провели самый масштабный за всю историю страны митинг. В то же время Лукашенко выступил перед своими сторонниками, которых оказалось в разы меньше. Он заявил, а в понедельник подтвердил эти заявления, что новых выборов не будет, а рядом с границами страны якобы лязгают танки НАТО.
При этом Евросоюз готовит санкции против Лукашенко, а Светлана Тихановская намерена объявить себя избранным президентом страны.

Белорусский журналист Сергей Смирнов о войне флагов и о том, что сделает из Белоруссии Запад, если победит Лукашенко
Белорусский журналист Сергей Смирнов о войне флагов и о том, что сделает из Белоруссии Запад, если победит Лукашенко
© Facebook, Сергей Смирновъ

- Александр, как вы считаете, продолжатся ли протесты в Белоруссии? И будут ли они оставаться такими же массовыми?

— Полагаю, что протесты продолжатся. Если по численности они могут пойти на спад, то по структурности они будут только крепчать, так как до сих пор не решен политический конфликт власти и народа, и власть так и не извинилась за чрезмерную жестокость. 

- Как будет действовать Лукашенко? Может, будет пытаться игнорировать протесты? Удастся ли это ему?

— Что бы сейчас ни делал Лукашенко, доверие народа утрачено безнадёжно. Снизить градус конфликта помогут извинения и разбирательство случаев применения агрессии силовиков, но это снизит и без того малое количество его верных сторонников. Единственный выход — назначить нового премьер-министра для осуществления трансфера власти.

Но проблема в том, что все кандидаты из обоймы на трансфер изрядно замазаны, а красавчики вроде министра иностранных дел Владимира Макея, стоящие как бы особняком и не участвующие в силовом разгоне и фальсификациях, нарочито громко помечены Александром Лукашенко, для того чтобы не произошёл слив системы с последующими выкриками «Меня удерживали силой!».

Объединительный митинг на Плошчы был проведен скорее не для избирателей, не для Запада или Востока, которых это нисколько не убедило в искренности и мощи режима, а для того, чтобы поимённо переучесть списки первого, второго и третьего кольца обороны тонущего корабля.

- В стране продолжаются забастовки, в понедельник присоединились работники государственного телевидения. Насколько это эффективная и действенная мера протеста? И насколько болезненная для Лукашенко?

— Забастовка в стране, в которой более 20 лет было стерилизовано медийное поле, — это мощнейшее оружие протеста. Но не надо забывать, что протестующие всё-таки в большинстве своём не хотят разрушать страну и предприятия, на которых работают много лет, и потому радикальных забастовок я всё же не ожидаю.

Например, при остановке плавильной печи сталевары по-хозяйски сольют расплав, чтобы не ремонтировать потом печь.

- В Кремле подтвердили слова Лукашенко, что готовы оказать помощь Белоруссии в случае внешней военной агрессии. На ваш взгляд, как следует вести себя России? Чтобы поддержать действительно народ Белоруссии, а не лично Лукашенко?

— Не вмешиваться. Время, когда Россия могла этапно вести диалог с народом Беларуси, упущено. В это время диалог был только с околовластными персоналиями, и этот диалог, судя по осознанному многовекторному переобуванию главы государства и вертикали, был неэффективным.

Сейчас любая поддержка, кроме культурной, может быть воспринята белорусами как иностранное вмешательство, что опять даёт шансы местной пропаганде настроить людей против России и выполнить роль спасителя «независимости».

- По вашим прогнозам, как поведёт себя Запад — кроме введения санкций? Поддержит оппозицию заявлениями или будет действовать более решительно?

— Военной решительности от Запада ожидать не следует. Для этого нет оснований, и брюссельские переговоры основных кредиторов и бенефициаров всё-таки никто не отменял. А информационная решительность никогда толком и не стихала. В стране запущены механизмы поддержки части протеста через работающих экспертов, часть провластной элиты и огромное количество информационных ресурсов.

Перегибать палку Запад опасается ввиду возможных обвинений Беларуси во вмешательстве. В этом случае у Лукашенко будет иметься повод для более решительных и обоснованных действий и просьб о помощи союзника. А это не нужно Брюсселю. Развитие долгосрочного кризиса в интересах Брюсселя, так как измотанная экономика потом станет решающим фактором для входа в Беларусь официально через парадные двери.

- Сейчас проводятся параллели между Минском-2020 и Киевом-2014. Одно из главных внешний отличий — на Украине был раскол между западом и востоком. А есть ли этот раскол в Белоруссии? Складывается впечатление, что протестуют больше на западе страны — в Минске, Бресте и Гродно…

— По моему субъективному мнению, протестуют везде. И на западе, и на востоке. Стотысячный Новополоцк нельзя назвать прозападным городом. Однако ежедневно мы видим и акции протеста, и назревающую забастовку нефтяников и химиков.

Нужно чётко понимать, что несмотря на то, что протест объединён под бело-красно-белыми флагами, он неоднороден по вектору и национальному окрасу. Объединительный фактор только в том, что людей убого обманули с выборами, и потом за это их ещё и жестоко избили.

Оседлать протест националистическим организациям всё-таки сразу не удалось, и например, сейчас свободно входит в это поле, защищая права протестующих.

Всеволод Шимов: Белорусский протест - стихийный, не координированный и без явных лидеров
Всеволод Шимов: Белорусский протест - стихийный, не координированный и без явных лидеров
© vk.com, Всеволод Шимов

Именно этим и надо заниматься, оздоравливая потихоньку общество, которое застыло в прошлогодней картинке. Охранительство — это могильщик для здоровых патриотических сил, а защита Лукашенко уже не тождественна защите страны.

Любая связь с изрядно дискредитировавшей себя вертикалью токсична для политической силы и не позволит потом при новых выборах получить хоть какую-то поддержку народа.

Ситуация во многом напоминает время развала СССР. Никто, по сути, не хотел разваливать страну, о чём люди впоследствии высказались на референдуме, но и поддержкой Горбачёва и Политбюро завоевать доверие народа было невозможно.