- Вадим Юрьевич, есть ли общая геополитическая природа у конфликтов, которые происходят между разными центрами силы в мире, то есть между США и Россией, США и Китаем, Западом и Сирией?

— Общий знаменатель, а также причина всех этих конфликтов — упадок американской гегемонии и в целом упадок США.

Поэтому чем слабее становится "мировой управляющий", тем больше неуправляемости, и начинается поиск бывшими управляемыми своих способов защиты. Никто ведь не хочет, чтобы соседи, геополитическое окружение погружалось в хаос неуправляемости, тотальную нестабильность.

- Как бы вы оценили политическую обстановку в Юго-Восточной Азии, где существует конфликт между КНР и Вьетнамом вокруг спорных островов в Южно-Китайском море, периодически происходят стычки на индокитайской границе, и на фоне всего этого идет военное усиление Японии, модернизирующей свой флот?

— Военное усиление Японии относительно, потому что ей для того, чтобы действительно усилиться, нужно разорвать договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности с США, подписанный еще в 1960 году.

Что касается подуськивания Вьетнама, то он при всех своих успехах не может сравниться с Китаем. Так что Южная Корея, Вьетнам, Япония могут обложить Китай, но, по-моему, американцы опоздали.

Китай усыпил их бдительность в свое время. Китай действовал геополитически продуманно, китайцы не высовывались. США сконцентрировали свой идеологический и стратегический удар на России, а здесь промахнулись. Целились в Россию, но с Китаем промахнулись.

Поэтому теперь американцам придется постепенно уходить из Юго-Восточной Азии: там безусловный гегемон — это Китай.

 - На ваш взгляд, кто из современных мировых лидеров наиболее эффективен и оказывает наибольшее влияние на ход истории?

— Это те лидеры, которые, во-первых, понимают современную геополитическую ситуацию, которые работают на укрепление своего суверенитета, понимая, что институт суверенной демократии может принести успех стране в условиях не многополярного, а аполярного мира, потому что полюса пока выглядят не очень рельефно, концентрированно и консолидированно.

Руслан Гринберг о конфликтах в мире: Правилом человеческого общества является борьба за сферы влияния
Руслан Гринберг о конфликтах в мире: Правилом человеческого общества является борьба за сферы влияния
© РИА Новости, Нина Зотина
Хотя многие демократии имеют сегодня не лидеров, а чирлидеров (от "чирлидинг" — танцевально-акробатические номера на спортивных мероприятиях. — Ред.).

Учитывая, что Америка вряд ли выйдет из погружения в упадок, в списке лидеров, которые могут составить концерт держав XXI века, всего пять-шесть человек. Это Си Цзиньпин, Эрдоган, Путин, Меркель, Макрон и, пожалуй, всё.

Не будем же мы серьезно рассматривать (президента Бразилии) Болсонару как полноценного участника нового концерта держав? Так что если говорить о Европе — это Меркель, Макрон, а все остальные — это Евразия.

 - А Трамп? Переживет ли он нынешний политический кризис в США?

— Вопрос неоднозначен, но пока рано его списывать, я бы сказал. Конечно, на фоне Байдена Трамп смотрится намного лучше, он действительно может стать лидером новой Америки. Но драма Трампа заключается в том, что он опередил американское время.

Суть конфликта в том, появится ли новая Америка. Пока она появляется в пользу демократов, как Америка меньшинств. Или она вернет себе традиционное знамя. Сейчас все это решается. Но в любом случае это будет новая Америка.

Трамп подходит на роль лидера новой Америки, Байден — нет.

Но парадокс заключается в том, что Байден может выиграть выборы, а Трамп нет, хотя исход пока не предрешен.

- Какие перспективы у демократии как формы правления на фоне массовых бунтов в США и Европе? Говорит ли это о кризисе нынешней системы?

— Безусловно. В чем кризис демократии? Меньшинства начинают управлять большинством, потому что в современном мире медиаблогов и интернет-сферы меньшинства получают доступ к дискурсу, могут навязывать свой дискурс.

Большинство молчаливое и пассивное, а меньшинства имеют свой голос, свой дискурс и интеллектуальную гегемонию. Посмотрите на историю ЛГБТ, меньшинство управляет потребительским капитализмом.

Вот в чем кризис демократии. В том, что демократия, голос большинства, тонет в голосах меньшинств. То есть большинство имеет выборный голос, но не имеет голоса управления, голоса интеллектуальной гегемонии, если обращаться к [итальянскому философу, теоретику марксизма] Антонио Грамши, к его теории культурной гегемонии (понятие марксистской философии, характеризующее господство правящего класса над культурно неоднородным обществом. — Ред.).

Кризис демократии, конечно, ничего хорошего не несет. Это не значит, что нужно уходить обратно в авторитаризм, тоталитаризм, но нужно находить баланс между правом большинства на управление страной в ходе демократических выборов, но при этом не забывать и права меньшинств. А не так, как сегодня, когда право меньшинств подавляет голос большинства.