Марунич: Саудовская Аравия будет договориваться с Россией, но пока непонятна позиция США
Марунич: Саудовская Аравия будет договориваться с Россией, но пока непонятна позиция США
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Ростислав, насколько эти переговоры действительно важны в сегодняшних условиях, и чем они в итоге завершатся?

— Пока что нет полной уверенности в том, что переговоры вообще начнутся, так как ни у одной из сторон нет согласованной позиции по этим переговорам. Думаю, 9 числа вряд ли будет какой-то позитивный результат. Даже если они начнутся и продолжатся, он будет достигнут позднее.

Хотя бы потому, что саудиты еще не получили вообще никакого эффекта от этого. А если уж они понесли убытки, сбрасывая цену и наполняя рынок дешевой нефтью, то имеет смысл подержать ситуацию чуть подольше, чтобы в США как можно больше сланцевиков разорились, и немного конкурентов потеснить.

У США тоже нет согласованной позиции. Часть нефтяников выступает за срочные переговоры и даже за уступки, а часть — пытается придерживаться предыдущей позиции, то есть никаких переговоров, и США сами ничего сокращать не будут.

Видно даже по заявлениям их руководителей, что эти колебания отражаются на позиции властей. То они говорят, что готовы сокращать на 1,5 млн в сутки, то вообще говорят, что мы ни с кем переговоры вести не собираемся на эту тему. В такой ситуации тяжело договориться.

Опять же есть позиция США и Саудовской Аравии, которая состояла в том, что нужно сокращать добычу на 1,5 млн баррелей в сутки. Есть позиция России в лице Путина, который говорил, что нет смысла разговаривать обо всем этом, если не сократить добычу на 10 млн баррелей в сутки. То есть цифры разные, надо выбрать какую-то одну, и прийти к компромиссу.

Непонятно также пока, за счет кого сокращать эту добычу. Россия заявила, что может сократить ее на миллион баррелей. Саудовская Аравия в свое время предлагала такое же решение. США говорят, что могут сократить до 1,5 млн за два года.

Пока что в позициях очень большие расхождения, а нужно выработать какую-то одну. Поэтому даже если переговоры начнутся, сегодня вряд ли будет принято какое-то решение. Самое лучшее, что мы можем ожидать, что они будут продолжены.

- Кто сегодня больше всех страдает от низких цен на нефть, и кто приобретает наибольшую выгоду?

— Во-первых, страдают все. Дешевая нефть бьет по России, Саудовской Аравии, Соединенным Штатам и любому нефтедобытчику и нефтепереработчику. У России в этом отношении запас прочности больше. Она может дольше выдерживать ситуацию с дешевой нефтью.

У США сейчас разоряются сланцевики. Но пока это разорение достигнет более-менее серьезного уровня, чтобы обосновать необходимость сокращения добычи, пройдет не менее года. Поэтому если сейчас не договорятся, то никаких особых проблем не будет.

Для Саудовской Аравии это проблема бюджета, который сверстан исходя из цены в 82 или 83 доллара. Появляется бюджетный дефицит, бюджет надо секвестрировать, а в Саудовской Аравии бюджет гарантирует социальную стабильность. Там за многие годы высоких цен на нефть и огромных доходов привыкли к тому, что королевство покупает лояльность подданных.

Для них дальнейшее удержание цен на низком уровне тоже будет большой проблемой, но проявится она не сегодня. Сами саудиты считают, что год-полтора они продержаться могут.  Поэтому вопрос не в том, у кого будет больше проблем, а в том, у кого больший запас прочности, кто правильно рассчитал свои возможности существовать при низких ценах на нефть.

У России этих шансов формально больше: бюджет сверстан при цене в 40 долларов за баррель, а нефтяные доходы формируют от 30 до 40%, а в Саудовской Аравии — до 90%. Это несопоставимые цифры.

- Как эта ситуация будет влиять на экономики стран СНГ? Вы вообще разделяете подход о том, будто бы для России, Казахстана и Азербайджана высокие цены однозначно выгодны, а для условной Украины — однозначно нет?

— Низкие цены на нефть на самом деле невыгодны всем. В том числе и тем, кто якобы может выгодно купить нефть по низким ценам. Выгодны стабильные цены. Абсолютно всем понятно, что мир в условиях столь низких цен на нефть долго существовать не может.

Через год или два сократится производство нефти, сократится предложение на рынке (сланцевики разорятся, традиционным способом добывать ее будет сложнее). Она станет дефицитным товаров и будет стоить уже дороже, чем была. Не 40 долларов, а 60, 80 или даже 100.

Соответственно это ударит по тем странам, которые нефтедобывающими не являются и вроде как получают сейчас выгоду. Повторюсь, что для любой экономики важны стабильные цены. Не случайно Путин сказал, что Россия выступает за стабильность, за цены, которые устроят и продавца, и покупателя. И это самое главное.

«Назло бабушке отморозят уши, но и бабушке будет плохо». Симонов о падение цен на нефть
«Назло бабушке отморозят уши, но и бабушке будет плохо». Симонов  о падение цен на нефть
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк
Потому что если сейчас цены пойдут вверх, то покупатель не сможет покупать. Если на ваш товар очень высокая цена и у вас его никто не покупает, вам от этого никакой выгоды. Если цены пойдут вниз, то через некоторое время у продавца сокращается производство, он не сможет поставлять на рынок нужное число товаров, и цены опять начнут расти. Низкая цена плоха для всех.

- Если стороны не договорятся о сокращении, сколько российская экономика может продержаться при ценах в 25 долларов за баррель?

— Пока пандемия серьезно не ударила по западным экономикам, российское правительство утверждало, что с такими ценами на нефть можно продержаться лет 5-10 лет, то есть всегда.

Но когда стало понятно, что экономический спад будет более продолжительным и более существенным, чем в начале года, то очевидно, что темпы роста будут скорректированными с учетом этих данных. Может три, может пять лет, но каких-либо официальных данных по этому поводу нет и в ближайшее время вряд ли будет.

Никто сегодня не знает, насколько продолжительным и разрушительным будет кризис. Понятное дело, что он будет продолжительнее и более разрушительным, чем раньше. И он заденет всех. Россию он заденет меньше, чем других, но он заденет абсолютно всех.

Сколько конкретно может продержаться каждое конкретное государство, никто не знает. Именно поэтому саудиты и США демонстрируют добрую волю и вроде как склоняются к переговорам.

Если раньше у них были какие-то данные для проведения нормальных расчетов, и они могли примерно представлять себе, на каком этапе они вынуждены будут капитулировать в этой ценовой войне и при каких условиях, то сейчас такие расчеты провести просто невозможно.