- Владимир, речь президента Украины Владимира Зеленского в Польше вполне ожидаемо вызвала негативную реакцию в России. Как вы считаете, как подобные заявления могут отразиться на взаимоотношениях Украины и России в будущем?

— Для начала нужно уточнить, что это для российской информационной среды речь Владимира Зеленского в Варшаве была важной, топовой новостью, для украинских же СМИ она не была столь значима, что очень наглядно видно по новостным лентам. Это лишний раз показывает прямо противоположный фокус восприятия событий украинской политики в Москве и Киеве.

Естественно, это может отразиться на взаимоотношениях России и Украины, но незначительно. То, что слова Зеленского не понравились в Кремле, — это естественно, но в Москве должны понять и принять тот факт, что есть государственная политика Украины, которая не меняется со сменой президента. Особенно данный тезис касается внешней политики. И с приходом Владимира Зеленского она не изменилась нисколько, что и проявилось в данном инциденте.

Эмоциональный фон после польской речи, конечно, не самый благоприятный, но если российское руководство решило пообижаться, это может только сломать «игру» Кремля с Зеленским.

- На этой неделе украинская делегация вернулась в ПАСЕ. Народного депутата от «Слуги народа» Александра Мережко избрали одним из 20 вице-президентов Парламентской ассамблеи. Как вы оцениваете действия украинской делегации и её достижения?

— Я склонен оценивать участие украинской делегации в нынешней сессии ПАСЕ как «разведку боем». Возвращаться на эту международную площадку было, безусловно, необходимо. Однако изменить ситуацию, которая складывалась в Парламентской Ассамблее уже несколько лет, сразу было невозможно.  

Да, украинской делегации не удалось добиться максимального результата, но задача-минимум в виде критической резолюции относительно действий России была достигнута.

- 27 января разгорелся скандал в междугороднем рейсовом автобусе, который двигался из Луцка в Киев. Две активистки потребовали у водителя выключить в салоне сериал на русском языке, он отказался. В итоге женщины вышли из автобуса, а через время водителя уволили. На ваш взгляд, о чем свидетельствует этот случай?

— В данном случае вопрос вовсе не в языковой проблеме, корень данного инцидента находится совершенно в другой плоскости. Вообще нет языковой проблемы на Украине, об этом свидетельствуют опросы общественного мнения. А они показывают, что вопросы языка стоят для граждан страны даже не во втором, а в третьем десятке. Это, на мой взгляд, опять же не понимают в Москве.

На самом деле случай в автобусе — это эмоциональная, резкая реакция людей, связанных с войной в Донбассе, ветеранов, волонтеров и семей погибших на войне, на людей, которые публично демонстрируют симпатии в адрес России.

Я берусь утверждать, что Крым и война в Донбассе бесследно не пройдут, уже не прошли, и эта реакция украинского общества надолго.

Поэтому планы Москвы, что можно путем каких-то договоренностей с определенными политиками вернуть ситуацию к довоенной, — глубоко ошибочна. Возврата к прежним отношениям не будет, поскольку у миллионов людей сейчас есть кровный (и это слово определяющее) счет к России.