Молодая женщина, мать, более двух лет находится под стражей по обвинению в государственной измене (ст. 111 УК Украины), что предполагает от 12 до 15 лет лишения свободы. В обвинительном акте написано нечто вопиющее, а именно: совершение «… действий, которые сами по себе не составляют общественной опасности, но по совокупности определённых признаков могут быть похожими на действия, направленные на подготовку террористического акта или диверсии».

15 августа 2017 года Дарья Мастикашева была похищена вооруженными людьми в масках и увезена в неизвестном направлении, где ее несколько дней пытали, угрожали расправой ее матери и малолетнему сыну, если она не признается в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Видео с её признанием было показано главой СБУ Василием Грицаком на пресс-конференции в Киеве 17.08.2017 года до официального задержания Мастикашевой.

За 2 года и 3 месяца содержания под стражей дело Мастикашевой так и не начали рассматривать в суде по сути.

- Дарья, вы подавали жалобу в апелляционный суд касательно очередного незаконного продления содержания вас под стражей. Есть ли результат?

Политические репрессии на Украине. Как с ними быть президенту Зеленскому?
Политические репрессии на Украине. Как с ними быть президенту Зеленскому?
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

— О, здесь без поллитра не разобраться. Апелляция, которая была написана моим адвокатом Рыбиным 30 августа, была закрыта только 3 декабря. Почему? Заседание было назначено на 12 сентября. И вот с тех пор несколько раз в апелляционную коллегию почему-то назначали судей, которые уже участвовали в досудебном следствии по моему делу. То есть таких судей, которым участвовать в рассмотрении апелляции нельзя. Председательствующий судья заявила, что в курсе этого, а значит, все делалось целенаправленно, чтобы покрыть незаконные решения Красногвардейского районного суда. Пока вся эта чехарда тянулась 3 месяца, мне уже снова успели продлить меру пресечения, и мы подали еще одну апелляцию, которая рассматривалась 3 декабря.  

- Итак, за 3 месяца все-таки добрались до заседания. И что там произошло?

— Суд ознакомился с нашей жалобой и взял себе самоотвод, указав, что новая коллегия и дата рассмотрения будут назначена 6 декабря. Но на сайте Судебной власти ни 6, ни 9, ни 10 декабря этого решения нет. Однако каким-то удивительным образом 11 декабря, в день продления меры пресечения, адвокату Рыбину приходит уведомление о том, что суд назначен на 19 декабря. 12 декабря мне приходит уведомление об отводе апелляционной коллегии — еще той, старой. При этом до сих пор никто мне не принес бумагу об открытии апелляционного производства, о назначении новой коллегии. А в ней, глядя на автораспределение на сайте, находится судья Склоквенко, который 23 сентября заявил себе самоотвод по причине того, что он участвовал в досудебном следствии. Он не имеет права участвовать в апелляции, и автоматизированная система должна была его вообще исключить из распределения. Но и в этот раз судья Склоквенко точно также участвует в коллегии. Между прочим, резервная коллегия, из которой был избран Склоквенко, вся состояла из судей, которые уже участвовали в деле на стадии досудебного следствия. Это уже за гранью, по сути иначе, чем ОПГ (организованной пречступной группы — Ред.), это все назвать нельзя. Что касается прокурора, в апелляции он умудрился заявить, что все свидетели допрошены, что уже все доказательства изучены. Я ему говорю: «Не бери в очередной раз грех на душу. Зачем ты под аудио- и видеозапись сейчас говоришь это все? По факту этого же нет». К сожалению, против него даже нельзя возбудить уголовное дело. Точнее можно, но бессмысленно.

- С апелляцией ситуация в целом понятна. А по поводу коллегии Красногвардейского суда что-то собираются рассматривать? Ведь там еще в большей степени незаконное назначение, это задокументировано.

— Коллегия Красногвардейского суда — это такой нонсенс, который, наверное, не случался за всю историю Украины.  18 января 2019 года у меня в очередной раз истекала мера пресечения. Меня со скоростью света вывозят в апелляцию, которая переводит дело на рассмотрение в Красногвардейский суд. Это уже было незаконно, т.к. должны были выбрать ближайший по местоположению суд к Бабушкинскому суду, который рассматривал дело до того, и это не Красногвардейский. В этот же день судья заявил, что решение будет вынесено в 15:00. Однако его вынесли в 14:00, передали бумаги прокурору, прокуроры Гула и Белянский со скоростью света приехали в Красногвардейский суд, где у Белянского непосредственные связи с председателем суда Дружининым. В 16:35, когда уже суд закрылся, производится распределение судей с помощью автоматизированной системы, где указано, что у всех судей, кроме Дружинина, отсутствует специализация.

- По уголовным делам?

— Вообще по всем. Но т.к. один он не может проводить заседание, нужна коллегия из 3-х судей, кто-то из аппарата суда снова внедряется в автоматизированную систему и добавляет специализацию судье Кныш, а потом судье Билык. Так составляется коллегия, которая продлевает мне меру пресечения. Когда прокурор зачитал обвинительный акт, мой адвокат Рыбин заявил ходатайство о том, чтобы я находилась не в аквариуме, а рядом со своим защитником, я попросила об этом. Но судья Дружинин сказал, что он не решает данный вопрос — это решает начальник караула Нацгвардии. Меня лишили всех прав, запретили находиться рядом с адвокатом, отклонили все ходатайства адвоката по поводу заявленных свидетелей. Если заседание по сути когда-нибудь состоится, мы будет допрашивать только свидетелей обвинения. Ну а сторона обвинения, солгав суду, умудрилась заявить в свидетели мою маму, которая вообще ни разу не была допрошена.

- А почему не назначают залог?

— В июне 2019 признается неконституционным печально известное положение ч.5 ст.176 УПК о безальтернативном содержании под стражей людей, обвиняемых в госпреступлениях, что позволяет сменить мне меру пресечения на альтернативную — домашний арест, залог, личное обязательство. Но районный суд игнорирует решение Конституционного. Судья Дружинин категорически не хочет слышать, что неконституционное положение УПК отменено и людей, не обвиняемых в убийстве, теперь можно отпускать на тот же домашний арест. Он продлевает содержание под стражей со словами: «Ну, давайте мы еще месяца четыре будем просто продлеваться, а потом посмотрим».

- А основание?

— Оснований нет. Прокурору даже говорить ничего не нужно. Он просто называет две статьи УПК, касающиеся избрания меры пресечения. Это все, что произносит прокурор в течение более двух лет. Причем неважно, какой это суд, Красногвардейский, Днепровский, Заводской, разницы нет. А суд просто автоматом меня продлевает. Каждый раз перед заседанием о продлении санкции в кабинет к Дружинину заходят два человека — прокурор Белянский, а фамилию второго пока не будем озвучивать. Они выходят из кабинета, где их уже ожидает прокурор Гула. Они ему говорят: «Ну все, все решено». Далее судья Билык, которая постоянно куда-то спешит, говорит прокурору: «Давайте побыстрее, у меня времени мало». И я это все слышу, когда подымаюсь в зал, никто ничего не скрывает. Поэтому рассчитывать на что-то здесь нет смысла, системе можно все.

- Если коллегия незаконна, чем тогда можно заниматься на заседаниях? Ведь любое ее решение, даже оправдательный приговор, будет отменено высшей инстанцией.

— Так и есть. Поэтому адвокат будет приезжать на заседания по продлению санкции. Что-то еще делать нет никакого смысла. И каждый раз на продлении адвокат будет заявлять, что данный состав суда является незаконным, а после каждого продления — подавать заявления на судью Дружинина о незаконно вынесенном решении.

- Но ведь пластинка так может играть бесконечно.

Кирилл Вышинский: Политический узник, который победил
Кирилл Вышинский: Политический узник, который победил
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

— Это и будет бесконечно продолжаться. Такое впечатление, что Днепропетровская область — это отдельное государство, которому закон не писан. Все друг друга прикрывают, и я сомневаюсь, что правительство об этом не знает. Но слава Богу, после очередного продления Валентину Рыбину все-таки удалось через суд добиться возбуждения дела в ГБР по ч.1 ст.376-1 о незаконном внедрении в автоматизированную систему распределения судей. Адвокат дал показания, я отправила заявление и меня признали по этому делу потерпевшей. Но для Красногвардейского суда это ничего не меняет, потому что у судьи Дружинина очень большие связи. Соответственно и это дело скорее всего никто не будет расследовать. 

- 11 декабря Рыбин не смог приехать на заседание. Продлевали без него?

— Я просила перенести слушание и это можно было сделать, учитывая, что до продления оставалась еще неделя, но мою просьбу проигнорировали. Из примерно 3-х часов, которые мы провели в суде, заседание длилось 5 минут. Суд зашел, прокурор попросил предоставить мне бесплатную правовую помощь, суд согласился. Я заявила, что т.к. суд незаконный, он не имеет права мне вообще кого-либо назначать и выносить какие-либо решения. Это тоже было проигнорировано. С бесплатным адвокатом сначала нам совсем не дали время пообщаться, потом все-таки дали 5 минут. Мы с ним не сошлись во мнениях, и я сказала, что буду от него отказываться, потому что он не хотел заявлять отвод данной коллегии. Когда судьи зашли в зал, председательствующий судья Дружинин спросил у адвоката, есть ли у него отводы. Адвокат от отводов отказался, а у меня никто ничего не спросил. Я перебила судью Дружинина со словами «Вы у меня не хотите случайно спросить об отводе? У меня он есть, т.к. мы не сошлись во мнении с адвокатом. Я прошу назначить мне другого бесплатного адвоката». На что судья Дружинин спросил: «У Вас все? Ну и все, продолжаем дальше». А как мы будем рассматривать ходатайство прокурора, если адвокату даже его не вручили? Тут прокурор резко подсуетился, дал бумажку, но адвокат, не глядя в нее, произнес что-то невнятное, буквально пару слов. Я заявила, что суд нарушает процедуру. Но суд удалился для вынесения решения. На этом все и закончилось. Прокурор Белянский даже не зачитал свое ходатайство в заседании.

- Т.е. из-за того, что все суды брали отводы, а состав нынешнего незаконен, за 2 с лишним года не было ни одного заседания по сути?

— Не было и не будет. Мы не против проводить их, в томах моего дела доказательства невиновности. Но с кем проводить? Данный суд не принимает отвод. А в обвинительном акте указано, что я являюсь подозреваемой, а не обвиняемой, что не позволяет вообще принимать никакого решения. И 5 судов это поняли и один за другим возвращали обвинительный акт прокурору. Но апелляционный суд по жалобе прокурора признает этот обвинительный акт законным и направляет его в другой суд первой инстанции. Так уже 5 раз.

- Так за это время прокурор бы мог просто исправить ошибку в документе.

— В том-то и дело. Просто одно слово заменить — «подозревается» на «обвиняется» — и не будет вопросов. Куда бы мы не обращались, все на все закрывают глаза. Никто не хочет связываться. Вокруг коррупция. Люди надели мантии и считают себя безнаказанными. То, что со мной происходит, невыносимо, и что делать дальше, я не понимаю.

- А как обстоят дела с расследованием похищения и пыток?

— Что касается расследования ГБР по похищению и пыткам, здесь все сложнее, чем хотелось бы. На протяжение 2-х лет дело 3 раза возбуждалось и 3 раза закрывалось. Мы добились его открытия в очередной раз, но расследование толком не проводится. Оно было открыто в ГБР в Полтаве, потом направлено в прокуратуру Днепропетровской области, затем — в Новомосковское ГУ Нацполиции Днепропетровской области. И там уже где-то 9 месяцев оно так и висит. Мы получали постановление суда, чтобы оно расследовалось. 2 декабря ко мне в СИЗО пришла следователь полиции, взяла у меня очередные показания для того, чтобы перенаправить на подследственность в прокуратуру Днепропетровской области. Таким образом расследование не проводится. Все доказательства моим адвокатом переданы в Новомосковское ГУ Нацполиции. Но как сказала сама следователь, ей не дают расследовать это дело. Не дают по понятным причинам. Как это так, обычный гражданин посмел заявить, что его похитила СБУ? Поэтому никто ничего не делает, да и не будет делать, скорее всего. Закона в этой стране не существует. Правда, вроде бы должны возбудить дело по ст.151 за незаконное помещение в психиатрическую лечебницу.

- Если такая безвыходная ситуация, может тогда обмен?

— С учетом того, что мне не оставляют никакого выбора, да. Ко мне уже приходили, я подписывала документы. В документах, которые мне дали подписать сотрудники СБУ, есть такие пункты: согласие на то, чтобы дело рассматривалось без тебя и согласие на помилование. Эти пункты противоречат друг другу. Если ты согласишься, чтобы дело рассматривалось без тебя, тебя автоматически после обмена объявляют в розыск. Но выбора мне не оставляют.  Сидеть 15 лет непонятно за что у меня нет желания.

- Как сейчас с условиями содержания?

— Ничего не изменилось. Если хочешь что-то улучшить, делаешь это за свой счет. Отопления нет. Горячей воды, которая положена женщинам, тоже нет. Якобы проводятся ремонтные работы, но это якобы. А по факту холод жуткий и сырость. Что касается медицины, с момента моего ареста здесь поменялось 3 начмеда и на этом все. Делают иногда какие-то обследования, но на этом все и заканчивается. Ты не знаешь результатов своих анализов. Хоть результаты УЗИ говорят, но назначить лечение не имеют права. Когда обращаешься по данному вопросу к терапевту, он говорит: «У тебя же нет камней в почках, значит не умрешь». Если у тебя что-то болит, единственное средство, которого здесь можно добиться, это либо ацетилка, либо но-шпа. Здесь никому ничего не надо, потому что медчасть относится не к СИЗО, а к МОЗ, и руководство СИЗО на медиков никак не может повлиять. Кстати, Красногвардейский суд позволил себе вынести решение по поводу вывоза меня в больницу для медобследования, но оно тоже незаконно и в СИЗО это прекрасно понимают.  Поэтому меня так до сих пор никто в больницу и не вывозил.

- Дают ли свидания с родными?

— За 2 года и 3 месяца я ни разу не виделась с родными по причине того, что меня либо бросают из суда в суд, которые от меня бесконечно отказываются, либо как сейчас — незаконный состав суда. У кого просить, когда ты даже не можешь просто выйти из аквариума?