О том, как полуостров начинал этот путь и к чему уже удалось прийти, изданию Украина.ру рассказал член Совета Федерации РФ от Крыма Сергей Цеков, который к тому же возглавляет старейшую в республике пророссийскую организацию «Русская община Крыма».

- Сергей Павлович, после начала событий на Майдане прошло пять лет. Как по-вашему, Украина получила что хотела?

— Можно сказать так: за что боролись, на то и напоролись. Они считали себя демократическими силами, которые убирают коррумпированную власть. Но получился переворот, который привел Украину к ее нынешнему состоянию. Мира в стране нет, демократии нет, о свободе слова забыли. Конечно, люди хотели другого: развития экономики, открытых границ с Европой, таких же зарплат и пенсий. Но ничего этого не произошло, а произошла гражданская война, и когда ее удастся остановить — сказать очень сложно.

- Итоги сегодня подводят не только на Украине. Недавно «Русская община Крыма», главой которой вы являетесь, выпустила книгу о том, как полуостров боролся за возвращение в Россию.

— Да, эта книга посвящена 25 годам деятельности «Русской общины Крыма». Создана она была в 1993 году. Это было непростое время. Когда рухнул Советский Союз, русское население Крыма сразу поняло, что нужно объединяться для защиты своих прав и интересов. Это была и есть реальная сила, которая собрала вокруг себя не только русских, но и всех тех, кто считает русскую культуру родной. Фактически, все решения Верховного Совета Крыма, направленные на защиту русскоязычного населения во времена Украины, были инициированы нашей организацией.

Сегодня «Русская община Крыма» продолжает работать. Задачи, которые перед ней стоят, конечно, не такие, как были до воссоединения с Россией, но они не менее важные.

- Пророссийские организации появились в Крыму, как вы говорите, в начале 90-х. Сколько их было и сколько из них дожило до событий «Крымской весны»?

— Можно ведь просто назваться организацией и придумать себе лозунги. Это несложно. Но за любой организацией должны быть реальные дела. Если исходить из первого принципа, то можно сказать, что пророссийских движений в Крыму было много. А тех организаций, которые реально работали, были единицы. В начале 90-х годов была создана Республиканская партия Крыма (РДК), которая затем и создала «Русскую общину Крыма».

К тому же, удобнее всего бороться с русскими организациями руками самих русских организаций. Это вполне успешно делала Служба безопасности Украины, создавая свои карманные объединения, которые дискредитировали понятие организаций русских соотечественников.

- На протяжении того времени, что Крым был в составе Украины, Россия оказывала финансовую поддержку пророссийским движениям на полуострове?

— На этот счет есть много фантазий. Помощь была, конечно, но она была символической. Ее оказывало правительство Москвы во главе с мэром Юрием Лужковым. Только после того, как Владимир Путин стал президентом России, поддержка русских соотечественников во всем мире и в Крыму в частности резко усилилась. Но опять же, в основном это была моральная поддержка. Деньгами мы получали до одного миллиона рублей в год. Причем все эти деньги шли на организацию фестиваля «Великое русское слово», бюджет которого был куда больше миллиона. Поэтому нам приходилось искать финансовую помощь в самом Крыму. И это удавалось. Многие крымчане глубоко понимали все политические процессы и оказывали нам поддержку. Например, нынешний спикер крымского парламента Владимир Константинов не был членом «Русской общины Крыма», но всегда нам симпатизировал. Только он один выделял нам около ста тысяч долларов. Сергей Аксенов, который сегодня возглавляет крымское правительство, тоже был предпринимателем и спонсировал нашу организацию.

- Когда начался Майдан, кто, по вашему мнению, представлял самую большую угрозу для Крыма: меджлис крымско-татарского народа (запрещен в РФ) или националисты из Киева?

— Запрещенный меджлис стал орудием в руках украинских националистов, которые грозились навести порядок в Киеве, а потом навести порядок в Крыму. Но руки до Крыма у них все никак не доходили и было решено использовать в своих целях руки меджлиса. Последний на эту провокацию повелся и организовал 26 февраля 2014 года митинг под стенами крымского парламента с попыткой захвата власти. Этот митинг плохо закончился и для националистов, и для меджлиса. Но он хорошо закончился для нас. После этих событий в Крым вошли «вежливые люди».

Член Совета Федерации Цеков: Крым в 2014-м уходил от войны, а пришел в Россию

- В своей новейшей истории Крым живет в составе РФ уже пять лет. И тем не менее, немало крымчан оставили себе украинские паспорта, получают биометрические паспорта на Украине, пользуются безвизовым режимом. Вы не считаете этот в некотором роде предательством?

— Сложный вопрос. Я знаю многих патриотов России, которые при этом выезжают на Украину и получают эти биометрические паспорта. Безусловно, они делают это не для того, чтобы воевать за Украину и ее интересы в Крыму. А делают это для беспрепятственного посещения стран Европы. Нам же хорошо известно, что этим документом можно пользоваться за пределами Украины, даже в нее не въезжая. Таких людей я бы не назвал предателями. Это бытовой эгоизм, который я не одобряю. Люди должны быть более принципиальны в таких вопросах. Я не считаю поездку за границу чем-то важным. Важным может быть посещение родных и близких на Украине или в других странах. А получать украинские документы, будучи при этом гражданином России, ради веселого времяпрепровождения — по меньшей мере странно.

- Оглядываясь назад, на те дни, когда Крым начинал свой путь в состав России, вы о чем-то жалеете? Есть то, что так и не удалось сделать?

— Нет. Все прошло даже лучше, чем мы могли себе представить. Казалось, что нам удастся перейти на рубль не раньше 2015 года — а мы отказались от гривны уже через три месяца после референдума. Мы считали, что возникнут большие сложности с социальными выплатами, а все решилось с первого же месяца. Думали, что политическая система будет формироваться в течении двух лет, но первые же выборы в органы местной власти прошли в 2014 году. Да, мы знали, что будет построен Крымский мост, но не думали, что это произойдет в такие короткие сроки.

Тогда, в первую очередь, Крым уходил от войны и только мечтал о воссоединении с Родиной. И то, что это произошло, стало для всех крымчан огромным счастьем, которое все мы испытываем до сих пор. Даже притом, что не все получается и не все довольны. Но сделать за пять лет больше, чем уже сделано, просто невозможно.