Не дошел три поселка до родного дома

Капитан Игорь Козленко (позывной «Дьякон»), был командиром роты 11-ого мотострелкового полка Народной милиции ДНР, лишился обеих рук в тяжелом бою 6 апреля.

Все хотят жить. Как в ДНР реабилитируют военных без рук и ног

Когда слушаешь Игоря, поражаешься его спокойствию и хладнокровию. Несмотря на то, что от его обеих рук остались, увы, одни обрубки, он не впал в уныние. Во время разговора он время от времени искренне улыбается и даже может пошутить. Он сидит на кровати. Одет по-военному: оливковая футболка и зеленый камуфляж на молнии. Ему где-то за пятьдесят.

До 2014 года жил в Красногоровке под Донецком. Сейчас этот город находится под контролем украинцев, но командование ДНР не сомневается, что в самое ближайшее время Красногоровку освободят. Она ключ к овладению Авдеевкой. В родном поселке капитан Козленко прислуживал в местной православной церкви. Отсюда и его позывной «Дьякон».

Красногоровка до 2014 года была еще знаменита тем, что там жила тёща четвертого президента Украины Виктора Януковича. Ее Игорь лично знал. Правда, с течением времени имя ее подзабыл. Говорит, что была хорошим человеком. Общался и с ее дочерью — тетей Шурой, которая была старостой в церкви, где он прислуживал.

Януковича помнит, хотя и сам с ним не разговаривал. С одобрением говорит, что тот сделал дорогу в Красногоровку. Это и понятно — жене Людмиле Александровне надо было с комфортом добираться до мамы. Янукович, по словам Игоря, активно занимался реконструкцией их церкви.

Гражданская специальность капитана Козленко — пожарник. В 2014 году вступил в ополчение. Их подразделение так и называлось «Красногоровка». Они защищали северные подступы к городку.

— Рук лишился во время зачистки поселка Сладкое, — вспоминает капитан. — Это Марьинский район, между Волновахой и Марьинкой. Проводили обычную зачистку. Практически зашли в поселок. На окраине завязался стрелковый бой. Но под нашим натиском нацбаты отходили все дальше и дальше вглубь Сладкого. А в это время в поселок заходили наши танки. По ним враг открыл артиллерийский огонь. Под него я и попал. Били по нам 80-ми минами. Потерял сознание. Когда очнулся, рук уже не было.

— Думали, чем теперь будете заниматься?

— Да нет, пока об этом не думал. С 2014 года одна мысль: освобождение. Я ведь не дошел три поселка до родного дома. У нас по плану были: Новомихайловка, Марьинка и Красногоровка.

— Как себя сейчас чувствуете?

— Все зажило. Правда идут фантомные боли. Но по сравнению с тем, что со мной было месяц-полтора, я уже ожил. Всё благодаря Амвросиевскому реабилитационному центру. Психологическое состояние нормальное.

Мы говорим с капитаном в палате, где стоит большая двуспальная кровать. Рядом с ним все время находится его жена, милая улыбчивая женщина. Просит ее не снимать.

— А что жена на всё это говорит?

При упоминании супруги Игорь начинает улыбаться. Видно, что он ее очень любит.

— Вот только благодаря жене и живу. Без нее, как вы понимаете, обходиться не могу сейчас. 90% моего морального и психологического состояния — это жена. Она — мои руки. Мне должны будут поставить протезы, но все равно без жены я не справлюсь. Их ведь тоже надо снимать, обслуживать, ставить на зарядку. Если б хотя бы одна рука была, а так двух нет. Сами понимаете, как это трудно.

У них с супругой есть сын. Он сейчас воюет в армии ДНР. Освобождал Мариуполь. Готовится к переброске в ЛНР. Видимо, к Северодонецку с Лисичанском, где сейчас идут жестокие бои с ВСУ.

Полз сутки к своим

В другой палате лежит днровский контрактник — Александр Скорик (позывной «Смайл» — в переводе с английского «Улыбка»). У него нет левой ноги. Лишился ее при освобождении Мариуполя. Передвигается на костылях.

Мягкий, позитивный парень, действительно постоянно улыбается. Брюнет. Борода с небольшими, чуть пробивающимися усиками. Модник. На нем серые шорты и темно-синяя футболка с днровским двуглавым орлом и надписью «Народная дружина». На рукаве небольшой триколор ДНР.

Все хотят жить. Как в ДНР реабилитируют военных без рук и ног

Он сам местный, из Амвросиевки. Учился до начала боевых действий на полицейского. Ему 21 год. Он сидит на кровати и подробно рассказывает, что с ним произошло:

— В Мариуполе пошли в наступление и попали под обстрел. Я далеко в город не зашел. Только зашел, война для меня и закончилась. Служил в разведроте. Это все произошло 10 марта (5 марта город был окружен со всех сторон — прим.). Мы заходили на Левый берег. С девятиэтажек по нам начали стрелять из минометов. Прошли немного вперед и в итоге слышим выходы. Упал. Обернулся. Увидел, как нога отлетела. Я тогда лишился не всей ноги, а только ступни. Сознание не терял. Меня перевязали жгутом, чтобы остановить кровь.

Я еще сутки на морозе пролежал. Меня сразу не забрали. Отморозил руки, но они уже начинают восстанавливаться. И пальцы на ноге отморозил.

— Пальцы целы?

«Смайл» снимает тапок и показывает ступню правой ноги.

— Двух пальцев нет. В общем, я полз-полз, будучи в полном сознании. На следующий день меня подобрали свои — танкисты. С начала доставили на Тополинное — там была российская медчасть, а потом повезли на Старобешево. Там и ампутировали остальную часть ноги. Она отмерла за сутки, потому что жгут я не снимал. Буду ставить протез. Он уже в принципе готов. Надо будет ехать в Москву. Как настроение? Отличное. Лишился ноги? Ну, лишился, но жизнь-то продолжается.

Кем «Смайл» будет в мирной жизни, он пока не знает. Говорит, что сначала надо окончательно вылечится, а потом думать. Семью по молодости он пока не завел, но подруга у него есть. Она его всячески поддерживает. «Смайл» надеется, что она выйдет за него замуж.

Вылечился теннисом

В Амвросиевском реабилитационном центре помогают не только тем, кто лишился конечностей или получил какие-то серьезные ранения, но тут проходят и психологическую реабилитацию. Она сегодня особенно нужна в ДНР, где очень много в конце февраля было мобилизовано народу, который в руках никогда оружие не держал и служить в армии желанием не горел. Это, прежде всего, учителя, медики и студенты.

Один парнишка из этой категории, студент 2-ого курса одного из республиканских техникумов, здесь в полном смысле ожил.

О его случае мне рассказывал Эдуард Белецкий, главврач и основатель центра, который срочником в 1990 году получил ранение в Карабахе, а после 2014 года лечил ополченцев и сам служил в Народной милиции ДНР:

— На момент призыва ему было 19 лет. На его глазах погибло много его товарищей. Так как он и его сослуживцы были мобилизованными, об участии в боевых действиях никакой речи не шло. После обстрела колонны парнишка, не имея ни царапины на теле, замкнулся в себе. Он лежал у нас, в центре, как эмбрион. Все время был в постели. Выйдет из палаты на минутку-две, подышит воздухом и снова в постель. Не контактировал.

Я созвонился с его сослуживцами и выяснил, что он мастер спорта по теннису. Мы после этого попросили его помочь нам ребят научить играть в настольный теннис. Не прошло и половины курса лечения, он попросил нас постричь его «как всех», я его спросил: это как? Он ответил: налысо.

Когда он уезжал отсюда, то сказал, что идет служить дальше. Он восстановился, он воспрял духом, посмотрел на наших ребят… А ребята же по вечерам рассказывают о боях, рассказывают, как вести себя в бою. Он всего этого наслушался… Когда мы привезли его на медроту, начмед его просто не узнала. Парень вернулся в строй полноценным бойцом.

Такие вот парни лежат в Амвросиевском реабилитационном центре. Со своими проблемами, судьбами и мечтами. Все хотят жить. Ну, и, конечно, очень хотят видеть свою родину, Донбасс, свободным и процветающим.