В понедельник, 21 июня, Европейский союз добавил в белорусский санкционный список 86 фигурантов: 78 физлиц и 8 организаций. Имена и названия пока не разглашаются. Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель не исключил еще одного пакета санкций. По его словам, «все будет зависеть от ситуации в стране».

Раньше ЕС ввёл уже три санкционных пакета. Ограничения вводились против 166 белорусских граждан, включая президента Александра Лукашенко и 15 организаций.

К давлению на Минск подключился Вашингтон: в апреле стало известно, что там тоже намерены ввести ограничения для девяти белорусских госпредприятий.

Боррель рассказал о новых санкциях против Белоруссии
Боррель рассказал о новых санкциях против Белоруссии
© Пресс-служба МИД РФ / Перейти в фотобанк

Но прежде санкции носили, скорее, символический характер: белорусским чиновникам не привыкать жить в условиях западных ограничений, а попавшие в список предприятия фактически не зависят от западных рынков. По мнению наблюдателей, подобной сдержанной реакцией Запад рассчитывал на постепенную «оттепель» с Минском и возобновление диалога. 

Но всё изменилось в мае 2021 года. 

Были цветочки, а теперь ягодки?

Новая реальность возникла после экстренной посадки европейского самолёта RyanAir в минском аэропорту и задержания его пассажиров — белорусских оппозиционеров Романа Протасевича и его девушки Софьи Сапеги. На Западе это восприняли как «заступ на его территорию» и покушение на жизнь и здоровье западных граждан, находившихся на борту самолёта. 

В ЕС отреагировали жестко. Крупные СМИ накануне сообщили, что санкции будут введены против еще ряда предприятий Белоруссии, в том числе против тех, которые работают в сферах нефтепереработки и калийного производства. 

Безпалько объяснил, почему Байден не посмел выдвигать Путину требования по Белоруссии
Безпалько объяснил, почему Байден не посмел выдвигать Путину требования по Белоруссии
© POOL / Перейти в фотобанк

Если это подтвердится, по экономике страны будет нанесен мощный удар. Дело в том, что нефтепродукты и калийные удобрения — основа белорусского экспорта на мировой рынок. И серьезные ограничения во взаимодействии компаний с субъектами Евросоюза грозят более серьезными экономическими потерями, чем три предыдущих пакета санкций вместе взятые. 

Но и здесь есть выход. По калийным удобрениям санкции для Минска не столь критичны, потому что крупнейший экспорт идет не на Запад, а в Бразилию, Китай и Индию. На Запад приходится 10-20%, но и эту часть экспорта можно будет переориентировать на другие регионы. 

Но в сфере нефтепродуктов основными покупателями у Белоруссии выступает именно Евросоюз и Украина. В этом случае может помочь Россия. Глава Фонда национальной энергетической безопасности России Константин Симонов считает, что в случае санкций против нефтепродуктов из Белоруссии весь объем производимого в республике топлива пойдет через российские порты, что РФ только выгодно. 

«Переоформить этот груз на российские компании особого труда не составит. Мы получим увеличение грузопотока через балтийские порты, а белорусским нефтеперерабатывающим заводам не придется снижать производство. А вот страны Прибалтики окончательно лишатся транзита белорусских товаров», — указал эксперт.

Война Зеленского: теперь Белоруссия?
Война Зеленского: теперь Белоруссия?
© пресс-служба президента Украины

Запад сближает Минск с Москвой? 

Новые санкции способны еще больше сблизить официальные Минск и Москву, тем самым подтолкнув Белоруссию и Россию к углублению экономического взаимодействия.

С другой стороны, если окончательный санкционный пакет будет все-таки мягче и информация из СМИ насчет нефтяных и калийных предприятий не подтвердится, Запад по-прежнему оставит для властей Белоруссии возможность диалога.

Окончательно ситуация прояснится после 24-25 июня — в эти дни состоится саммит ЕС, на котором главы МИД европейских стран будут обсуждать секторальные экономические санкции против Минска. Ожидается, что именно тогда пакет санкций будет окончательно оформлен и обнародован.

Ответ Минска

Власти Белоруссии, в свою очередь, обещают ввести против Запада ответные санкции. Боевой настрой Минска подтверждает и продолжающаяся политика «закручивания гаек» для несистемной оппозиции и протестного актива внутри страны. 

Так, в республике не прекращаются разговоры о грядущем запрете на использование бело-красно-белого флага, который в 1991-1995 годах был государственным, а после смены символики его стала использовать оппозиция. 

Раскол и политика: что происходит с польской диаспорой в Белоруссии
Раскол и политика: что происходит с польской диаспорой в Белоруссии
© news-front.info

В мае 2021 года Александр Лукашенко подписал новый для республики закон о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. И одним из его пунктов стало расширение уже имевшегося термина «нацистская символика и атрибутика» — отныне это определение будет распространяться на флаги и гербы организаций не только Третьего рейха, но и сотрудничавших с ним коллаборационистских организаций.

Именно бело-красно-белый «стяг» в свое время использовали белорусские коллаборационисты, сотрудничавшие с нацистским оккупантами во время Великой Отечественной войны. Это же знамя легло в основу большинства коллаборационистских гитлеровских организаций. 

Однако пока бело-красно-белый флаг так и не был внесен в список экстремистской символики, после чего за его использование можно будет официально наказывать граждан. Лишь 21 июня в КГБ Белоруссии поступил на согласование проект акта МВД «Об установлении перечней организаций и других структур, нацистской символики и атрибутики». В документе и предлагается официально дополнить список запрещенной символики «стягом», который лег в свое время в основу коллаборационистских организаций. 

Очевидно, что подобным решением власти пытаются закрепить в массовом сознании негативное восприятие флага, ставшего одним из символов протестов.