Это совместный проект Гельмана и общественной организации «Институт развития Одессы». Контрагентом российского политтехнолога-галериста в этом проекте будет Вадим Мороховский, депутат Одесского горсовета от партии «Слуга народа».

2 мая​, Одесса: Антиамериканская инсталляция адекватных одесситов
2 мая​, Одесса: Антиамериканская инсталляция адекватных одесситов
© кадр из видео Украина.ру

Само арт-пространство, где разместится 50 арт-мастерских и будет проводиться до сотни арт-мероприятий в год, заработает в августе 2021 года.

Кто же такой Гельман и почему вдруг решил обосноваться в Одессе?

Марат Гельман родился в Кишиневе в 1960 году. Он сын маститого советского драматурга Александра Гельмана, автора знаменитых пьес «Премия» и «Мы, нижеподписавшиеся…».

До 1986 года он работал в Кишиневе инженером, после чего переориентировался на занятия искусством. В 1987 году перебрался в Москву, где стал устраивать выставки художников из Одессы, Ростова и Киева, объединение которых получило название, придуманное Гельманом, — «Южнорусская волна».

Он открыл таких известных южнорусских художников и дал им путевку во всесоюзную, если так можно выразиться, жизнь, как одессит Александр Ройтбурт, киевлянин Арсен Савадов и ростовчанин Авдей Тер-Оганьян.

Также он отметился своими художественными проектами в Перми и в Черногории, где живет с 2014 года. Некоторые проекты в Черногории делал на деньги Михаила Ходорковского.

Если в качестве галериста и арт-менеджера Гельман, по общему мнению знающих его людей, зарекомендовал себя как выдающийся деятель, то в качестве политтехнолога он показал не очень хорошие результаты. В частности, 20 лет назад на Украине.

Привез на Украину «темники»

В 2001-2002 годах в качестве политтехнолога Марат Гельман принял участие в парламентской избирательной кампании на Украине, где стал неформальным руководителем избирательного штаба СДПУ(О).

Формальным руководителем был владелец телеканала «Интер» — экс-лидер украинских комсомольцев Александр Зинченко, который входил в первую пятерку СДПУ(О). Последний уже после парламентских выборов, в 2004 году, перебежал к главному тогда фавориту на президентских выборах — Виктору Ющенко. Он стал руководить его избирательным штабом.

Гельмана в Киев пригласил украинский политолог и политолог Михаил Погребинский. Михаил Борисович познакомился с Маратом Александровичем в 1999 году в Москве, где оба участвовали в избирательной кампании Союза правых сил, которую финансировал Ходорковский.

Официально Гельман пребывал в Киеве как владелец картинной галереи на улице Костельной. Помещение для галереи ему для прикрытия сняло руководство социал-демократов. Ею негласно руководил соратник по "Южнорусской волне" Александр Ройтбурт, который впоследствии во времена президентства Ющенко стал оранжевым, а в 2013-2014 году встал на сторону евромайдана и АТО.

В галерее постоянно устраивались выставки киевских художников, знакомых Гельмана, и разного рода перформансы. Например, один из них был посвящен попавшей в прессу записи разговора Ющенко с мэром Киева Александром Омельченко, где последний обвинял будущего президента в измене.

Всем запомнились смешные фразы из этого разговора, принадлежавшие Омельченко: «Виктор Андреевич, вы меня прЭдали!» и «Хай му..к ломает сейф!», которые потом на все лады обыгрывались в украинской прессе. По заказу Гельмана диджей Листик даже записал музыкальный трэк, где обыгрывались эти слова.

Ющенко и Омельченко составили заговор против Виктора Медведчука, которого совместными усилиями они сняли тогда с поста первого вице-спикера Верховной Рады. Разговор об этом, переполненный нецензурной лексикой киевского мэра, и попал в прессу.

Кабинет же Гельмана располагался не на Костельной, а на 4 этаже штаба СДПУ(О) на улице Ивана Франко, 18.

Напротив штаба расположился офис "Братства" Дмитрия Корчинского, а в соседнем доме квартиру годом ранее купила Алена Притула, руководитель проекта "Украинская правда". Именно во дворе ее дома убийцы Павла Шеремета, с которым она позже в 2016 году жила, заминировали его машину.

В штабе СДПУ(О) Гельман находился практически круглосуточно. Иногда днем он мог спать на диване в своем кабинете, а ночью — работать. Эта его привычка подчас приводила к совершенно несуразным случаям.

Как-то весь штаб СДПУ(О) обсуждал именно такой случай, произошедший с работником штаба, одесситом Олегом Долженковым. Однажды около трех часов ночи Гельман позвонил на мобильный Долженкову, который к тому времени мирно спал у себя в съемной квартире, и попросил того срочно приехать в штаб.

Долженков резонно поинтересовался у Гельмана: мол, ночь, и он давно спит, а поэтому нельзя ли ему прийти к тому утром. Московский политтехнолог-галерист нервно ответил, что нет — нужно приехать именно сейчас, так как дело срочное и не терпит отлагательств, а если Долженков не приедет, то будет утром уволен.

В итоге последнему ничего не оставалось делать, как взять такси и отправиться ночью в штаб. Каково же было удивление Долженкова, что «срочным делом» оказалось поручение опубликовать какую-то второстепенную информацию в прессе, которую можно было опубликовать хоть через сутки, настолько неважной и несрочной она была. 

Разговор между ними длился буквально полминуты, после чего Долженков уехал к себе домой. Этот случай наглядно показывает, насколько взбалмошным руководителем был Гельман.

В целях конспирации Гельмана во всех внутренних документах штаба именовали Максимом Молдаваном. Конспиративное имя указывало на историческую родину политтехнолога-галериста.

Делалось это для того, чтобы антироссийски настроенная украинская оппозиция не стала обвинять СДПУ(О) в том, что на нее трудятся российские политтехнологи, в которых тогда в Киеве видели сплошь и рядом агентов Кремля.

Благодаря Гельману именно в тот период в украинский политический лексикон вошло такое понятие как «темник». Что это такое? Это перечень тем, который составлялся избирательным штабом на неделю, где подконтрольным СМИ указывалось, как необходимо освещать ту или иную тему. Эту технологию придумали с Союзе правых сил, на который работал Гельман. Оттуда она и была экспортирована на Украину, где потом активно применялась как властью, так и оппозицией.

Когда украинский журналист Вахтанг Кипиани, пользуясь своим служебным положением (он работал в газете «Киевские ведомости», которая принадлежала социал-демократу Григорию Суркису, а поэтому спокойно посещал штаб СДПУ(О)), опубликовал в «Украинской правде» подборку таких «темников», где прописывалось, как надо «мочить» Ющенко и Тимошенко, это вызвало большой скандал.

Поначалу Марат Гельман работал на СДПУ(О) вместе с Глебом Павловским, с которым в 90-х создал в Москве «Фонд эффективной политики». В силу того, что Павловского не устроил гонорар, который ему предлагало руководство СДПУ(О), он покинул Киев, а Гельман остался.

Кстати, в «Фонде эффективной политики» во второй половине 90-х трудился один из будущих главных политтехнологов и советников таких известных украинских политиков, как Виктор Ющенко, Юлия Тимошенко, Александр Турчинов, Петр Порошенко, — Олег Медведев.

Еще раз — насколько Марат Гельман был на своем месте как куратор современного искусства, настолько он был плох в качестве политтехнолога.

Этот тезис наглядно подтверждает результат, который получила в итоге СДПУ(О) после полугодичной избирательной кампании под его руководством. Обладая админресурсом, большими финансовыми средствами и контролируя все три главных телеканала Украины — «Интер», «1+1» и УТ-1, — партия заняла последнее место с результатом в 6%, уступив «Нашей Украине» Ющенко, КПУ Петра Симноненко, кучмовскому блоку «За ЕдУ!», из которого вышла Партия регионов Виктора Януковича, «Батькивщине» Тимошенко, СПУ Мороза.

Руководство СДПУ(О) в итоге отказалось от услуг Марата Гельмана, которому ничего не оставалось делать, как возвратиться в Москву.

Будущие российские оппозиционеры на стороне Кучмы

В период избирательной кампании в штабе СДПУ(О) на ул. Франко под руководством Гельмана на победу этой антиющенковской партии трудились разного рода интересные товарищи из России, которые потом громко заявили о себе в российской либеральной оппозиции.

Например, Марина Литвинович, жена знаменитого дизайнера Артемия Лебедева. Это сегодня она либеральный оппозиционер, в нулевых советник Ходорковского и Каспарова, активный участник оппозиционных «Маршей несогласных», а тогда была на стороне «злочинной влады» Кучмы и сражалась с оппозицией в лице Виктора Ющенко, Юлии Тимошенко и лидера социалистов Александра Мороза.

Избирательный штаб СДПУ(О) ей пришлось покинуть из-за того, что в интервью «Украинской правде» она сделала совершенно дикое заявление, что, мол, Гонгадзе не убит, а живее всех живых, и его даже где-то видели, то есть этим она хотела сказать, что исчезновение журналиста — это просто антикучмовская политтехнология. Заявление вызвало скандал, и штаб СДПУ(О) ее уволил.

2 мая, Одесса: массово запускают чёрные шары и поют «Вставай, страна огромная!»
2 мая, Одесса: массово запускают чёрные шары и поют «Вставай, страна огромная!»
© кадр из видео Украина.ру

Гельман пригласил на работу филолога и художника Алексея Плуцера-Сарно, выпускника философского факультета легендарного Тартусского университета, который был учеником семиотика Юлия Лотмана. Также он выпустил впоследствии «Большой словарь мата» (первый том назывался «Х…», а второй — «П…»).

«Всесоюзную известность» он получил как художественный руководитель оппозиционной арт-группы «Война». Участница этой группы Надежда Толоконникова потом засветилась в панк-группе "Пусси Райот". За шоу в храме Христа Спасителя она получила небольшой срок.

В Киеве Плуцер-Сарно стал главным редактором главной газеты социал-демократов «Наша газета+», где громили украинскую прозападную оппозицию, украинских националистов и оппозиционное движение «Украина без Кучмы». Сегодня Плуцер-Сарно живет в эмиграции в Израиле. Из России ему пришлось уехать из-за уголовного дела, открытого против него из-за акций «Войны».

На этот раз Гельман возвращается в Украину, но не в Киев, а в Одессу галерист. Но не исключено, что это — снова лишь прикрытие его политтехнологических изысканий. Так ли это, возможно мы узнаем уже в ближайшие дни.