Зеленского и стоящие за ним силы (прежде всего США) полностью устраивают сразу несколько вариантов развития нынешнего кризиса на Донбассе. Во-первых, разумеется, победный для Украины — то есть если в максимально скоротечной войне Россия по каким-либо причинам не успеет прийти на помощь ЛДНР. В таком случае действующая киевская власть оказывается в роли «освободителей» и «национальных героев» со всеми вытекающими из этого политическими последствиями.

Дипломат Чалый: звонок Байдена Путину — это сигнал украинским политикам
Дипломат Чалый: звонок Байдена Путину — это сигнал украинским политикам
© скриншот видео UKRLIFE.TV
Второй вариант — «маленькая проигранная война» (как это точно обозначил обозреватель Украины.ру Андрей Бабицкий), когда в результате неудачного наступления Украины на республики Донбасса разбитые ВСУ под давлением российской армии откатываются до границ Донецкой и Луганской областей. Киеву немного обидно, зато больше не надо уверять весь мир в «агрессивности России», а общественное мнение Украины убеждать в необходимости размещения на собственной территории полноценных баз НАТО.

Таким образом, при утрате Украиной и так нелояльных Киеву регионов и нескольких тысяч жизней военнослужащих можно получить полные гарантии сохранения нынешнего политического режима и личной безопасности его функционеров под защитой натовских штыков в обмен на американские военные базы.

И, наконец, сохранение нынешнего статус-кво, которое даёт Банковой возможность спокойно продолжать уничтожение всех условно «пророссийских сил», планомерно осуществлять нацификацию образования, основательно готовить Украину к роли военного тарана, базе диверсионной и пропагандистской войны против России. Майданный режим в этом случае занимается привычным распилом бюджетных потоков и иностранной помощи, а русские люди массово переформатируются в необходимое метрополии пушечное мясо.

Случилось то, чего так хотела Украина: Байден позвонил Путину
Случилось то, чего так хотела Украина: Байден позвонил Путину
© РИА Новости, Алексей Никольский / Перейти в фотобанк
По-настоящему проигрышным вариантом для Киева может считаться только стратегическое военное и экономическое поражение майданного режима. А его можно достичь в случае четкого использования предоставленного Киевом повода к войне. Именно этого сценария и желает избежать Белый дом, стараясь смягчить решительный настрой своего противника, то есть России. К слову сказать, эта тактика характерна для методичек «цветных революций»: пока сопротивление неких «революционеров» слишком слабо, стремиться миролюбивой риторикой сбить решимость сил правопорядка действовать жестко и немедленно.

Проверкой искренности намерений американской стороны, о чем-то договариваться, может и должно стать ее задекларированное намерение участвовать в денацификации и демилитаризации Украины, а не дальнейшее использование подмайданной страны в своих военных планах. США должны четко и недвусмысленно подтвердить нейтралитет Украины. Торжество законности должно подразумевать наказание преступников, замешанных в преступлениях против человечности (например, в массовом убийстве людей 2 мая 2014 года в Одессе), убийствах политических противников (в частности, писателя Олеся Бузины), преследование тех, кто дал приказ использовать украинскую армию против собственных сограждан, в том числе санкционировал авиационные бомбардировки городов Донбасса.

Решение судьбы Украины без учета мнения русскоязычной части ее населения, выражающей мнение миллионов людей оппозиционных политических партий, воли пока входящих в общепризнанные границы Украины республик Донбасса и законной заботы России о своей безопасности невозможно. Однако вся риторика официальных и неофициальных лиц на Украине и на Западе свидетельствует об обратном.

Например, в своём разговоре с министром обороны Украины Андреем Тараном глава Пентагона Ллойд Остин сообщил, что США «привержены созданию потенциала для защиты от российской агрессии». Понятно, что речь идёт о дальнейшем вооружении и обучении ВСУ как союзника коллективного Запада. А генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг от имени стран альянса официально заявил: «Мы будем и дальше расширять наше сотрудничество с Украиной и Грузией по вопросам безопасности Черного моря, и мы работаем над тем, чтобы в полной мере использовать статус Украины как партнера с расширенными возможностями».

Ни о каком нейтралитете Украины в таких условиях говорить не приходится.

Победное «Байден сморгнул» (как заявляют некоторые эксперты, сравнивая геополитику с игрой в покер) не имеет ничего общего с действительностью. Дедушка может моргать сколько угодно, но стратегические интересы США определяют конкретные институции. Украина выгоднейший плацдарм в геополитической стратегии, и никто его сдавать не собирается. Практически всё руководство США — от президента Джо Байдена до госсекретаря Энтони Блинкена — высказалось на эту тему абсолютно однозначно.

Буквально через несколько часов после пресловутого «звонка Байдена» известный российский эксперт Владислав Шурыгин дал важный для понимания ситуации текст.

«Мой источник в Киеве сегодня скинул инфу о неком "плане Байдена" по Украине, который был озвучен на встрече Блинкена и [министра МИД Украины] Кулебы. С этой встречи Кулеба вышел как на крыльях и заявил: "Я очень удовлетворен встречей с Тони Блинкеном и нашим разговором", — пишет господин Шурыгин. — Суть этого плана состоит из двух пунктов: 1. Украина ускоренно принимает закон, разрешающий размещение военных баз НАТО и США на своей территории. 2. США заключают с руководством Украины договор о размещении здесь баз и в одностороннем порядке размещают на Украине три свои базы. Одну морскую и две сухопутные. На всех трёх будет проведена модернизация аэродромов под приёмку всех типов американских самолётов, в том числе и тяжёлых транспортных. <…> Как сказал источник, в рамках этого плана и озвучена инициатива Байдена встретиться с Путиным и провести некий саммит. Процедура подготовки к встрече и обсуждение повестки позволит выиграть у русских время на подготовку принятия закона, заключения договора и размещения американских войск. Фактически русских должны поводить полгода за нос, которые нужны на подготовку и осуществление американского плана…»

Блицопрос: Анатолий Вассерман о возможной встрече Путина и Байдена
Блицопрос: Анатолий Вассерман о возможной встрече Путина и Байдена
© РИА Новости, Александр Натрускин
Уже вчера киевские ТГ-каналы (в частности, хорошо информированный о жизни офиса Зеленского «Резидент») дали инсайд, что в Офисе Президента Украины «начата работа над несколькими законопроектами, позволяющими размещать военные базы США/НАТО на территории Украины». По-видимому, законопроекты подразумевают обход определенных запретов на данные действия в Конституции Украины — впрочем, и так растоптанной.

В случае внесения этих законопроектов в парламент нет сомнения, что они будут приняты, а имеющий полномочия их заблокировать Конституционный суд сейчас в буквальном смысле разгромлен — его прежний глава снят на незаконных основаниях, а новый подконтролен Офису Президента.

«Деэскалация» конфликта на американских условиях вместо облегчения может принести Москве лишь общее ухудшение ситуации. После мощной информационной встряски американцы получают желаемые базы почти без единого выстрела. В случае полного обустройства НАТО на Чёрном море российское военное доминирование здесь окажется подорвано, а при появлении ракетных установок под Харьковом стратегическая ситуация для РФ, мягко выражаясь, резко ухудшится.

Пока общественность носится с «Северным потоком-2» (который даже в случае достройки получит проблемы с запуском в эксплуатацию, о чем позаботятся немецкие «зелёные»), к виску России будет приставлен пистолет.

Неизвестный в высоких экспертных кругах обычный харьковчанин Виктор Старчиков на своей странице в соцсети написал очень просто и лаконично: «Будет конфликт или полноценная война на территории нынешней Украины, не знаю. Очень много разных факторов играют здесь свою игру. А вот появление любых военных баз НАТО, США, Британии на этой земле означает проигрыш России в этой гибридной войне. Не рассказывайте мне сказки, что это не так. Ни одной базы пока нет, но…»

Вот этого самого «но» допустить нельзя.