Украина после государственного переворота в феврале 2014 года у многих адекватных аналитиков — причём как на Востоке, так и на Западе — имеет стойкий имидж «несостоявшегося государства» (failed state). Казалось бы, после потери Крыма и продолжающейся гражданской войны в Донбассе, прогрессирующей феодализации, деградации государствообразующей инфраструктуры (железные дороги, трубопроводы и т.п.) и катастрофического падения уровня жизни населения на Украине есть все необходимые условия для её распада.

Однако эта страна пока сохраняет единство благодаря тому, что нет достаточного условия для такого распада — готовности к подобному сценарию в России, ЕС (как в Брюсселе, так и в Варшаве, Будапеште и Бухаресте) и США. Но что будет, если вдруг достаточное условие для окончательного развала бывшей УССР всё же возникнет? Пусть даже не в формате консенсуса внешних игроков, а просто вследствие их «усталости от Украины» и отказа от поддержки её территориальной целостности любой ценой — скажем, в случае всепоглощающего внутреннего конфликта в формате «всех против всех».

«Деградация, распад и смерть»: эксперт о последствиях карабахского сценария для Украины
«Деградация, распад и смерть»: эксперт о последствиях карабахского сценария для Украины
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

Ныне в Киеве больше всего опасаются фронды элит тех областей Юго-Востока Украины, которые ещё сохранили остатки экономического потенциала — Днепропетровской, Харьковской, Одесской областей. Западная Украина, как бедный, но патриотический регион, в этом плане центр не особо беспокоит. И это зря, ведь именно здесь в 1990 году была создана первая официальная сепаратистская структура — «Галицкая ассамблея», объединение Львовского, Ивано-Франковского и Тернопольского областных советов. И вот через 30 с лишним лет после этого, 11 февраля 2021-го, председатели Ивано-Франковского и Тернопольского областных советов обсудили подписание меморандума о сотрудничестве между двумя соседними областями и реализацию межрегиональных проектов. При этом речь идёт не просто о «Галицкой ассамблее 2.0», а о куда более масштабном процессе.

В состав независимой Западной Украины могут войти семь областей

В том, что меморандум о сотрудничестве между Ивано-Франковским и Тернопольским областными советами будет в ближайшее время подписан, сомнений нет: ведь эти советы возглавляют члены националистической партии «Свобода», соответственно Александр Сыч и Михаил Головко. Однако этим процесс сотрудничества областей Западной Украины в обход Киева явно не ограничится: на встрече Сыча и Головко, состоявшейся в Тернополе, присутствовал первый заместитель председателя Волынского областного совета Юрий Полищук, который обсуждал с коллегами и однопартийцами по «Свободе» аналогичные меморандумы о сотрудничестве двух галицких областей с Волынской.

Нужно отметить, что в областных советах Западной Украины партия «Свобода» тесно сотрудничает с партией «За будущее» Игоря Коломойского и Игоря Палицы — что неудивительно, ведь Коломойского называли одним из главных спонсоров «Свободы» задолго до Майдана 2013–2014 годов. В Ивано-Франковском и Тернопольском облсоветах «Свобода» имеет больше голосов, потому её представители возглавили эти органы местного самоуправления. А в Волынском облсовете, который контролирует «За будущее», «свободовец» получил пост первого зампреда.

Выдвиженка партии «За будущее» возглавляет и Хмельницкий областной совет — это Виолета Лабазюк, жена местного «аграрного барона» Сергея Лабазюка. При этом Хмельницкая область, которую часто называют просто Подольем, имеет весьма много общего с соседней Тернопольской, значительная часть которой также была частью Подольского воеводства Речи Посполитой. А в Черновицкой области «Свобода» и «За будущее» проголосовали за избрание председателем облсовета Алексея Бойко — депутата от Аграрной партии, которая на местных выборах была фактически аффилирована с партией Коломойского—Палицы. Напомню, до 1849 года Буковина входила в состав австрийской провинции Королевство Галиции и Лодомерии (Владимерия, то есть Волынь).

«Начнутся восстания». Вассерман объяснил, когда Украина будет по-настоящему независима от РФ
«Начнутся восстания». Вассерман объяснил, когда Украина будет по-настоящему независима от РФ
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк

Однако дуэт «Свобода» — «За будущее» не контролирует облсовет самой экономически развитой области Галичины — Львовской, а также представительский орган Ровенской области, которая является частью исторической Волыни (кстати, северные районы Тернопольской и Хмельницкой областей — это также в прошлом волынские земли). Правда, в Ровенском областном совете депутаты от «Свободы» и «За будущее» формально входят в большинство, и «свободовец» Алексей Бучинский стал заместителем председателя облсовета, который возглавил выдвиженец «Европейской солидарности» Сергей Кондрачук. А вот во Львовском областном совете и «За будущее», и «Свобода» находятся в жёсткой оппозиции к председателю Ирине Грымак от «Европейской солидарности».

Таким образом, для создания полноценного «Галицко-Волынского королевства» на основе семи вышеупомянутых областных советов необходимо тесное сотрудничество партий «Свобода», «За будущее» и «Европейская солидарность» — то есть олигархов Игоря Коломойского и Петра Порошенко. И такое сотрудничество не является нереальным, хотя Игорь Валерьевич и Пётр Алексеевич публично «побили горшки» в 2015-м.

Во-первых, оба персонажа не раз демонстрировали изрядную политическую гибкость — вспомнить хотя бы работу Петра Порошенко в правительстве Николая Азарова или его тесную связь с Виктором Медведчуком, причём как во времена членства во фракции СДПУ(О), так и в годы президентства. А во-вторых, если Порошенко окончательно убедится в невозможности опять возглавить всю Украину, то лучшего кандидата в президенты её западной части и придумать сложно — по крайней мере, в плане международных связей. В таком случае Игорь Коломойский может компенсировать неудачную для него инвестицию во Владимира Зеленского, получив мощные рычаги влияния в созданном с нуля государстве.

Галицко-Волынское королевство, XXI век

Конечно, вряд ли это государство действительно будет монархией, как указано в подзаголовке — хотя легитимный монарх на всякий случай есть. Речь о внуке последнего императора Австро-Венгрии Карле фон Габсбурге, который сохраняет титулы короля Галичины и Волыни и герцога Буковины. Однако, даже не занимая никаких формальных постов, Карл фон Габсбург смог бы стать некой объединительной фигурой и живой связующей нитью с мифологизированной в Галичине и Буковине «бабушкой Австрией». Кстати, проблема единства для Западной Украины будет не менее актуальной, чем для всей Украины ныне, учитывая отношения галичан с жителями Буковины и Волыни. Потому не исключено, что столицей нового государства будет выбран какой-то небольшой городок, а Львов останется в роли «местного Нью-Йорка».

Кроме всего прочего, Карл фон Габсбург мог бы немного ускорить признание Западной Украины со стороны европейских государств — ведь поначалу все они в частности и ЕС в целом выступят резко против «очередного передела границ в Европе». Однако де-факто западные соседи сразу же начнут тесное сотрудничество с Западной Украиной, ведь влиять на неё будет проще, чем на государство со столицей в Киеве.

Кстати, механизмы такого сотрудничества на самом деле эффективно опробованы Россией на Донбассе. При этом по сути политика Варшавы и Бухареста не изменится: Польшу будет интересовать в первую очередь экономическая экспансия, реституция имущества, потерянного после 1939 года, и дешёвая рабочая сила, а Румыния будет акцентировать внимание на правах своего национального меньшинства. Правда, если к моменту распада Украины Румыния уже инкорпорирует Молдавию, то у Бухареста может появиться и желание опять «воссоединить» Северную Буковину и оставшуюся часть Бессарабии — входящую как в Черновицкую, так и в Одесскую область.

Несомненно, как соседние страны ЕС, так и Евросоюз в целом будет интересовать соблюдение новым государством международных обязательств Киева — в первую очередь по транзиту, причём не только газа, но и других товаров (по автомобильным и железным дорогам), а также относительно экспорта электроэнергии. Причём речь не только о существующем «Бурштынском энергоострове» (составляющие его ТЭС Рината Ахметова вполне могут быть национализированы), но также о Ровенской и Хмельницкой АЭС и о Днестровской ГАЭС, составляющей с ними одну систему.

Однако вряд ли наличие столь мощных источников энергии приведёт к новой индустриализации Западной Украины — конкуренты в Европе никому не нужны, новое государство будет обречено остаться в первую очередь «экспортёром» рабочей силы. Даже если взять официальные данные, то население семи упомянутых областей не превышает десяти миллионов, хотя в реальности как минимум на 20% меньше. Такой небольшой рынок может быть легко встроен в экономику ЕС, тем более что восточные регионы Польши не так уж кардинально отличаются от Западной Украины по уровню экономического развития.

Княжество Закарпатское — или всё же Мукачевское?

Хотя описанный выше сценарий ухода семи областей Западной Украины из-под контроля Киева и создания на их базе нового государства является достаточно фантастическим, но он имеет ненулевую вероятность, поскольку опирается на политические реалии в регионе. Однако именно последний фактор делает невозможным в нынешней ситуации присоединение к этому государственному образованию Закарпатской области. Этот регион всегда отдавал предпочтение работе с центром — будь то с Москвой или с Киевом — и сотрудничеству с соседними странами, а не с областями Украины.

Ныне как Закарпатский областной совет, так и областная государственная администрация контролируются либо «парашютистами» из Киева (типа генерала СБУ Петрова, экс-губернатора, а ныне председателя облсовета), либо ориентированными на Киев политическими силами (партия «Родное Закарпатье», главный партнёр «слуг народа» в облсовете). Однако и местная оппозиция — политические силы клана Балог и соратников Виктора Медвечдчука — также не имеют никаких точек соприкосновения ни с Галичиной, ни с Буковиной.

Скотный двор «Украина»: жизнь по Оруэллу
Скотный двор «Украина»: жизнь по Оруэллу
© скриншот видео Украина.ру

Поэтому в случае создания независимой Западной Украины Закарпатью уготована либо роль эксклава, формально признающего власть Киева (в случае сохранения некой международно признанной Украины), либо «серой зоны», вполне устраивающей привыкших к контрабанде местных жителей. При этом аннексия Закарпатья (или его районов, населённых венграми) соседней Венгрией представляется абсолютно нереальной. Вопреки сложившимся мифам, Будапешт не имеет территориальных претензий к соседним странам, а озабочен созданием в них эксклюзивных условий для венгерского меньшинства. А уж такие условия в полунезависимом Закарпатье будут несомненно гарантированы. Взамен Венгрия вполне может начать массово выдавать в крае свои паспорта — естественно, исключительно по гуманитарным соображениям, как Россия на Донбассе.