Ноябрь 2020 года не прибавляет оптимизма желающим мира в Донбассе. Вице-премьер-министр Украины, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, член СНБО и первый замглавы украинской делегации в ТКГ Алексей Резников сравнил Донбасс… с опухолью.

«Нам главное не взять его обратно, как опухоль, с которой мы не знаем, что делать. Но мы понимаем, что у нас есть два варианта. Это больные территории, ментально в том числе. Есть вариант резекции полной, ампутации, или лечить. Я за терапию и полное восстановление нашего организма», — заявил Резников в программе «Рандеву с Яниной Соколовой». 

Как ДНР и ЛНР планируют вернуться в состав Украины
Как ДНР и ЛНР планируют вернуться в состав Украины
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк
С такими настроениями часть украинского общества ждёт «дорожную карту» по Минским соглашениям, которую в конце октября на встрече ТКГ Украина пообещала разработать и представить в ближайшее время.

На той же встрече свой вариант программы урегулирования конфликта предложили для утверждения в Верховной Раде и представители непризнанных республик. Суть первой части предложений отражает пункты "Минска-2" и сводится к обмену пленными, режиму тишины и разведению сил. А вот дальше интересно.

Как мы знаем, "Минск-2" предполагает изменение Конституции Украины таким образом, что в ней появятся обладающие широкой автономией отдельные районы Донецкой и Луганской областей, так называемые ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей). Так вот, представители ДНР и ЛНР предложили прописать в Конституции автономию Донбасса только на 30 лет, до 2050 года. Потом — не раньше 2045 и не позже 2049 года — референдум, на котором решится дальнейшая судьба региона.

Что это, как не уступка? Понятно же, что правильно отлаженная медиа-работа вполне способна разделаться с объективными интересами населения как Тузик с грелкой и сформировать «правильный» взгляд на вопрос особого статуса у достаточного количества граждан.

Но и особый статус в ЛДНР хотят скорректировать. В приложении за номером 2 к «дорожной карте» под названием Основные положения закона Украины «О внесении изменений и дополнений в закон Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» есть несколько крайне интересных пунктов.

Во-первых, избранные по новому закону райсоветы Донецка и Луганска должны получить в управление все имущество территориальных общин и природные ресурсы региона.

Во-вторых, перечисление налогов в Киев будет осуществляться в особом порядке, не так, как у всех остальных.

В-третьих, райсоветам позволяется налаживать экономическое сотрудничество с Российской Федерацией, определять официальные языки, праздники и памятные даты.

Здесь все понятно и все правильно. Вопросы начинаются дальше. Местные советы смогут определять полномочия Народной милиции с учетом закона, который разграничит функции милиции и Нацполиции Украины, а также согласовывать назначения руководителей прокуратуры и судов.

Кравчук: К мнению Донецка и Луганска мы прислушаемся
Кравчук: К мнению Донецка и Луганска мы прислушаемся
© РИА Новости, Евгений Котенко | Перейти в фотобанк
Согласовать сферы деятельности Народной милиции с Нацполицией Украины — полбеды. Народная милиция Донбасса — это, по сути, местная национальная гвардия, призванная проследить, чтобы никакие «активисты» со свастиками на лысинах не организовали в Донецк и Луганск «поезда дружбы». А как быть с той национальной гвардией, которая украинская и которая подчиняется непосредственно министру МВД Украины?

Хлопцы-срочники из каких-нибудь полтавских сел, которых используют как конвой в судах или для охраны важных объектов — бог с ними. Однако в нацгвардии состоят и наци из «Азова» в погонах МВД. Они получат право следить за порядком на улицах Донецка и Луганска? В общем виде такой вопрос очевидно не решается, а подробности не указаны.

О создании муниципальной полиции же вообще речи не идет. Согласование по судам и прокуратуре означает, что Киев будет предлагать людей, а Донбасс — принимать или отклонять кандидатуры. Так или иначе, эти органы также останутся под контролем Киева. Таким образом, вся сфера правопорядка в ОРДЛО оказывается непосредственно управляемой центральной властью. Кроме Народной милиции, полномочия которой нам еще неизвестны.

И ключевой вопрос — а что с СБУ? Мало того, что эта организация вернется на Донбасс, так еще и в списке должностей, согласуемых с местными властями, глав УСБУ Донецка и Луганска нет. Они не будут согласовываться. Похоже, ведать спецоперациями в ОРДЛО станет УСБУ Донецкой и Луганской областей, которое сейчас находится в Краматорске. Но тогда без всяких сомнений могут начаться массовые репрессии. А кто помешает? Народная милиция?

Короче говоря, без уточнений, которых нет, выглядит все очень непонятно. Формально власть на Донбассе будет избираться местным населением и обладать широкими полномочиями в области экономики и культуры, но отсутствие реального влияния на силовые структуры может всю эту автономию запросто подрубить. Одно дело — передать границу украинским пограничникам, а все силовые полномочия внутри территорий оставить Народной милиции, муниципальной полиции и прокуратуре с судами. И совсем другое дело — власть МВД, СБУ и Генпрокуратуры. От особого статуса в таком случае остаются рожки да ножки.

Страх и ненависть в Украине. Власть назвала Донбасс «опухолью»
Страх и ненависть в Украине. Власть назвала Донбасс «опухолью»
© Y27 / wikimedia.org
Для чего же представители ДНР и ЛНР внесли такие невыгодные себе самим предложения, особенно в условиях, когда такого никто от них не требовал? Пролить свет на это могут последние пункты «дорожной карты».

Все это будет осуществлено, если Украина отменит три дискриминационных, нарушающих права человека закона — о среднем образовании (где дети качественно делятся по языковому принципу), о государственном языке (тотальная насильственная украинизация) и о реинтеграции Донбасса (переводящий «антитеррористическую операцию» в «отражение агрессии России», то есть легализующий использование ВСУ внутри страны).

Верховная Рада в нынешнем своем составе проголосует за отмену этих законов? Очень сомнительно. А на нет и суда нет. Мало того, в «дорожной карте» четко и ясно прописано, что передача границы с Россией производится после проведения выборов, а именно этот пункт Минских соглашений — главный камень преткновения, то, на что Украине не хочет идти ни при каких обстоятельствах. И эту горькую пилюлю не может подсластить даже обещание через два месяца после передачи границы (и снятия с Донбасса блокады, естественно) вернуть собственность украинским олигархам.

Ахметов в этот момент конечно выдохнул, поскольку в начале чтения документа ему могло бы показаться, что «свои» заводы он сможет получить только через 30 лет, а к тому времени 54-летнего олигарха вряд ли уже будут интересовать подобные вопросы. Но нет, теперь перспектива ставится вполне осязаемой. Вот только не выйдет ли так, что при отказе Украины от такой «дорожной карты» интересы Ахметова слегка разойдутся с политикой правящей партии?

Новый формат: Кравчук высказался о «Минске 3»
Новый формат: Кравчук высказался о «Минске 3»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Таким образом формально в документе представители ДНР и ЛНР сильно сдают свои позиции, но по факту в нем есть положения, которые не позволят Украине принять его никогда.

Ключевые пункты "Минска-2" (как и их последовательность) для Киева неприемлемы, хоть там будет автономия на 30 лет, хоть на 1030 лет. А раз точно известно, что Минские соглашения Украина не выполнит, кто мешает предлагать любые «дорожные карты» с любыми уступками, которые показывают так называемому мировому сообществу заинтересованность в урегулировании конфликта даже ценой отказа от части собственных интересов и выставляя тем самым именно Киев стороной, срывающей мирный процесс?

Особенно в момент, когда Зеленский прямо требует смены "Минска" на формат Будапештского меморандума, то есть на выход из процесса Германии и Франции и на вход в него США и Великобритании. Выглядят метания с Будапештом не иначе как афера, поскольку меморандум — это всего лишь заявление о намерениях гарантировать территориальную целостность Украины, такого переговорного формата не существует, а без согласия России, даже если бы он существовал, перейти к нему не получится.

Поэтому на фоне попыток Киева любой ценой выйти из утвержденного СБ ООН Минского процесса, предложения Донецка и Луганска остаться в нем даже ценой уступок выглядят как жест доброй воли. Ну и конечно, как передача эстафетной палочки Украине, которая теперь должна подготовить ответное предложение.

Подготовит ли она его? Сомнительно. А если и да, что там будет — снова противоречащие Минским соглашениям требования о немедленной передаче границы и отказ от отмены дискриминационных законов? Хорошо ли это будет выглядеть?

А ведь отношение Евросоюза к Украине уже совсем не такое, как было в 2014 году.