«Во-первых, я считаю, что и санкции были введены необоснованно. Во-вторых, давайте различать. Есть запрет въезда. Каким образом запрет въезда может касаться аудиовизуального продукта. Я много раз спрашивал это у руководителей прошлой власти… На мой взгляд, одно дело, когда есть возбужденное уголовное дело против кого-то, например Охлобыстина, Пореченкова, тогда это должно касаться так называемых черных списков. Другое дело, когда автоматом все эти люди заносятся в черные списки, и сотни часов аудиовизуального продукта, в том числе фильм Романа Балаяна, кладутся на полку», — сказал Ткаченко.

Когда запретный плод горек. Почему Украина боится артистов российской эстрады
Когда запретный плод горек. Почему Украина боится артистов российской эстрады
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Конкретным поводом для такого пересмотра культурной политики стала участь телесериала «Сваты», который когда-то продюсировал нынешний президент Владимир Зеленский. При Порошенко сериал запретили на Украине из-за внесения в черный список российского актера Федора Добронравова за посещение Крыма. Зеленского тогда возмутила абсурдность этого запрета. Его компания «Квартал 95» подала в суд, требуя разрешить прокат «Сватов». Против запрета активно выступили и представители телеканала «1+1», гендиректором которого и был тогда новый министр культуры.

Окружной административный суд города Киева рассматривал дело с 2017 года, и только когда Зеленский стал президентом, решился признать действия Службы безопасности Украины относительно запрета на въезд Федору Добронравову противоправными. Тем не менее, борьба за «Сваты» на этом не закончилась. Почти год назад, 12 июня 2019 года, Госкино, которое на тот момент еще возглавлял представитель ультраправой партии «Свобода» Филипп Ильенко, вновь запретил «Сваты». Понадобилось поменять и главу Госкино, чтобы снова легализовать «Сватов» и появление на экране Федора Добронравова.

Сам Добронравов приветствовал такое решение, заявив о своем праве посещать какие угодно места.

«Я же артист, если мне скажут поехать на Северный полюс, я поеду на Северный полюс, скажут в Америку — поеду в Америку, скажут в Крым — поеду в Крым. Я артист, родненькие. Это моя профессия — перемещаться по миру», — сказал Добронравов.

Депутат от «Слуги народа» Максим Бужанский, комментируя заявление министра Ткаченко, называет его вполне здравым и не понимает, как можно ассоциировать актера и его роль.

«Министр культуры Ткаченко дал интервью, в котором отметил, что нужно быть не вполне умственно полноценными, на уровне порошенковских стандартов, чтобы отождествлять актеров с сыгранными ими ролями. Иными словами, мы можем триста раз занести актера во все черные списки и запретить въезд, но каким образом это должно повлиять на судьбу фильмов с его участием? Ну наконец-то из Министерства культуры донеслась здравая мысль, признаться, я уж думал, место проклято. Вопрос-то на самом деле не в актерах и не в фильмах, вопрос в здравом смысле, он или есть, или нет», — пишет Бужанский.

Конец фильма: Уходящий Ильенко превратил украинское кино в галичанское
Конец фильма: Уходящий Ильенко превратил украинское кино в галичанское
© Facebook, Odesa International Film Festival

Однако при всей здравости рассуждений министра культуры стоит учитывать, что в этом случае речь идет о бизнес-интересах самого Ткаченко и студии «Квартал». Это, конечно, не означает снижения националистической риторики в украинских СМИ. Напомним, телеканал «1+1», когда его возглавлял новый министр культуры, был одним из наиболее активных разжигателей конфликта на Донбассе и националистической истерии. В 2018 году Ткаченко попал в санкционный список России именно за призыв бойкотировать российские фильмы. При этом в далёком 2008 году он сам занимал в Москве пост заместителя гендиректора РЕН-ТВ.

До назначения на пост министра культуры Ткаченко был депутатом фракции «Слуга народа». В парламенте он возглавлял Комитет по вопросам гуманитарной и информационной политики. Был одним из авторов законопроекта №2693 «О медиа», который должен облегчить цензуру и блокировку интернет-СМИ. В частности, законопроект предполагал ответственность за положительную информацию о современной РФ или СССР, что трактовалось как «элемент военной агрессии России против Украины».

«Сваты» как формула мира. Зеленский, которого мы потеряли
«Сваты» как формула мира. Зеленский, которого мы потеряли
© vk.com, Сериал «Сваты»

Теоретически в случае принятия такого законопроекта украинского журналиста могли бы привлечь к ответственности за публикацию информации о том, что в хабаровском зоопарке родились здоровые тигрята, а девочка из Воронежа победила на международной математической олимпиаде. В начале 2020 года мониторинговая миссия по правам человека при ООН раскритиковала законопроект Ткаченко, подчеркнув, что он может привести к преследованию журналистов.

Однако «креативность» Ткаченко этим законопроектом не ограничилась — ему принадлежит идея обложить налогами YouTube и Netflix.

Как мы видим, Александр Ткаченко умеет проявлять чудеса политической «гибкости» и эквилибристики: требовать то введения, то снятия цензуры. Выступая против российских фильмов, а затем — в их поддержку. Всё зависит от того, как это отражается на его финансовом благосостоянии. Можно предположить, что здравый смысл в очередной раз изменит министру культуры, если речь зайдёт не о телесериале «Сваты», а о кинопродукции, не учитывающей его материальных интересов.

Вероятно, Ткаченко смог бы даже лоббировать прокат на Украине российского фильма «Крым: путь на родину», мотивировав это, например, «необходимостью понять логику страны-агрессора». Однако материальная заинтересованность главы Минкульта должна быть в этом случае очень высокой.