Итого: осталось 11 отраслевых «карт» и 40 позиций сотрудничества. Минусы: оставшееся — это ключевые вопросы, ради которых заварена каша. Нефть, газ и льготы Минску. На все это остается неделя.

Начнем с плохого

Изначально план перезагрузить Союзный договор был амбициозным и вызывал у друзей белорусско-российской интеграции, вплоть до полного объединения? много оптимизма. Но чудес не бывает: Лукашенко выбрал суверенитет, и все разговоры вокруг дорожных карт были про то, что ни пяди суверенитета никому не отдадим, а если что — уйдем в партизаны.

Безпалько рассказал, что нужно сделать Лукашенко, если его не устраивает союз с Россией
Безпалько рассказал, что нужно сделать Лукашенко, если его не устраивает союз с Россией
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Утрированно, но это именно то, что озвучивал Бацька, так что серьезно об этом писать невозможно. Да и что писать? Сам процесс переговоров был засекречен, все делали межправительственные отраслевые рабочие группы за закрытыми дверями. Размочить интригу попыталось российское издание «Коммерсантъ», которое в сентябре заявило, что в редакцию попали копии соглашений. Но ни одной цитаты из этих «копий» издание не опубликовало, так что фейк остается на совести редакции, а ясности как не было, так и нет.

Кремль молчал, а Лукашенко периодически что-то заявлял в описанном выше ключе. В последний раз он это сделал 17 ноября, в день выборов белорусского парламента. Прозвучало как с дуба: если что не так, ничего не подпишу и «на хрена нужен кому такой союз». То, что лучше бы он этого не говорил, Бацька понял сам в ту же секунду, и вслед за «хреном» был спич о том, какой он простой мужик и в разговорах со своим другом, Путиным, еще и не такое выдает.

Это мало кого успокоило, и вообще, весь период переговоров или согласований Бацька выглядел главным демотиватором. И если он обижается на ту дичь, которую несут о нем анонимные СМИ, то должен понимать, что он сам же и кормит этих троллей. Они всего лишь берут вот такие его слова и раскладывают их на молекулы, жестко высмеивая. И поскольку альтернативной точки зрения нет, то и льется в уши аудитории аналитика о том, что Лукашенко тормозит интеграцию, желая выторговать себе льготы и субсидии, ничего не давая взамен.

Безпалько объяснил, что будет с Союзным государством при сохранении Лукашенко у власти
Безпалько объяснил, что будет с Союзным государством при сохранении Лукашенко у власти
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Согласитесь, другой точки зрения на сегодня в инфополе не существует. А пытаться толковать изречения Бацьки в его пользу — мартышкин труд и вопрос не по окладу.

Кроме цитат президента Белоруссии есть только то, что Румас и Медведев во вторник показали отсутствие согласования именно по тем вопросам, в которых Минск изначально ждал уступок от Москвы. И получается плохая картина: год назад, в ответ на требования сохранить льготы и вернуть деньги за налоговый маневр, Кремль мог отмахнуться от претензий, предложив провести ревизию Союзного государства, четко расписав, кто кому и что должен. Если так, то для Минска эта задача была не выполнимой изначально. И к финальной дате пришли с тем, с чего начали: общего мнения по условиям поставок нефти и газа, общему Налоговому кодексу и общей валюте нет. А значит, все будут решать президенты. Заколдованный круг.

Есть ли хорошие новости?

У Минска в этом году четко наметился цейтнот: экономика без российских костылей не выгребает. Бюджет на будущий год планируется с дефицитом в 1,4 миллиарда долларов. Минфин РБ связывает казус с налоговым маневром, но это суверенное право Москвы. В последний раз бюджет Белоруссии оказался дефицитным в 2013-м, но таким не планировался: хотели выйти в ноль — не получилось. Последующие шесть лет удавалось сохранять профицит, но запас прочности подошел к концу, чему способствовала жесткая позиция Москвы, которая перестала понимать, зачем вообще Союзное государство, порождающее претензии и дрязги. Что же тут хорошего?

Малая маневренность белорусских переговорщиков дает надежду на уступки в финальной стадии, когда решать будут Путин и Лукашенко. «Решения по нефтяным и газовым вопросам придется принимать президентам», было сказано во вторник, и это именно то, что требовалось доказать. По оценкам белорусских экспертов, ждать прорыва не стоит, но чего точно не будет — так это разрыва Союзного государства и отказа от интеграции.

А раз так, то вопрос только в том, насколько жесткую позицию займет Владимир Путин. И если он будет последователен в желании отказаться от симулякров благополучия, то Лукашенко будет вынужден пойти на соглашение. Союз интересен тогда, когда он работает на общую пользу, а не ради решения сиюминутного вопроса компенсации за налоговый маневр.

Само слово «союз» подразумевает одну позицию на двоих. От согласованной работы с внешними партнерами и транснациональными организациями: ВТО, МВФ, ЕБРР, ОПЕК и другими — до согласованных позиций с субъектами международных отношений: США, Китаем, Индией, странами Персидского залива и другими. И, разумеется, общей должна быть позиция на постсоветском пространстве, в первую очередь в отношении Украины.

Пока что воз там, где он был год назад. «Дальнейшая интеграция возможна только в увязке с решением наиболее острых вопросов двустороннего экономического сотрудничества. Сюда мы относим формирование цен на нефть и газ, барьеры по доступу товаров на внутренние, национальные рынки, условия поддержки производителей, в том числе за счет субсидий», — сказал Румас, и слово «субсидии», похоже, ключевое.

Ищенко-VLOG. Не мытьем, так катаньем: чего хочет Лукашенко от России?
Ищенко-VLOG. Не мытьем, так катаньем: чего хочет Лукашенко от России?

Отдельный вопрос — налоговый кодекс. Налоги в России ниже, переход на российские ставки выгоден белорусским производителям, но это потребует от Минска найти деньги, чтобы компенсировать и так дефицитному бюджету уже собственный налоговый маневр. Ранее белорусский премьер сказал, что будет, если «карты» не согласуют в срок: «Значит, президенты поставят нам плохую оценку за нашу работу и обязательно найдут развязку». Здесь важно понимать, что «плохую оценку» получит конкретно Румас, со всеми вытекающими для него лично последствиями.

Последний дюйм

Для тех, кто злорадствует и выбрал для себя именно такую позицию, все идет как нельзя лучше. Ждут провала переговоров, отсутствия понимания, заморозки отношений, падения белорусской экономики, как результат — дестабилизации политической ситуации накануне президентских выборов. Все основания для таких прогнозов есть.

Тем же, кто душой болеет за Союзное государство и продолжает верить в то, что 11 «карт» и 40 позиций сотрудничества удастся согласовать на уровне президентов, остается надеяться лишь на здравый смысл. На сегодня нет никаких причин для того, чтобы распускать Союзное государство или замораживать его в нынешнем, весьма неопределенном виде.

Лукашенко перечислил условия подписания интеграционных программ с Россией
Лукашенко перечислил условия подписания интеграционных программ с Россией
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Надежду дают ранее сделанные заявления о том, что единый Налоговый кодекс вопрос уже решенный. Если так, то проблема компенсации для Минска просчитана. А значит, нефтегазовые темы удастся согласовать на высшем уровне. Так решались двусторонние проблемы всегда. А прошедший год, мытьем или катаньем, но потратили на инвентаризацию, которую худо-бедно, но сделали. По крайней мере цифры согласованных позиций внушают надежду, что прошедший год рабочие группы правительств двух стран потратили не зря.

Отдельно стоит напомнить о том, что вопрос транзита власти стоит во главе угла и в России, и в Белоруссии. И там, и там выращены поколения молодых политиков и хозяйственников, которые прошли многолетнюю школу в системах своих стран, а также в структурах Союзного государства. Это не демагогия: за этими словами стоят конкретные персоналии, которые заявят о себе уже в ближайшем будущем. И почву для их работы создает сегодня настоящий переговорный процесс, о результатах которого мы узнаем всего через неделю.