Обстрел Славянска. Обстоятельства гибели журналиста Роккелли

Инцидент, который вменяли в вину бывшему военнослужащему, широко освещался в СМИ. Он имел место в самом начале гражданской войны в Украине — когда шли бои за Славянск между ополчением ДНР под командованием Игоря Стрелкова против лояльных Киеву частей Вооруженных сил Украины (ВСУ), Нацгвардии и националистических батальонов, состоящих из добровольцев.

24 мая 2014 г. ополченцы занимали позиции у села Андреевка под Славянском, а украинские военные обстреливали их с горы Карачун, подконтрольной ВСУ. Огонь корректировала группа военнослужащих украинской национальной гвардии, которой командовал обладающий гражданством Италии украинец Виталий Маркив. Автомобиль, в котором ехал итальянский журналист Андреа Роккелли и его переводчик Андрей Миронов подвергся обстрелу из стрелкового оружия и гранатометов. В результате они оба погибли.

Андреа Роккелли стал первым погибшим во время вооруженного конфликта на Донбассе журналистом. Независимый фотокорреспондент, основатель коллектива фотографов Cesura, в мае 2014 он работал в Донецкой области, освещая захват местных органов власти восставшими против Киева гражданами, а также первые боевые действия ополченцев с ВСУ и националистами.

Позже о смерти Рокелли рассказал французский журналист агентства Wostok Press Уильям Рогелон, бывший очевидцем трагических события. Он получил ранение, но выжил. По словам француза, в их направлении было выпущено от 40 до 60 снарядов, одна из мин разорвалась прямо в кювете. Своих коллег он видел лежащими на земле. Прямо под огнем Рогелон выбежал к появившимся на горизонте после начала обстрела ополченцам, которые отправили его в больницу.

Джульетто Кьеза: Маркив будет осужден или как наемник, или как убийца, или за то и другое вместе
Джульетто Кьеза: Маркив будет осужден или как наемник, или как убийца, или за то и другое вместе
© РИА Новости, Сергей Пятаков | Перейти в фотобанк

Рогелон настаивал, что именно представители ВСУ вели целенаправленный огонь по ним.

«Роккелли сказал мне, что тот поезд был нужен для того, чтобы препятствовать въезду танков. Тогда мы увидели на улице человека в штатском, который сказал, чтобы мы уходили, потому что там находятся военные. Миронов ответил: «Ладно», и мы гуськом отправились обратно, к автомобилю. Мы прыгнули в глубокий ров, с нами остался тот человек в штатском, который предупредил нас о присутствии военных. Оттуда мы снова попытались добраться до машины. Дойдя до того места, где она стояла, мы подождали 2-3 минуты, пока солдаты перестанут стрелять. В тот момент начались выстрелы из миномета. Одна мина попала в машину, и мы поняли, что они целились именно в нее», — вспоминал француз.

Один из минометных снарядов разорвался вблизи машины, но следующий фактически стал фатальным.

Украинское следствие и недоверие итальянцев

Следствие по факту гибели журналиста проводили как украинские, так и итальянские правоохранители. И фактически оно закончилось ничем. Но именно слова Рогелона и настойчивость семьи погибшего журналиста заставили прокуратуру Милана возобновить следствие почти 3 года спустя, чтобы установить истину в произошедшей трагедии.

Официальный Киев, естественно, изначально обвинил в смерти Рокелли «сепаратистов», утверждая, что у сил АТО, которые действовали в том районе, вовсе отсутствовали минометы.

Заместитель главы Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) Евгений Енин, утверждал, что именно «стрелковцы» обстреляли журналистов.

«В этом расследовании Генпрокуратура активно сотрудничает с итальянскими коллегами, предоставляет результаты допроса свидетелей и результаты экспертиз… Вместе с тем, ни одного конкретного лица с той или другой стороны, которое бы могло причинить повреждения, несовместимые с жизнью, установить следствию не удалось», — заявил Енин.

«По данным украинского следствия, гибель двух журналистов произошла вследствие артобстрела со стороны российско-террористических войск. Также хотим подчеркнуть, что в 2014 году в батальоне имени Героя Украины генерала Кульчицкого в наличии не было ни одного миномета», — говорилось в сообщении пресс-службы Национальной гвардии Украины после ареста Маркива.

Тяжёлое утро. В Горловке под обстрелом ВСУ погибла женщина
Тяжёлое утро. В Горловке под обстрелом ВСУ погибла женщина
© Прес-служба Національного університету оборони України | Перейти в фотобанк

Данную версию опровергал руководитель Правозащитного Центра «Мемориал» Александр Черкасов, который указывал о постоянных минометных обстрелах с горы Карачун по Славянску. «Они вели огонь из 122-миллиметровых минометов — это определяется по осколкам», — отмечал правозащитник. При этом он допускал, что украинские военные не придавали значение тому, куда конкретно стреляли, поскольку могли вести огонь с «закрытых» позиций. По словам Черкасова, гибель Ракели и Миронова произошла неподалеку от мест массированных разрушений объектов гражданской инфраструктуры.

В одном из ответов, который поступил в Италию из Украины, просто указывалось, что гибель журналистов произошла во время завязавшегося 24 мая боя между сепаратистами и украинской армией.

В свою очередь, итальянцев такой подобная постановка вопроса не устроила. Адвокат семьи погибших Алессандро Баллерини обвинял украинское следствие в фальсификациях и предоставлении итальянской стороне недостоверной информации.

«Украина направила нам бесполезные свидетельства… Теперь мы готовим новое требование о проведении повторного расследования, чтобы изучить распечатки некоторых телефонных звонков, заново провести баллистическую экспертизу и получить показания других свидетелей», — цитировала слова Баллерини итальянская газета La Repubblica.

Другое издание «Lamezia live» опубликовало статью с заголовком «Эксклюзив: итальянский фотожурналист Андреа Роккелли был убит, потому что он был неудобен». В материале журналисты ссылаются на документ, адресованный командующему Нацгвардией Украины Юрию Алерову, где упоминаются девять солдат ВСУ в качестве свидетелей в деле Роккелли, а также оглашается факт инструктажа этих свидетелей, который провели командиры с целью поддержки официальной версии украинской стороны.

А 27 сентября 2017 года в здании Европарламента прошли слушания по правам человека на Украине, организованные фракциями депутатов «Объединенные Левый и Зеленые», «Прогрессивный альянс социалистов и демократов», где был поднят вопрос об убийстве Роккелли.

«Я посещала донецкий регион, и поэтому украинское правительство обвинило меня в терроризме и потребовали экстрадиции. К сожалению, украинская сторона не предоставляет нам никакой информации по Энди Роккелли. Я готова сотрудничать с вами по всем инициативам, которые помогут бороться с фашистским режимом Порошенко. И я думаю, что очень важно призвать к действиям парламент», — отметила итальянский политик, Элеонора Форенца, член Европарламента от фракции «Европейские объединенные левые».

Обстрел в Гранитном. Зеленский поручил усилить активность ВСУ
Обстрел в Гранитном. Зеленский поручил усилить активность ВСУ
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Задержание и судебный процесс над Маркивым

30 июля 2017 года в Болонье итальянскими правоохранителями был задержан подозреваемый по делу — Виталий Маркив, занимавший должность заместителя командира взвода в батальоне Национальной гвардии Украины им. генерала Сергея Кульчицкого. Маркив принимал непосредственное участие в атаке украинских сил против ополченцев в тот день.

Об атошнике известно, что он уроженец Тернопольской области, но долго жил в Италии и даже получил итальянский паспорт. В декабре 2013 года Маркив решил поехать на Украину, чтобы поддержать людей, которые вышли на Майдан. Состоял в 5-й сотне «самообороны Майдана». А позже пошел добровольцем воевать на Донбасс.

Арест Маркива был раскритикован украинскими властями. Близкий к главе МВД парламентарий от «Народного фронта» Антон Геращенко назвал его «незаконным», пытаясь свалить все на «руку Кремля».

«Эта история больше похожа на очередную российскую провокацию. Спецслужбы РФ передали в Италию какие-то надуманные документы, на основании которых итальянцы завели уголовное дело. Обвинения Маркива — абсолютный абсурд», — констатировал Геращенко в эфире одного из украинских телеканалов.

На суд к атошнику приезжал и лично министр Арсен Аваков, выражавший поддержку обвиняемому. Он лично писал письмо министру иностранных дел Италии с призывом к справедливому суду и подчеркивал, что предоставил следствию материалы, доказывающие невиновность подсудимого.

Группу поддержки Маркиву пыталась организовать украинская диаспора в Италии. Периодически группа людей, одетых в вышиванки разворачивала флаги «Правого сектора», полка Азов, порой даже пытаясь срывать судебные заседания. Кроме того, в адрес ведущего процесс судьи поступали угрозы на телефон от неизвестных.

Непосредственно обвинение атошнику базируется на показаниях француза Рогелона и двух итальянских журналистов. В частности, журналистка Илария Морани рассказала следователям, что в мае 2014 года после гибели ее земляка Роккелли она слышала телефонный разговор с Маркивым, который как раз говорил о том, что тяжелая артиллерия у ВСУ была и она действительно использовалась уже в мае.

«Обычно мы не стреляем в направлении города или в гражданских, но как только видим какое-то движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так случилось с машиной двух журналистов и переводчика», — процитировала Маркива журналистка.

«Что-то пошло не так». Солдат ВСУ обстрелял бойцов из «Азова»
«Что-то пошло не так». Солдат ВСУ обстрелял бойцов из «Азова»

Следствие было уверено, что обстрел мог вестись исключительно с горы Карачун и именно Маркив дал приказ на обстрел «всего, что двигалось» в радиусе 2 километров.

В марте этого года обвиняемый в течение пяти часов отвечая на вопросы прокурора и адвокатов, подробно рассказал о своем месторасположении, боевом снаряжении, задачах и обязанностях во время несения службы на горе Карачун.

С его слов, он находился на боевой позиции с видом на деревню Андреевку возле Славянска Донецкой области. И с этой позиции якобы не мог видеть людей на расстоянии 1,7 километра возле фабрики Zeus и дороги, где погибли Андреа Роккелли и его переводчик-россиянин Андрей Миронов. К тому же, автомат АК-74, единственный вид оружия, которым он владел, не имел специальных оптических устройств, чтобы фиксировать фигуры людей на таком расстоянии и мог поразить цель только на расстоянии до 700 метров. Маркив также апеллировал к отсутствию у Нацгвардии минометов. В ходе заседания был поднят вопрос о личном фото нацгвардейца, на котором тот запечатлен с флагом со свастикой. Задержанный пояснил, что не является сторонником фашизма, а флаг был якобы «отобран у сепаратистов».

Предпоследнее заседание состоялось 5 июля. На нем адвокат подсудимого говорил о роли ВСУ в боевых действиях под Славянском в мае 2014 г. В свою очередь, адвокат семьи Роккелли резко осудил Украину за «бездействие в расследовании обстоятельств и причин смерти итальянского фотографа», потребовав компенсаций на сумму 1,3 млн евро в пользу потерпевших.

Реакция на приговор в Украине

В итоге доводы защитников подсудимого присяжных не убедили и они признали его виновным. Интересно здесь то, что назначенный срок наказания значительно превышает запрашиваемый прокуратурой, которая требовала 17 лет лишения свободы, но Маркив получил целых 24 года. Помимо этого суд направил запрос о возбуждении уголовного преследования в отношения двух депутатов Верховной Рады Украины, Богдана Маткивского и Андрея Антонищака которых подозревают в соучастии в убийстве. В 2014 году они занимали офицерские должности в украинской Национальной Гвардии и являлись прямыми начальниками Маркива.

Сторонники Майдана и националисты осудили данный вердикт, сочтя его несправедливым, и традиционно пытались свести все к «проделкам Кремля».

«24 года Виталию Маркиву — несправедливое и позорное решение итальянского суда. Оно будет обжаловано. Наш гвардеец и государство Украина не виноваты в гибели репортера Рокелли. Он стал жертвой агрессивной России, которая развязала в Славянске войну на Донбассе» — считает министр МВД Арсен Аваков.

Еще дальше пошел нардеп и глава «Украинской добровольческой армии» Дмитрий Ярош, призвавший захватывать граждан Италии, чтобы обменять на осужденного украинца.

«Давайте «упакуем» с десяток итальянцев, которые, время от времени, приезжают к нам в Украину. Выдвинем им обвинения в участии в незаконных вооруженных формированиях ДНР/ЛНР и убийстве мирных украинских граждан в течение 2014-2019 годов и будем долго судить. А потом наш «самый объективный» суд вынесет им приговор о пожизненном заключении. Такую же схему введем и с нашими моряками и пленными относительно страны-агрессора России», — написал на Facebook Ярош.

Грезы неонациста. Дмитрий Ярош угрожает России развалом, а Зеленскому — петлей
Грезы неонациста. Дмитрий Ярош угрожает России развалом, а Зеленскому — петлей
© РИА Новости, Григорий Василенко | Перейти в фотобанк

Также стоит отметить, что вечером 12 июля в Киеве возле посольства Италии в Украине прошла акция протеста, в которой участвовали несколько сотен человек. Митингующие поддерживали осужденного преступника, держа в руках плакаты «Свободу Маркиву» и «Не будьте как Россия».

В свою очередь, оппоненты националистов указывали на важность прецедента.

Журналист Вячеслав Чечило высмеял тиражируемый адептами Маркива тезис о «руке Путина»

«Дорогие патриоты, я правильно понимаю, что итальянский суд вынес по нацгвардейцу Маркову политически мотивированное решение под давлением местных властей в угоду Путину? Ок. В одной из ведущих стран ЕС не только нет справедливого суда, но, оказывается, нет даже разделения властей. И верховодит там Путин. Но тогда вопрос — а зачем нам в таком случае этот ЕС?», — иронизировал Чечило.

Киевский журналист Андрей Манчук отметил, что Европа дает Украине пример прецедента, когда военные преступления расследуются и националистов там можно привлечь к ответственности.

«Это исключительно значимый прецедент — многочисленные военные преступления националистов не расследуются в Украине, однако в перспективе их можно будет привлечь к ответственности через европейские судебные органы, чтобы добиться там справедливости», — полагает Манчук.

В любом случае данная история поучительна, поскольку показывает разительный контраст между украинским и итальянским правосудием. В Украине возможно давить на суд с помощью толпы «побратимов» и там Маркив, скорее всего, быстро вышел бы на свободу. В Европе же действует принцип неотвратимости наказания за совершенные преступления, который отнюдь не по душе многим украинским сторонникам «европейских ценностей».