Распределение голосов между несколькими центрами притяжения позволяет примерно оценить шансы в партийных списках на осенних парламентских выборах, хотя, конечно, в данном случае факт эксперимента влияет на результат — голоса будут перераспределяться в соответствии с результатами выборов.

Понятно, что вероятные фальсификации мы не учитываем — они были, но, судя по всему, не оказали принципиального влияния на результаты выборов (хотя Тимошенко и Бойко заявляют, что могли бы попасть во второй тур, но, похоже,  их проблемы связаны с фальсификациями не в первую очередь).

Националистическое ядро

Пётр Порошенко сделал ставку на привлечение националистического электората + избирателей, которые, как правило, голосуют за власть + результаты фальсификаций.

Честно говоря, понять логику команды Порошенко довольно сложно — да, националистический электорат сплочённый, дисциплинированный и способен защитить свой выбор на Майдане. Но он маленький и растёт крайне медленно. До начала Майдана, по данным опросов относительно идеологических предпочтений, его размер составлял порядка 13%. После Майдана, за счёт исключения из рассмотрения нескольких миллионов избирателей, их доля повысилась примерно до 15%. С учётом явки предельный результат тут порядка 20%. В случае наличия двух кандидатов с результатом ощутимо больше 20% или серьёзной конкуренцией за голоса националистов, Порошенко пролетал мимо второго тура как фанера над Парижем. Этого не произошло, но храбрость и авантюризм авторов этой стратегии впечатляет.

Националистов раскололи выборы. Украинские радикалы обещают войну, если будет не тот президент
Националистов раскололи выборы. Украинские радикалы обещают войну, если будет не тот президент
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Число избирателей, всегда голосующих за власть, сейчас невелико и в данных ЦИК составляет никак не более 5%. Скорее, даже меньше. Собственно, это число остаётся неизменным с 1998 года, когда совершенно бесцветная Народно-демократическая партия премьера Пустовойтенко получила 5%.

Если учесть, что порядка 8-10% националистов разбрелись по другим кандидатурам (1,6% у Кошулинского, примерно по 3% у Смешко, Гриценко и Тимошенко), то получается, что националистов у Порошенко порядка 10%, и он может сравнительно безболезненно улучшить свой результат до четверти активных избирателей.

В контексте парламентских выборов эти данные, как ни странно, почти никакого значения не имеют — разнообразие националистических проектов, идущих на выборы, будет гораздо больше, чем сейчас.

«Партия справедливости»

«Справедливость есть, и за неё надо бороться» — лозунг Юлии Тимошенко. Если когда-то примерно половина избирателей Тимошенко была её персональным фан-клубом, то сейчас он составляет не более 30% от её актуальных избирателей. Остальные готовы побороться за справедливость, под которой понимают привлечение к ответственности Петра Порошенко и его окружения.

Отказ Тимошенко от дальнейшей борьбы по итогам первого тура очень больно ударит по её электоральной поддержке. Избиратели «партии справедливости», скорее всего, разойдутся по другим партийным проектам, которые продемонстрируют большую последовательность в реализации идей справедливости (в актуальном её выражении, конечно).

Самое интересно, что даже оставшихся голосов Тимошенко почти наверняка хватит для проведения своей фракции в новую Раду с минимальным результатом. «Бабушку» ещё рано хоронить, хотя её политическая форма вызывает определённые опасения.

«Ватники»

Аудитория сторонников пострегиональной оппозиции разделилась на две части — рациональную и эмоциональную.

Эмоциональная часть проголосовала за Вилкула, потом что: он молодой и симпатичный; не участвовал в организации Майдана 2014 года (в отличие от Лёвочкина); у него интересная избирательная кампания (по мнению многих специалистов, креатив вроде Willcool принципиально бьёт в противоположную сторону от целевой аудитории); за него Шарий и Елена Бондаренко, и т.п.

Рациональная часть проголосовала за Бойко, потому что: он единый кандидат от Юго-Востока (в смысле — им сказали, что он единый — на самом деле он им не был ни фактически, ни даже формально); что было вчера, лучше не вспоминать, тем более, что лично Бойко к организации Майдана непричастен; у него есть причины находиться в оппозиции, потому что курирующий его украинский олигарх Фирташ, в отличие от Ахметова, общего языка с Порошенко не нашёл.

Бойко рассказал, как Ахметов не дал ему выйти во второй тур президентских выборов
Бойко рассказал, как Ахметов не дал ему выйти во второй тур президентских выборов
© Facebook, Юрий Бойко

В сумме электораты Бойко и Вилкула составляют примерно 16%. Однако единый кандидат, если бы он действительно появился, набрал бы не менее 20%. Так разница утекла, скорее всего, к Зеленскому (он для «ватного» электората свой по региональному и языковому признаку). Впрочем, какое-то количество соответствующих избирателей отдали голоса за Тимошенко (потому что она «всех порвёт») и даже за Порошенко (лучше ужасный конец, чем ужас без конца). Впрочем, это, скорее, исключение.

Кроме того, значительная часть избирателей в принципе участия в выборах не приняла. И не факт, что их можно поднять даже выходом представителя оппозиции во второй тур (они уже такое видели и знают, чем это кончается).

Впрочем, сами по себе эти два ядра будут существовать на парламентских выборах (нет никаких причин полагать, что группы Фирташа и Ахметова рассосутся).

Против всех

Есть такое рассуждение, что если бы в бюллетенях была графа «против всех», то Зеленский не оказался бы в первой десятке.

Скорее всего, это заблуждение. Глава «против всех» была предназначена для тех избирателей, чьего кандидата нет в списке. Но Зеленский — не заменитель отсутствующего выбора. Это совершенно сознательный выбор в пользу «нового лица».

Ещё один важный момент — электорат Зеленского сформирован в основном избирателями других кандидатов (интересно было бы знать, за кого они голосовали раньше — такие данные у социологов есть, но они их, увы, не публикуют). Никогда ранее не ходили на выборы 20% избирателей Зеленского, но надёжными эти данные можно считать только в отношении пятой части — остальные не голосовали по возрасту. В общем, Зеленский смог привлечь какое-то количество пассивного электората, но в основном он способствовал перераспределению традиционных избирателей.

Посыл кампании Зеленского — голосуйте не против президента, а против политического класса — оказался сильнее посыла Тимошенко. И опять же задаёмся вопросом: о чём думали организаторы кампании Петра Порошенко, определяя в качестве базового электората националистов? Если бы не Зеленский, Порошенко, скорее всего, просто не попал бы во второй тур…

Не распугать сторонников – главная задача Зеленского
Не распугать сторонников – главная задача Зеленского
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Кстати, о втором туре — к Зеленскому присоединится значительное число избирателей той же Тимошенко, которые тоже «против всех». И Гриценко (которого часть сторонников до сих пор расценивает как «новое лицо»). В общем, электоральный потенциал этого кандидата ещё в полной мере не раскрыт.  

Сформированное голосованием за Зеленского в первом туре ядро на самом деле очень рыхлое. Сейчас оно есть, но если Зеленский проиграет, остается только само по себе настроение (мы знали, что оно есть, но не знали, насколько оно массивное). Если выиграет, то через некоторое время Зеленский оттолкнёт от себя большую часть своих сторонников — он уже сейчас позволяет себе заявления, адресованные националистам (для которых он неприемлем хотя бы просто по причине националистического расизма) и «еврооптимистам» (для них он приемлем, но их по стране даже 5% не наберётся).

Часть этих избирателей устаканится как группа поддержки партии «Слуга народа», но её результат сейчас прогнозировать нельзя. Вполне вероятно, что в случае проигрыша Зеленского результат его партии будет лучше, чем в случае победы. Часть разойдётся по другим проектам, в основном — новым.

Резюме

Принципиально расстановка сил на украинском политическом поле не изменилась. Все старые ядра притяжения сохранились. Голосование за Зеленского — модный тренд, и уже поэтому в сколько-нибудь длительной перспективе это электоральное ядро не сохранится.

Возможно, на основе части избирателей Зеленского сформируется ядро новой политической силы «еврооптимистов». Украина в политическом плане следует за Польшей, её же политический спектр сформирован двумя партиями (они на прошлых выборах получили более 370 мест в Сейме из 460) — национал-популистской «Право и справедливость» и «еврооптимистической» «Гражданской платформой». Правда, в Польше вообще нет «пророссийских» сил (при всей условности такого обозначения), в то время как на Украине они составляют чуть ли не пятую часть активного электората.