- Зачем Порошенко накануне выборов поднимать церковный вопрос?

— Многие с недоумением воспринимают настойчивость Петра Порошенко в церковном вопросе. Действительно, Православная церковь на Украине сегодня совсем не играет той политической и социальной роли, которую она играла, например, во время Освободительной войны под предводительством Богдана Хмельницкого. Поэтому в XXI веке ставить религиозный вопрос во главу угла своей политики, как это сделал так называемый президент Украины, кажется не чем иным, как возвратом в Средневековье и откровенной глупостью.

Но, на мой взгляд, в этом вопросе Порошенко очень последователен и современен. Дело в том, что его заокеанские хозяева геополитически рассматривают весь мир как совокупность различных культурно-религиозных сообществ или цивилизаций. С их точки зрения, Россия — это не просто страна, народ или государство, а центр чуждой для Запада православной цивилизации, к которой, естественно, относится православная Украина. С этим можно соглашаться или не соглашаться, однако именно в таком контексте Россию и Украину рассматривают те, кто стоит за спиной у Порошенко. Для них всякий житель Украины, считающий себя православным, по определению является «русским», даже если этот «русский» считает себя украинцем и его православие носит формальный характер.

Поэтому слова бывшего советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского, что «после разрушения коммунизма единственным врагом Америки осталось русское православие», сказанные им сразу после развала СССР, не просто частное мнение, а программа действия на будущие десятилетия. Сегодняшняя церковная политика Петра Порошенко — это не предвыборная кампания, как думают некоторые, но реализация плана Запада по отторжению Украины из цивилизационной сферы России, а в более глобальном смысле — раскол вообще всей православной цивилизации.

- Подождите, но есть ведь православные грузины, православные греки и даже православные японцы, разве не могут быть православные украинцы? Почему они обязательно русские?

— Дело в том, что Православная церковь на Украине с момента своего рождения в водах Днепра на Киевщине всегда себя именовала именно Русской церковью. Официальный титул киевских митрополитов всегда содержал приставку «и всея Руси», вплоть до воссоединения Киевской митрополии с Московским патриархатом.

Это говорит о том, что Церковь Киевской митрополии не мыслила себя ограниченной пределами только Украины, а осознавала себя духовным центром всей Руси, в том числе и Московской. Не случайно Церковь Украины в своих исконных богослужебных текстах не знает украинских святых и украинских святынь, но только русских святых и русские святыни. Это не только дань традиции, оставшейся со времен Киевской Руси.

Томос об украинской автокефалии. Справка
Томос об украинской автокефалии. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

До крещения князем Владимиром Русь представляла из себя конгломерат племен: древляне, поляне, северяне, кривичи, чудь, весь, меря и прочие. И только Церковь связала эти племена духовными узами, и население Киевской Руси ощутило свою общность, став прихожанами единой Русской церкви. Само Русское имя в церковном значении выражает идею духовного единства этой общности.

В современном понимании её наиболее емко выразил преподобный Лаврентий Черниговский (Проскура): «Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына, и Святого Духа, это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе Святая Русь». Поэтому для верующих «Русский мир» это не какая-то политическая концепция, а часть Священного Предания Церкви, содержащаяся в богослужении, святоотеческом наследии и житиях святых.

Не случайно борьба за православную веру против насаждения унии на Украине в конце XVI — первой половине XVII вв. отождествлялась с борьбой за Русское имя. Достаточно вспомнить речь Богдана Хмельницкого на Переяславской Раде в 1654 г. где он обвиняет католиков в стремлении «искоренити церковь Божию, дабы имя Руское не помянулось в земли нашей». И хотя сегодня Церковь на Украине называется украинской, по своему духовному содержанию она русская. И это прекрасно осознают враги России, поэтому руками Порошенко пытаются уничтожить историческую Православную церковь Украины и создать лжецерковь, оторванную от Церковного предания.

- И сегодняшняя ПЦУ — это и есть лжецерковь?

— Конечно. ПЦУ основана на совершенно новом фундаменте. Как в свое время переписали историю Украины, так и украинские раскольники пытаются переписать церковную традицию Украины, заменив «русское» на «украинское». Понятное дело, что меняется не только имя, но сама суть: если в основе церковной русскости лежит единство народов во Христе, то в основе церковного украинства — национальное обособление. Что из этого более соответствует христианскому духу, думаю, объяснять не надо.

Унижение томосом. Уникально ущербная украинская автокефалия
Унижение томосом. Уникально ущербная украинская автокефалия
© patriarchate.org | Перейти в фотобанк

При этом надо учитывать, что для верующих церковная традиция имеет не человеческое происхождение, а Божественное. Поэтому пытаться изменить ее — значит грешить хулой на Духа Святаго. Отсюда видно, какого качества будет «вера» украинских раскольников, если они ради своей идеологии готовы менять то, во что Церковь верила тысячелетие.

Протоиерей Чаплин: Порошенко — орудие в руках разрушителей чуждой Западу цивилизации

- Но тем не менее украинские раскольники считают себя православными?

— Вопрос не в том, кем они себя считают, а в том принадлежат ли они Православной церкви или нет. В свое время часть населения Украины приняла унию. Оставаясь внешне православными, они сменили лишь религиозную юрисдикцию и подчинились Папе Римскому. И хотя сами они могли называть себя православными, но православные их таковыми уже не считали.

Дело в том, что в отличие от других христианских конфессий православное христианство не является «религией Книги» или какого-либо учения. Это религия Церкви, или, другими словами, религия социального института. Для православных христиан именно Церковь — «столп и утверждение Истины» (1 Тим. 3:15). Не Библию или учение Христос оставляет после себя, а Церковь (Мф. 16, 18). Причем не много «церквей», а одну Церковь. Как невозможно отделить главу от тела, так невозможно отделить Церковь от Христа (Еф. 1:22-23). Через Церковь Господь и Бог Иисус Христос пребывает с христианами до скончания века (Мф. 28, 20).

По этой причине вне истинной, т.е. православной, Церкви нет спасения, потому что вне Церкви нельзя прийти к единению с Богом. Следовательно, православными могут именоваться лишь те, кто принадлежит к истинной (т.е. канонической) Церкви. Даже если вера человека носит внешний характер, само его обращение к канонической Церкви, пусть даже только ради крещения и отпевания, вынуждают его признавать истинность всего того, чему учит и наставляет Церковь.

Золотарев: После «томос-тура» клоуном на Украине стал Порошенко, а не Зеленский
Золотарев: После «томос-тура» клоуном на Украине стал Порошенко, а не Зеленский
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Так вот, украинские раскольники — это сборище, отколовшееся от Церкви, а значит, автоматически переставшее быть православным. Причем это не просто заблуждающиеся люди, а откровенные безбожники. Ведь если они, называя себя православными, не страшились в течение четверти века находиться вне Церкви как «Киевский патриархат», значит, грош цена их вере.

- Но ведь ПЦУ — это уже не «Киевский патриархат», и Вселенский патриархат признает её каноничность. Разве это ничего не меняет?

— Меняет, но только для Вселенского патриархата. Хотя сегодня сама филаретовская организация УПЦ КП формально прекратила свое существование, но фактически она трансформировалась через так называемый «Объединительный собор» в другую раскольническую группировку под названием «Православная церковь в Украине» (ПЦУ), только теперь якобы признанную мировым православием через посредничество Вселенского патриархата.

Несмотря на претензию на каноничность, гнилая начинка из неверующих безбожников в этой организации осталась прежней, включая и их главарей (слышим лжемитрополит Епифаний — подразумеваем лжепатриарх Филарет). И вот эту организацию в православном понимании абсолютно неверующих людей сегодня Вселенский патриархат оправдывает и без покаяния принимает в церковное общение, признавая их братьями во Христе. Это все равно, что труп привязать к живому человеку. Этот духовный труп Вселенский патриархат привязал к себе. И как живой человек неизбежно умрет от трупного яда привязанного к нему мертвеца, так и Вселенский патриархат с этого момента перестает быть Церковью.

Чем страшен томос. Национализм как украинская национальная религия
Чем страшен томос. Национализм как украинская национальная религия
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

О духовном омертвении Константинополя свидетельствует тот факт, что тех православных на Украине, кто в течение двух десятилетий отстаивал свое право принадлежать к истинной канонической Церкви, Константинополь объявляет вне закона. Естественно, после этого возникает вопрос: Божиим ли Духом он руководствуется? Разрыв евхаристического общения Русской православной церкви с Константинополем свидетельствует, что наша Церковь сомневается, что благодать Божия еще пребывает в этом собрании христиан, объявившем своими братьями тех, кто восстал против Церкви. Потому что Дух Божий не может обитать там, где ложь признается за истину.

- Но ведь Вселенский патриархат оправдывает свои действия тем, что он хочет уврачевать раскол.

Разве можно уврачевать раскол между истиной и ложью? Вот, например, УПЦ — эта та Церковь, которая является прямой наследницей тысячелетней православной традиции Украины, берущей начало со времен Киевской Руси и основанной на вере святых. А ПЦУ — это новое образование, в основе которого лежит отрицание всего русского и той традиции, которая взрастила сонмы святых угодников. Как стамбульский патриарх Варфоломей думает уврачевать то, что отрицает друг друга? Это неизбежно его привело к тому, что он стал гонителем истинной канонической церкви на Украине.

- Но действия Вселенского патриархата могут признать другие поместные церкви, что повлечет раскол всего православного мира.

Церковь всегда одна, как один Господь наш Иисус Христос. Существование поместных православных церквей не отменяет Единство Церкви Христовой, так как все они являются «великими членами тела Церкви Вселенской», имеют «единую Главу — Христа и единый дух веры и благодати». Допустить, что Церковь может расколоться, — значит допустить, что раскололся Сам Христос, а это ересь. «Раскол» на языке Церкви означает не разделение единого на несколько частей, а «отпадение», «откалывание» некоторой части от единого целого с утратой свойств этого целого, т.е. какая-то часть христиан откололась от истинной Церкви и перестала быть Ею, подобно тому, как ветвь, отрезанная от древа, усыхает и превращается в хворост, но само древо остается собой.

Если какая-то из поместных церквей последует за Константинопольским патриархатом, то она просто отпадет в раскол и перестанет быть Церковью, как сегодня перестал Ею быть Константинопольский патриархат.

Так уже было с Католической церковью, которая отпала от православия в 1054 г. Надо понимать, что сам момент отпадения не случаен. Как ветвь на древе засыхает постепенно, и, только когда совершенно усохнет, отсекается. Так и впадения в раскол — это итог постепенного оскудения духовной жизни в недрах самой поместной церкви. Вселенский патриархат давно обвинялся в модернизме и экуменизме. Именно это его привело в раскол, а не интриги Запада и дипломатические просчеты России. Поэтому раскола православного мира не будет, а будет разделение на овец христовых, которые останутся в Церкви, и козлищ, которые Церковь покинут.

Протоиерей Чаплин: Порошенко — орудие в руках разрушителей чуждой Западу цивилизации

- Вам не кажется, что к ереси модернизма и экуменизма стамбульского патриархата следует добавить «восточный папизм»? Действительно ли он имеет основания в канонах Православной церкви?

— И его тоже. Никакого основания в канонах он не имеет, как и папизм римский. Но здесь следует понимать, что всякая ересь всегда пытается найти свое обоснование либо в Священном Писании, либо в Священном Предании. И спорить с ними надо не по букве, а по духу. Фарисеи и законники обвиняли в нарушении Закона самого Спасителя, но он посрамил их, показывая, что Закон следует соблюдать по духу, а не по букве.

Вот, например, чего добивается Варфоломей? Дележа канонической территории? Или утверждения безбожников в их безбожии за счет посрамления верных чад Церкви? Разве об этом должен думать архипастырь? Разве каноны даны для того, чтобы разорять, а не созидать?
Но Стамбульский патриархат прикрывается тем, что народ Украины просил церковную автокефалию, а Московский патриархат не хотел её давать. Поэтому дал её Константинополь.

Для верующих естественно желание сохранять единство, а не обособляться. Поэтому появление поместных автокефальных церквей — это процесс вынужденный и связан напрямую с сохранением веры, а не с политическим созреванием того или иного народа.
Всем известно, что Русская православная церковь стала независимой от Константинополя по причине подписания Константинопольской патриархией Унии с католиками, что фактически означало уклонение греков в латинскую ересь. В этих условиях для сохранения православной веры Русская Церковь была вынуждена избрать своего митрополита взамен митрополита-униата Исидора, присланного из Константинополя.

Как на Украине погибнут черти. Украинское православие времён раскола и испытаний
Как на Украине погибнут черти. Украинское православие времён раскола и испытаний
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Требования автокефалии со стороны Украины могло быть обоснованным только в случае впадения в ересь Московской патриархии, а об этом, как известно, кроме украинских маргиналов, никто не заявляет. И даже Варфоломей не прервал евхаристического общения с Русской православной церковью.

А теперь давайте зададимся вопросом — а зачем украинскому народу автокефальная церковь? У украинцев какое-то другое православие, отличное от русского? Или если этот народ ненавидит русских, то он должен потакать своему греху ненависти и молиться «украинскому» Христу в украинской церкви? С какой стати вообще обретение государственности может являться причиной для появления поместной церкви? Мы веруем в государство или в Церковь? Если вам кажется, что независимость Церкви определяется государством, а не Богом, тогда зачем вообще какая-либо Церковь? Будем все молиться государству и президенту. Как ни крути, эти причины явно не имеют с верой ничего общего.

- Как, на Ваш взгляд, будут развиваться события вокруг УПЦ? Усилится ли давление на Церковь?

— Украинская хунта сделает все, чтобы на Украине была только одна «православная церковь» — ПЦУ, вне зависимости от того, признают ее другие поместные церкви или она останется только детищем Варфоломея. Чтобы окончательно переориентировать цивилизационной вектор Украины на Запад, нужно упразднить истинную каноническую церковь и создать новую «западную церковь». В идеале это униаты и католики. Поэтому скорее всего ПЦУ — это структура, созданная для перевода большинства населения Украины в униатство.

Уже сейчас этот сценарий озвучивают как иерархи униатов (глава УГКЦ Святослав Шевчук), так и иерархи Константинопольского патриархата (например, архиепископ Памфилийский Даниил). В этих условиях УПЦ официально будет упразднена и уйдет в «подполье». Апеллировать к закону и общественному мнению на Украине — напрасная трата времени. Сила Церкви в молитве, а не в митингах и адвокатах. Только Бог может сохранить свою Церковь.

С другой стороны, пора бы верующим в России и на Украине осознать, что именно Бог и попустил это испытание православным за наши грехи. Если не будет нашего покаяния, как в России, так и на Украине, то и не будет изменения в лучшую сторону. Но мне кажется, что большинство считает, что менять в себе нечего…