«Умышленные действия Саламатина по срыву контракта между казенным предприятием «Харьковское конструкторское бюро машиностроения имени О.О. Морозова», государственным предприятием «Антонов» и государственным предприятием «СЗТФ «Прогресс» и Минобороны Республики Ирак на поставку, ремонт, обслуживание военной техники привело к убыткам Украины на 560 млн долларов США», — утверждает генпрокурор Луценко.

Дело против экс-министра обороны времен Януковича Дмитрия Саламатина тянется с 2014 года, когда были возбуждены уголовные дела против Александра Кузьмука, Владимира Шкидченко, Евгения Марчука, Анатолия Гриценко, Юрия Еханурова, Павла Лебедева, Михаила Ежеля — короче, практически против всех экс-министров обороны Украины. Их обвиняют в развале армии, что привело, по мнению следствия, к большим людским потерям в гражданской войне на востоке Украины в 2014-2015 гг.

Обвинения в свой адрес Саламатин назвал «притянутыми за уши». «Это ложь от начала и до конца, я буду защищаться».

В своем заявлении Дмитрий Саламатин, живущий сейчас, по его словам, на территории ЕС, назвал нынешнюю украинскую власть «наследниками нацистской идеологии», и с этим сложно спорить. Но, с другой стороны, в бытность министром обороны он вполне продуктивно сотрудничал с Петром Порошенко, который в то время был министром экономики. 

Дмитрий Саламатин перебрался на Украину из России в 1999 году, а в 2004-м сменил гражданство РФ на украинское. С 2006 по 2011 год он был народным депутатом от «Партии регионов», занимался вопросами науки, образования и бюджета. После победы Януковича на президентских выборах летом 2010 года был направлен в военно-промышленный комплекс (ВПК) и назначен генеральным директором государственной компании «Укрспецэкспорт», а в 2011 году — директором государственного концерна «Укроборонпром», созданного в 2010 году. В 2012-м он стал министром обороны, но всего лишь на 11 месяцев (с февраля по декабрь), и ушел из Кабмина в связи с его роспуском после парламентских выборов 2012 года.

Назначение Саламатина министром практически совпало с назначением еще одного министра — Петра Порошенко, который в марте того же 2012 года стал главным в правительстве Азарова по вопросам экономического развития и торговли. И между двумя министрами началось активное сотрудничество.

Сначала, как сообщает украинская пресса, Саламатин обеспечил получение порошенковским заводом «Ленинская кузница» оборонного заказа на 36 млн грн.

Затем Порошенко совместно с Саламатиным по поручению вице-премьера Валерия Хорошковского занялись перестройкой военно-промышленного сектора украинской экономики, формированием бюджета и работой над «Стратегией развития ГК «Укроборонпром» до 2017 года».

Бьем по министру, целим в президента. Генпрокурор начинает собственную игру

 

Иракский контракт

Компании, которые назвал в своем посте генпрокурор Луценко, имеют непосредственное отношение к «иракскому контракту», который был заключен в сентябре 2009 года между ГК «Укрспецэкспорт» и Министерством обороны Ирака и предполагал поставку самолетов АН-32 и бронетранспортеров БТР-4Е со стартовым бюджетом 2,5 млрд долларов. Из них 457 млн долларов должно было быть заплачено за 420 БТРов.

В реализации этого контракта как раз и участвовали упомянутые генпрокурором Луценко компании: ГК «Харьковское конструкторское бюро машиностроения имени О.О. Морозова», ГК «Антонов» и ГП «СЗТФ «Прогресс».

Выполнение контракта было сорвано. Прежде всего по срокам: первая партия 26 БТРов пришла к иракцам с опозданием в полгода, вторая — с опозданием в полтора года.

Но самое главное — то, что из поставленных 88 бронетранспортеров иракцам удалось завезти лишь 56 машин. Причем 33 из 56 запустили только с помощью передвижных мастерских технического обслуживания. Из 56 заведенных машин тронуться с места смогли лишь 34. На десяти «бэтээрах» были неисправны либо отсутствовали стартеры.

Инспекторы зафиксировали дефекты в работе 4 прицелов, 8 панорамных устройств, 10 блоков системы управления огнем. Неисправными были признаны 6 установленных на бронетранспортерах пушек, 8 пулеметов и 11 автоматических станковых гранатометов.
Осенью 2013 года, еще при генпрокуроре Викторе Пшонке, было возбуждено дело на Саламатина, а 10 октября СБУ в сопровождении группы "Альфа" нагрянула в здание ГК «Укроборонпром» и провела выемку документов в офисе компании «Укрспецэкспорт», а также еще в одном предприятии концерна — ГП «Укроборонсервис».

Но при чем же тут Порошенко? Дело в том, что с его помощью были получены государственные гарантии для реализации иракского контракта. 

 

"Укроборонпром" и президент

Когда Порошенко пришел к власти, «Укроборонпром» стал его личной вотчиной.

Дело в том, что, создавая «Укроборонпром» еще при Азарове, в его устав внесли маленькую корректировку, по которой директор концерна назначается президентом по представлению премьер-министра, а вот снимается только лично главой государства. Это вывело концерн из-под контроля Кабмина, сделав его владением президента. Такой юридический ход может трактоваться как узурпация власти, так как по Конституции Украины кадровые вопросы государственных компаний не входят в компетенцию президента.

В 2017 году Государственная аудиторская служба инициировала проверки в «Укроборонпроме», по результатам которых выявилось огромное количество нарушений при проведении сделок, которые привели к неэффективному расходованию около полумиллиарда гривен. «Прежде всего из-за манипулирования процессом формирования финансовых результатов для минимизации уплаты налогов и отчислений в бюджет», — отмечается в письме службы в Минэкономразвития.
А в феврале 2018 года американское издание The New York Times написало, что увеличение расходов на военный бюджет с 2,5% до 5% лишь создало больше возможностей для коррупции и никак не улучшило обороноспособность страны.

В феврале 2018 года Петр Порошенко назначил нового гендиректора «Укроборонпрома» — Павла Букина, ранее работавшего в «Укрспецэкспорте». Это назначение прокомментировал эксперт антикоррупционной организации StateWatch Глеб Каневский: «Укроборонпром» превратился в государство в государстве, где сейчас функционируют более ста предприятий, из которых часть или неэффективны, или вообще существуют только на бумаге. Короче говоря, "Укроборонпром" фактически никто сейчас не контролирует. Это если во-первых. Во-вторых, иностранные и международные партнеры требуют проведения независимого аудита, потому что до сих пор никто этим не занимался якобы по ряду технических обстоятельств».


Генпрокурор подбирается к президенту, а президент — к генпрокурору

Главная причина пристального внимания генпрокурора Луценко к экс-министру Саламатину — назревающий разлад между Луценко и Порошенко. Первый, как известно, был против введения военного положения и вообще заявил, что после выборов перейдет в партию «УДАР» киевского мэра Виталия Кличко, то есть, попросту говоря, покидает борт политической лодки президента. Для Луценко, некогда преданно дышавшего в затылок президента, это теперь совершенно безопасно. Порошенко — хромая утка, не способная снять генпрокурора и, вполне возможно, вообще доживающая последние недели на этом посту. Вот Луценко и решил уйти «от греха подальше», то есть от коррумпированного главы государства.

Но далеко уйти, видимо, не получится. Окормляемое президентом Национальное антикоррупционное бюро, словно черт из табакерки, выпрыгнуло в этой истории вслед за перспективным делом экс-министра Саламатина. 14 января Соломенский суд обязал НАБУ начать расследование касательно получения взятки на этот раз генеральным прокурором Украины Юрием Луценко. Как говорится в фабуле дела, 17 октября главе СБУ Василию Грицаку на личном приеме была передана информация о том, что Луценко и его заместитель Сторожук совершили коррупционное преступление, имена передавших им взятку не называются.

«Наконец, к Юрию Луценко есть претензии и у самой власти. Во-первых, между Петром Порошенко и Владимиром Гройсманом происходит потепление, и на этом фоне Луценко, который ранее «торпедировал» премьера теми же делами против Мирослава Продана (главы Госслужбы налогов и сборов. — Ред.) и его супруги, резко теряет для президента вес. Свою роль играет и нежелание генпрокурора участвовать в истории с военным положением и отсрочке даты выборов — Луценко выступал резко против такой схемы», — полагает политолог Алексей Якубин.

И вот теперь генпрокурор хочет достать президента через Саламатина, а президент — генпрокурора через НАБУ. И остается понять, кто раньше успеет это сделать. Раньше выборов, то есть до 31 марта 2019 года.