О том, в насколько критичной финансовой ситуации сейчас оказалась Украина, можно ли прожить без денег МВФ и спасут ли экономику переводы от трудовых мигрантов, в интервью изданию Украина.ру рассказал экономический эксперт, исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

- В парламенте начался бюджетный процесс. В следующем году Украина выходит на пик политического цикла. Насколько бюджет будет сбалансированным?

— На мой взгляд, есть целый ряд ограничителей. С одной стороны, есть ограничители, связанные с тем, что надо снижать дефицит госбюджета. В этом направлении двигались, и справедливости ради нужно сказать, что не так уж плохо.

Всемирный банк: Без поддержки МВФ Украине придется урезать бюджет
Всемирный банк: Без поддержки МВФ Украине придется урезать бюджет
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк

Если дефицит 2014 года был на уровне почти 8% ВВП, то в этом году дефицит госбюджета по факту будет около 3%, а прогнозный показатель 2019 года — 2% ВВП. Но хотелось бы гораздо большего.

Хотелось бы, чтобы происходило резкое сокращение дефицита госбюджета, для того чтобы страна начала жить по карману. Это совершенно не сложно сделать. Если, как минимум, уменьшить уровень коррупции, то высвобождается денежный ресурс, который может заходить в доходную часть бюджета.

Или второй вариант: необходимо делать какие-то подвижки, связанные со снижением теневого сектора экономики (что тоже связано с коррупцией), больше вовлекаешь в официальный сектор и таким образом, легко можно выйти не просто в нулевой дефицит, а вывести профицит государственного бюджета.

- Какие вы видите риски в бюджете на будущий год?

— На что бы я обратил внимание, что меня очень пугает, и это, в принципе, вскоре должно стать предметом обеспокоенности уже для многих, это рост перераспределения средств через госбюджет.

В 2014-2015 году происходило снижение перераспределения средств через госбюджет до около 30% валового внутреннего продукта. И это, на мой взгляд, хорошо. Особенно, если ты декларируешь рыночные ценности.

Это означало для меня, что вмешательство государства в экономику становится меньше, государство все-таки отдает инициативу в частные руки. Но когда я увидел, что в 2017 и 2018 годах цифра снова стала 40%, для меня это стало крайне опасным сигналом.

- В чем опасность?

— Увеличение доли перераспределения валового внутреннего продукта через бюджет характерно для тоталитарных обществ. Мы снова возвращаемся в высокие параметры: не 30%, как должно было бы быть, исходя из того, что декларируется, исходя из экономической политики, а снова около 40%.

Я допускаю, что в Украине это может быть просто ошибкой в экономической политике, но это происходит уже два года подряд. И в новом бюджете также высокая цифра перераспределения ВВП через госбюджет. Это может свидетельствовать о попытке тоталитаризации, или же сигнализирует о том, что представители политического класса пытаются иметь здесь какой-то скрытый интерес.

Я не верю, что в расшатанной экономической системе, да еще когда страна входит на пик политического цикла, все будет гладко и хорошо с бюджетом. Макроэнономика там хорошая, и здесь нужно отдать должное Гройсману. Другое дело, что премьер загнан в угол, он должен пытаться снижать дефицит, насколько возможно удерживать затраты.

Мне кажется позитивным, что правительство заложило очень консервативный экономический рост, что очень нетрадиционно для украинских политиков, которые, наоборот, перед выборами должны были бы использовать бюджет, как рекламу.

Украина в заложниках у МВФ. Стокгольмский синдром премьера Гройсмана
Украина в заложниках у МВФ. Стокгольмский синдром премьера Гройсмана
© пресс-служба Кабмина Украины | Перейти в фотобанк

Но все, что написано внутри бюджета, абсолютно нерелевантно. То, что подготовило правительство, скорее всего, не будет принято в таком формате.

- По какой причине?

— Есть четыре группы депутатов, логика которых будет влиять на принятие бюджета. Первая группа — это мажоритарщики. Им надо покупать голоса на своих избирательных участках, значит им нужно финансирование. Они будут закладывать в бюджет свои собственные «хотелки»: им надо избраться, они входят в пик политического цикла.

Вторая группа депутатов — это те, кто будет делать рекламно-маркетинговый шаг для своих партий. То есть, пиарится на бюджете, закладывая «хотелки», но такие, которые потом впишутся в экономическую логику, если у этих партий таковая будет, и с которой они дальше будут выступать. К слову сказать, похоже, что до сих пор экономическая логика была выписана и представлена только у Тимошенко. Получается, Тимошенко будет использовать бюджет для дополнительного маркетинга, поскольку у нее уже есть платформа. Остальные же представители разных партий будут это делать просто как маркетинг-рекламу.

Третья группа — это депутаты, которые будут пытаться вмонтировать в каждые отдельные статьи бюджета свой собственный бизнес-интерес. Что греха таить, у очень многих депутатов есть свой бизнес.

И четвертая, наверное, самая малочисленная группа: те депутаты, которые будут пытаться заработать на этом бюджете. Свой интерес они не могут туда вмонтировать просто потому, что у них нет бизнеса, и они будут поддерживать первую, вторую или третью группу. Такие депутаты фактически продадут свой голос.

Поэтому никакой объективности в этом бюджете толком не будет. При этом обратил бы внимание, что третья и четвертая группа — это те, кто очень хорошо понимает, что у них есть существенные риски больше никогда в жизни не пройти в парламент, и это последняя возможность заработать.

Мы очень четко знаем, что есть депутаты, которые никогда больше не смогут заняться политической карьерой, потому что совершенно странный случай дал им возможность оказаться в этом парламенте. Их там очень много, но никогда больше никто в здравом уме за них не проголосует, и в партию их тоже не возьмут, потому что потребности в таких лицах в обозримом будущем не будет. И такие депутаты будут пытаться заработать как можно больше.

Поэтому беспринципность принятия этого бюджета со стороны депутатского корпуса будет абсолютно зашкаливать.

- За бюджетным процессом очень пристально следит Международный валютный фонд. От того, какой именно бюджет будет принят, зависит судьба дальнейшего сотрудничества Украины с МВФ. Чем может закончиться попытка обвести МВФ вокруг пальца?

— Попытка обмануть МВФ, скорее всего, не увенчается успехом. Я опасаюсь, что принятие бюджета в первом чтении может оказаться не вариантом для Международного валютного фонда. Они так много обжигались на нас, что я не уверен, что это сработает в этот раз.

- Насколько отсрочка в получении денег от МВФ критична для Украины?

— До конца года Украине нужно не так много денег, но они должны быть. Прежде всего, необходимо выполнить свои внешние обязательства. До конца года на это понадобится около 0,5 долларов. Правда, понадобятся еще средства на закупку газа.

МВФ-Украина: Денег не дадим, но требования выполняйте
МВФ-Украина: Денег не дадим, но требования выполняйте
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк

Если деньги от МВФ не будут получены, а захода валюты в страну нет, ситуация с финансовой стабильностью в Украине может оказаться достаточно критичной.

Без Международного валютного фонда, даже громко хлопнув дверью перед ним, можно управлять страной, выдерживая финансовую стабильность до марта включительно. На фоне явно некачественного инвест-климата притоки прямых иностранных инвестиций очень малы, и даже минимальная оценка, которую я давал в начале этого года, что мы получим порядка 2,5 миллиарда долларов, может оказаться чересчур оптимистичной. Хотя такая сумма прямых иностранных инвестиций была в 2004 году. И это на 70% ниже цифры 2013 года, который был провальным по инвестициям, но тогда мы получили 4,5 миллиарда. И мне казалось, что 2,5 миллиарда долларов — это вообще удар ниже пояса. Но, похоже, даже эта цифра в этом году не будет достигнута.

Можно выдержать финансовую стабильность до марта, но тогда ты должен быть готов рушить очень многие вещи, которые раньше казались незыблемыми.

Первое: ты должен будешь разрушить свои золотовалютные резервы. Должен будешь пойти на обнуление 6 миллиардов долларов чистых резервов. Потребность в валюте в стране — значительная, но ты не можешь истратить все деньги, которые есть в золотовалютных резервах: 11 миллиардов — неприкасаемы.

-Что потом? Ведь ситуация не поменяется сразу после марта? И как дальше жить?

— Придется объявлять просто серию дефолтов. И по государственным бумагам, и частный сектор также будет вынужден объявлять серию дефолтов, потому что ему просто негде будет покупать валюту. Девальвация, инфляция будут сопутствующим эффектом после марта, если пойти на обнуление резервов.

Второе. Ты должен будешь разрушить независимость Национального банка страны. Независимость центробанка в любое время, в любой стране считается достижением, даже в тоталитарных обществах. Насколько бы не была под критикой российская система управления, там центробанк является независимой организацией.

Мы уже видели попытку нарушить независимость центробанка в Турции, когда Эрдоган сказал, что то, что думает центробанк — это не указ. Конечно, это была не основная причина, но она тогда сработала спусковым крючком, который дал толчок всем тем разрушительным явлениям, начавшимся в курсовой политике Турции.

Чтобы сохранить финансовую стабильность, ты должен будешь дать Нацбанку указание идти на распродажу золотовалютных резервов. И им параллельно придется еще печатать гривну. И распродажа резервов с параллельным печатанием гривны будет абсолютным сигналом для всех, что независимость Нацбанка потеряна.

Получается, что при таком режиме у тебя будет закрыто сотрудничество вообще со всеми международными институциями на длительный период времени, по крайней мере, до тех пор, пока полностью не изменится власть. И любые международные институции, или иностранные кредиторы, или просто международные финансовые рынки долгое время не будут верить, что независимость Нацбанка восстановлена. Доверие разрушается в один момент, а зарабатывается годами.

Будущее экономики Украины: между крахом и дефолтом

- Получается, украинская власть сейчас обречена на сотрудничество с МВФ?

— У нее нет выбора. Она должна либо идти на выполнение ранее взятых на себя обязательств, читай сотрудничество с МВФ, либо она должна сознательно идти на полное разрушение к марту следующего года. Поэтому я и предполагаю, что сотрудничество с МВФ будет продолжено, несмотря на политическое нежелание это делать.

Корнейчук: Гройсман ведет себя как посол МВФ и ненавидит народ
Корнейчук: Гройсман ведет себя как посол МВФ и ненавидит народ
© пресс-служба Кабмина Украины

Справедливости ради я бы сказал, что у Гройсмана не такая уж сложная уязвимая позиция — не он подписывал соглашение по программе EFF, в которой мы находимся. Ее подписали президент Порошенко, премьер Яценюк, министр финансов Яресько и глава Нацбанка Гонтарева. Иных уж нет, а те далече — в своем офисе сейчас находится только президент Украины. Поэтому попытка перевести все стрелки на Гройсмана и обвинить его в непринятии бюджета, в недостаточной гибкости в переговорном процессе с МВФ, рассказать, что он виноват в увеличении тарифов на газ, возможна только, если не помнишь прошлого трехгодичной давности.

Документ был подписан в марте 2015 года, и Гройсман выполняет взятые Украиной на себя обязательства. И не сделай он это, в марте ситуация выйдет из-под контроля прямо на пике политического цикла. И это при том, что надо будет как-то дорулить до парламентских выборов. Это означает, что бюджет будет под серьезнейшим надзором со стороны МВФ.

- Но это же обычная практика для Международного валютного фонда?

— Это и обычно, и не обычно. Украинский опыт общения с МВФ такой же, как и у других стран: чем ближе ты находишься к концу года, тем требования по поводу наличия бюджета становятся более и более острыми.

В данном случае мы не находимся так уж близко к концу года. И год, и два, и три года назад было достаточно показать МВФ проект бюджета, разработанный правительством, и все были бы довольны и счастливы, и мы могли бы продолжить сотрудничество с Фондом. Но сейчас уровень доверия со стороны МВФ, мягко говоря, не такой уж высокий. Я допускаю, что каждая неделя просрочки в принятии решения о сотрудничестве с МВФ будет делать вопрос принятия бюджета острее.

И если вдруг, как я себе представляю, решение по Украине не будет принято во второй половине октября, то тогда деньги от МВФ и решение по нашему дальнейшему сотрудничеству с Фондом будет полностью зависеть от наличия или отсутствия бюджета в проголосованном виде.

Конечно, украинские политики, у которых бушует в голове популизм, желая как-то удовлетворять «шкурные интересы», будут закладывать в бюджет как можно больше. Но нужно помнить одну очень важную экономическую закономерность: в кратко- и среднесрочном периоде времени, до одного года, ты не можешь снизить дефицит государственного бюджета (а это контролируемый параметр, важный и с точки зрения украинских налогоплательщиков, и с точки зрения кредиторов), пытаясь увеличить доходы госбюджета. Тебе придется резать затраты. А резать затраты на фоне выборов будет крайне сложно.

Поэтому я предполагаю, что будет предпринята попытка, насколько возможно, поднять доходную часть. А поднимать доходную часть они будут только одним доступным им способом — попытаются поднять акцизы на более высокий уровень, чем предусмотрено в проекте бюджета. Можно, конечно, коррупцию снизить, но это не вариант в нашем случае.

- Акцизы на алкоголь и табак?

— Это уже история, тянущаяся с позапрошлого года, но в этот раз задача усложняется, потому что в этом году правительство Гроймана заявило, что продолжит увеличение акцизов и на табак, и на алкоголь, но в соответствии с определенным графиком. Но я понимаю, что когда окажется, что денег будет мало, депутаты попытаются увеличить поступления в бюджет за счет акцизов на эти товары.

Суслов: Экономика и промышленность Украины деградируют
Суслов: Экономика и промышленность Украины деградируют
© Стрингер

При этом они полностью игнорируют другое экономическое положение: когда ты резко увеличиваешь акцизы, по алкоголю у тебя появится фальсификат, а по табаку — контрабанда, и в итоге ты недополучишь средства в государственный бюджет.

- Получается, ситуация по бюджету фактически безвыходная?

— Не безвыходная, но сложная. Единственное, что можно сделать, это пересматривать расходную часть бюджета. При этом не пересмотреть «этим на столько добавить, и тем на столько добавить». Для того чтобы где-то добавить, нужно будет где-то отнять. То есть, надо тогда решить, что является приоритетом.

В бюджет заложены такие вещи, которые кажутся не очень плохими: увеличивается, например, заработная плата учителям, медикам. К слову сказать, это традиционно. Перед выборами ты должен пытаться увеличить заработную плату бюджетникам, потому что бюджетники более охотно голосуют за власть, боясь каких-либо изменений.

- А хватит ли средств на повышение зарплат, ведь, как заявил Гройсман, треть бюджета уйдет на погашение внешних обязательств?

— У нас очень серьезные долговые обязательства. В этом бюджете есть две константы, которые нельзя резать. Первая — расходы на оборону и безопасность, и декларируют, что это не меняющаяся константа. Это 5% ВВП и около 10% бюджета. Вторая константа — плата по внутренним и внешним долгам, а это еще одна десятая часть бюджета, и это только проценты.

Нужно помнить, что около трех четвертых бюджета — это социально защищенные статьи, которые резать не позволяет Конституция. Получается, что на все остальное денег просто нет. Нет никакого люфта для маневра. Ты можешь ввести какой-то люфт в 5% расходной части бюджета, и что ты сделаешь на 1% ВВП? Для маневра необходимо хотя бы 5% ВВП, а где ты его возьмешь, если у тебя в бюджете заложен консервативный рост в 3%?

Задача крайне сложна, и от ее решения зависит, по большому счету, выживание страны. Это не нормально, страна не может делать никакие рывки. Без того, чтобы у тебя быстрыми темпами росла экономика, ты вообще обречен. Вот в чем трагедия государства.

- Что произойдет, если решения МВФ до конца октября не будет, и бюджет этому времени не будет принят?

— В этом случае необходимость принятия бюджета становится катастрофически важной уже на ноябрь. Сейчас есть надежды и предположения, что МВФ даст деньги даже без бюджета, если он соберет совет директоров в октябре. Если он этого не сделает, необходимость наличия бюджета в ноябре становится обязательной — без нее ничего не произойдет.

Экономист: Требования МВФ превращают Украину в слабоуправляемый, нищий и полубандитский анклав
Экономист: Требования МВФ превращают Украину в слабоуправляемый, нищий и полубандитский анклав
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк

- Если предположить, что бюджет будет принят в формате, который не удовлетворяет МВФ или просто противоречит экономической логике, и денег от Фонда не будет?

— Доверие будет рушиться, и в пике политического цикла наступит реальная финансово-экономическая катастрофа. Это я еще не беру во внимание внешние факторы, которые тоже негативно на нас влияют. Но это абсолютно пессимистичный сценарий, и я даже затрудняюсь сказать, как будет развиваться тогда политическая и социальная часть геополитической истории.

А позитивный сценарий, который, я надеюсь, является базовым: МВФ принимает решение во второй половине октября, с даже не проголосованным проектом бюджета. Дальше вокруг него идут обсуждения, и в конце принимается какой-то бюджет.

Но это все равно для меня означает, что сотрудничество с МВФ ставится на длительную паузу до того, пока не будет сформирован новый парламент.