14 августа окружная прокуратура в городе Замость Люблинского воеводства начала расследование в отношении слов председателя Украинского общества Григория Куприяновича о том, что убийство украинцев в польском селе Сагрынь во время акций польского вооруженного подполья в 1944 году было «преступлением против человечности». Поводом стало официальное обращение Люблинского воеводы (губернатора) Пшемыслава Чарнека после траурных мероприятий в Сагрыни, которые состоялись 8 июля 2018-го при участии президента Украины Петра Порошенко.

Речь идет о статье 133 Уголовного кодекса Польши, криминализирующей публичное унижение польского народа или Польши, отметила заместитель окружного прокурора в Замосте Ева Кузьницка. В случае доказанной вины, Куприяновичу грозит лишение свободы до трех лет. Польская прокуратура будет изучать, в частности, видеоролик с выступлением председателя Украинского общества в Сагрыни, и выяснять все обстоятельства его высказываний.

Этот ролик до сих пор находится в свободном доступе на портале украинцев Польши «Prostir». Куприянович сказал следующее (перевод автора): «Мы стоим перед монументом, посвящённым жителям Сагрыни и окружающих сёл, которые погибли в трагическое утро 10 марта 1944 года. Стоит припомнить, что 74 года назад погибли тут граждане Польши, украинские православные жители этой земли, на которых столетиями жили их предки. Погибли они от рук других граждан Польши, потому что говорили на ином языке и придержиались иного вероисповедания. Это преступление против человечности совершили представители польского народа, партизанов Армии Краёвой, которые было военнослужащими подпольного Польского государства».

По мнению Люблинского воеводы, эти слова Григория Куприяновича являются скандальными, «потому что он однозначно приравнивает события в Сагрыни к событиям на Волыни и в других местах на кресах, уравнивает 130 000 польских жертв геноцида, совершенного украинцами-националистами с несколькими сотнями гражданских украинцев, которые погибли в Сагрыни 10 марта 1944», а это может быть преступлением.

«Конечно, нет прямого высказывания, отрицающего преступления украинских националистов, но слова господина Григория Куприяновича в течение многих последних лет, а также особенно это высказывание с приравниванием этих двух событий, по моему убеждению, должна изучить прокуратура», — заявил тогда польский чиновник.

Пшемыслав Чарнек отметил, что кульминация преступлений на Волыни произошла 11 июля 1943, при этом акция польского вооруженного подполья была проведена в Сагрыни 10 марта 1944. По словам воеводы, акция в Сагрыни была направлена против баз ОУН-УПА, «откуда осуществлялся наступление на соседние польские села». Польский чиновник добавил, что в Сагрыни, конечно, «были гражданские жертвы», но, в ходе сотрудничества со Всемирным объединением солдат Армии Крайовой от участников тех событий он слышал, «что те гражданские также были вооружены, и это была просто регулярная борьба». «Я не вдаюсь в подробности, я не историк», — добавил он.

Пшемыслав Чарнек также сказал, что траурные мероприятия в Сагрыни с участием президента Украины — «это одна большая провокация и наглость». «Это было сделано как провокация в семьдесят пятую годовщину трагического, кровавого воскресенья на Волыни, где украинские националисты, бандиты, которых трудно найти в истории мира, жестоко убивали тысячи поляков, также во время богослужений», — сказал он. Воевода отметил, что эта годовщина была торжественно отмечена президентом Анджеем Дудой в воскресенье в Луцке и на месте тех преступлений.

«Однако украинцы организовали молитвы на могилах своих соотечественников, погибших 10 марта, а не 11 июля, однозначно осуществляя провокацию», — сказал польский чиновник.

В свою очередь, Григорий Куприянович в заявлении, направленном СМИ, написал, что действия воеводы «могут только привести к ухудшению польско-украинских отношений, и прежде всего они являются попыткой запугивания украинской общины в регионе и препятствием представления национального меньшинства собственного взгляда на историю». По его мнению, теперь польско-украинский диалог пойдёт тяжелее, поскольку «решение Люблинского воеводы перенесло его в кабинеты прокуроров и, возможно, залы судов».

Куприянович назвал реакцию Чарнека на акцию в Сагрыни «скандальной и недопустимой». По его мнению, слова воеводы означают, что «от власти идет послание: украинец — это «националист», и даже участие в траурных мероприятиях по убитым соотечественниками может быть поводом для зачисления в «украинских националистов». Председатель Украинского общества сообщил, что обратится к премьер-министру Матеушу Моравецкому с вопросом, выражают ли слова его подчинённого, Люблинского воеводы, официальную позицию правительства, и являются ли действия Чарнека «выражением реализации политики Республики Польши относительно украинского меньшинства». Решение прокуратуры, которая в Польше подчинена Минюсту, можно считать своеобразным ответом премьера. При этом польские СМИ о начале расследования сообщили в информационном режиме, и никаких прогнозов относительно его результатов местные комментаторы не озвучили.

Однако это не единственный скандал, который в последние дни связан с украинскими активистами в Польше. 15 августа на основании решения официальной Варшавы была депортирована из Брюсселя президент фонда «Открытый диалог», гражданка Украины Людмила Козловская. До этого она более десяти лет проживала и работала в Польше и является супругом президента этой организации. Её муж, председатель совета фонда «Открытый диалог» Бартош Крамек, назвал действия польского правительства местью за свою деятельность.

«Провокация и наглость»: Гастарбайтеры в Польше могут работать, а не активничать

Крамек известен организацией акций протеста перед Сеймом Польши и судами. В июле прошлого года он опубликовал на своей странице в Facebook манифест «Мы сможем: свергнем правительство!», призвав к гражданскому неповиновению властям под предводительством партии «Право и Справедливость». С тех пор фонд «Открытый диалог» находится в состоянии перманентного конфликта с правительством и силовыми структурами Польши.

Хотя основной офис «Открытого диалога» находится в Варшаве, фонд тесно контактирует с Европейским Парламентом — что неудивительно, ведь он тесно связан с польской оппозиционной партией «Гражданская платформа», которая представлена в ЕП 18-ю депутатами, а бывший лидер которой, экс-премьер Польши Дональд Туск, занимает ныне пост главы Европейского Совета. В Брюсселе фонд занимается вопросами прав человека на востоке Европы, а также политических заключенных в Украине, Молдове, России и Казахстане. При этом, как не парадоксально, Козловской и её мужу неофициально инкриминируют… связи с Россией.

Хотя причины депортации украинской активистки засекречены, как и в случае с запретом на въезд в Шенгенскую зону российских политологов Олега Бондаренко и Алексея Мартынова, поводом для этого названа угроза для национальной безопасности Польши. В августе минувшего года «Открытый диалог» был упомянут в своеобразном публичном доносе — «списке российской пятой колонны в Польше», обнародованном скандальным блоггером Марцином Реем. Фонд неоднократно требовал опровержения этой информации и обещал подать на Рея в суд, но пока этого так и не сделал.

Стоит отметить, что оба описанных скандала не стали резонансными в Польше — тут куда активнее обсуждают, к примеру, дело 36-летней заробитчанки из Украины, которая в конце июля во время работы на предприятии по переработке овощей и фруктов родила девочку и попыталась убить новорожденную, но ребенка удалось спасти. Расследование ведёт окружная прокуратура в Люблине, женщина пока находится под наблюдением психиатров.

Примечательно, что эта трагедия не стала поводом для дегуманизации украинских гастарбайтеров — наоборот, местные СМИ подчёркивали необходимость повышения социальной ответственности польских предпринимателей и законного (а значит — с медицинской страховкой) трудоустройства работников из Украины. При этом польские работодатели, котоорые и так имеют возможность легально принять на работу гражданина Украины лишь на основании биометрического паспорта, требуют от правительства дальнейшего упрощения процедуры найма рабочей силы из-за восточных границ. Растущая экономика Польши требует всё больше рабочих рук, и постмайданная Украина (с пикирующим уровнем жизни и разваливающейся экономикой) является главным их источником.

При этом допускать Майдан в своей собственной стране власти Польши явно не собираются, о чём свидетельствуют описанные выше истории Куприяновича и Козловской. Ударно работающему (часто по 10 часов в сутки, без выходных за минимальную плату), соблюдающему законы и не интересующемуся политикой гражданину Украины в Польше говорят «Ласкаво просимо!» и «Добро пожаловать!» А вот отношение к разного рода «украинским активистам» скорее напоминает фразу из польской истории 20-30-х годов ХХ века.

Тогда полиция Речи Посполитой, арестовывая коммунистических агитаторов, открыто заявляла им: «Za Zbrucz, socjalizm budować!» («За Збруч, строить социализм!») Власти нынешней Польши, немало сделавшие для «победы Майдана» в Киеве и ставшие одними из главных его бенефециаров — в виде миллионов дешёвых рабочих рук, — неформально реализуют в отношении потенциальных смутьянов лозунг «Za San, majdanizm budować!»