Поздно вечером 29 марта возле ресторана «Агдам», что расположен в отдалённом районе Харькова, в стиле чикагского гангстера Аль Капоне из автомата была расстреляна группа мужчин. В результате один погиб 32-летний гражданин Азербайджана и ранен 38-летний гражданин Грузии.

Харьков всегда считался городом довольно безопасным, находящимся под плотной опекой милиции. Здесь располагались учебные заведения вооруженных сил, юридический институт, большой гарнизон — то есть всегда было много людей в форме. Местные дельцы тоже занимались бизнесом не шумным: пошивочные цеха, коммерческая фотография, галантерея.

Криминальный ураган «лихих девяностых» город затронул в малой степени. Харьков оставался под контролем милиции, которые взяла на себя функции «цивилизованного крышевания»: появились приносящие изрядный доход заинтересованным начальникам таможня, рынки, казино. Параллельно была организована и кузница кадров — университет МВД Украины, а юридический институт преобразован в Юридическую академию, один из самых престижных вузов государства (одно время даже обсуждалась идея переноса Конституционного суда в первую столицу Украины). 

Елена Лукаш: На Украине уровень преступности выше чем в Уганде, Нигерии и Конго
Елена Лукаш: На Украине уровень преступности выше чем в Уганде, Нигерии и Конго
© Facebook/Elena Lukash

Попытки разрушить систему пресекались довольно сурово. В короткой и решительной схватке с криминалитетом Харьков отстоял свою славу «ментовского города». Возмутителей спокойствия попросту сажали или выдавливали из города, как это случилось с известным криминальным персонажем той эпохи по клике «Батон» (Сергей Батозский). С необузданными страстями этнических группировок разбирались сами общины. Когда в начале 90-х кто-то из горячих кавказских юношей в центре Харькова бросил гранату в торговую палатку национал-конкурента, авторитетные представители армянской и азербайджанской общин города порекомендовали баламутам немедля отправляться воевать в Карабах и не портить жизнь взрослым людям. Это, кстати, обеспечивало и межнациональное согласие в городе.

Криминальные разборки были единичны и запоминались надолго, например, убийство в 1992 году тогдашнего компаньона Арсена Авакова Александра Коновалова или загадочное самоубийство владельца харьковского авторынка «Лоск» Юрия Кононенко в 2001 году. Но, в целом, ситуацию удалось удержать под контролем правоохранителей. Харьков не знал масштабных криминальных войн, охвативших тогда Донбасс, Крым, Львов, Киев, Одессу. А наиболее смышленые персонажи 90-х годов постепенно вырастали из малиновых пиджаков и вливались в политическую и бизнес-элиту мегаполиса.

Кровавый четверг: Чикагская бойня в Харькове

Тем большей неожиданностью для харьковчан стал беспредел, охвативший город сразу после так называемой «революции достоинства», когда МВД возглавил вроде бы харьковчанин Арсен Аваков. Эпидемия некомпетентных назначений, когда старые опытные сотрудники «люстрировались», а на их места массово назначались «активисты Майдана», не миновала и Харьков. Достаточно вспомнить, что недавний руководитель харьковской патрульной полиции Евгений Мельник неделю назад был задержан в Киеве за рулём в состоянии алкогольного опьянения — таково было качество новых назначенцев. А заместителем министра МВД до сих пор является Вадим Троян, ранее известный как функционер местной неонацистской группировки «Патриот Украины» и соратник «белого вождя» Андрея Билецкого.

Разумеется, высокое покровительство сразу породило беспредел вооруженных «активистов». Начиная с убийства в марте 2014 года в центре Харькова антимайдановцев Артёма Жудова и Алексея Шарова (за что до сих пор никто не понёс наказания), вооружённое насилие стало неотделимой частью жизни первой столицы Украины. Усугубляет ситуацию близость театра военных действий, что обеспечивает постоянный приток оружия из зоны конфликта. Перестрелки в Харькове вспыхивают с незавидной регулярностью. Можно вспомнить перестрелку между «ветеранами АТО» 17 февраля 2017 года на Алексеевке (один из спальных районов города) или стрельбу возле завода «Турбоатом» 31 августа 2017 года, учинённую местными «активистами». 

Одесские разборки: почему хулиганам и преступникам не место в тюрьме
Одесские разборки: почему хулиганам и преступникам не место в тюрьме
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

На этом фоне продолжилась серия кровавых нападений на инкассаторов, которые так и остаются нераскрытыми — 17 трупов за одиннадцать лет. Общим обнищанием вызван разгул уличной преступности — грабежи прохожих, воровство, угоны автомобилей. И Харьков в данном отношении, увы, исключением не является. Уровень преступности на Украине сейчас даже выше, нежели в пресловутые «лихие девяностые» — признается начальник Управления криминальной разведки УБОП Валерий Кур. И бороться с нею некому, поскольку профессионалов в полиции после «реформ» почти не осталось.

«Они еле-еле справляются, — говорит Валерий Кур, — Никакой реформы нет. Некому справляться с борьбой с преступностью. А она упрощается до примитивизма… Есть два человека, есть оружие. Всё — можно идти грабить что угодно. Население за двадцать долларов или какой-то банк за тысячу долларов».

Оставшиеся честные сотрудники правоохранительных органов яростно бьются с валом преступности, но что они могут сделать, если эффективность министра выражается количеством постов в фейсбуке, а его бесчисленные советники считают личное участие в балаганных ток-шоу важнее каждодневной рутиной работы? Вместо борьбы с реальной преступностью МВД, Прокуратура, СБУ и прочие силовики засыпаны фейковыми делами о «государственных изменах» и «сепаратизме», а в суды безнаказанно врываются толпы бесноватых «патриотов». И всё это происходит под лязг постоянно разбиваемых молокососами-полицейскими служебных авто.

Альтернатива, к которой власти подталкивают измученных разгулом преступности сограждан, вполне очевидна: «Хотите быстро навести порядок — дайте нам право на абсолютную диктатуру». И это тоже многократно проверенный историей ход.