Ростислав Ищенко: кто он
Ростислав Ищенко: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин / Перейти в фотобанк
На сегодня доля доллара в структуре экспортных расчётов России составляет менее половины (48,3%). В валютных резервах России в последние годы регулярно находится около 3,5 миллиардов долларов (примерно столько, сколько необходимо для обслуживания текущих платежей). Для сравнения: Китай хранит в резервах 1,5 триллиона долларов, да и в целом долларизация экономики и внешней торговли Китая, который любят приводить в качестве примера «независимости от США» отечественные караул-патриоты, в разы больше российской. При этом Китай — один из наших главных не только политических, но и торгово-экономических партнёров, его отставание сдерживает и российскую окончательную дедолларизацию.

Надо признать, что Китаю в этом плане значительно труднее: большая часть его торговли замкнута на американский рынок, в то время как товарооборот России и США исчезающе мал на общем фоне российской внешней торговли. Впрочем, американские санкции уже вынудили и Китай вплотную заняться дедолларизацией.

Между тем США анонсируют всё новые пакеты санкций против России и Китая, активно и не без некоторого успеха пытаясь привлечь к ним также ЕС. США всё ещё рассчитывают, что им удастся не допустить введения в действия газопровода «Северный поток — 2», что серьёзно ухудшит экономические взаимоотношения России и ЕС, а дальше Вашингтон планирует и вовсе свести к нулю экономическое партнёрство Евросоюза не только с Россией, но и с Китаем. Рычагом, вынуждающим ЕС двигаться в нужном США направлении, призваны стать американские санкции.

На первый взгляд, мы сталкиваемся с поразительной ситуацией. В Вашингтоне и в Брюсселе даже самые ярые сторонники санкционной политики признают, что санкции не оправдали возлагавшихся на них надежд, что Россия воспользовалась санкциями для опережающего развития собственной экономики, что Китай идёт тем же путём, что Европе антироссийские санкции, а США — антикитайские санкции нанесли больший ущерб, чем тем, против кого были направлены, наконец, что без экономического партнёрства с Россией Европа не сможет сохраниться как крупный экономический игрок, что в первую очередь она потеряет высокотехнологичные отрасли промышленности, а затем двинется по известному пути, хорошо протоптанному Прибалтикой, Молдавией, Болгарией и Украиной. В то же время те же люди требуют всё новых и новых санкций, заранее заявляя, что не верят в возможность таким образом нанести России серьёзный ущерб или разорвать российско-китайский альянс, являющийся непреодолимой преградой попытке Запада вернуть глобальную гегемонию. Казалось бы, абсурд? Нет, высокая, хорошо продуманная политика.

Россия, Запад и ультиматум
Россия, Запад и ультиматум
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк
Гегемония США и Запада длилась слишком долго, и многие страны интегрированы в эту систему слишком сильно, чтобы, даже осознавая жизненную необходимость разрыва старых и создания новых связей, суметь сделать это быстро. Напомню, что Россия целенаправленно шла к выводу экономики и финансов из зависимости от глобалистского капитала два полных десятилетия. И сейчас ещё есть что дочищать — лет на пять работы с остаточными явлениями хватит. Китай и вовсе находится в начале пути. Правда, он применяет более грубые методы, кроме того, может использовать российские опыт и поддержку, так что он должен справиться быстрее.

Но вот Европейский Союз из американской системы не может вырваться уже тридцать лет, несмотря на все заявления о стремлении к роли самостоятельного центра силы (финансово-экономической и военно-политической) и все потуги хотя бы начать реализацию данных планов. О подавляющем большинстве прочих стран и говорить не приходится. Несмотря на все прилагаемые Россией и Китаем усилия, переориентация стран Азии, Африки и Латинской Америки на новые центры силы идёт очень медленно, с большим трудом и постоянными откатами назад.

Таким образом, если исключить Россию и Китай из американской системы, заставить их замкнуться в своём кластере, США могут рассчитывать сохранить монопольный контроль над большей и наиболее прибыльной частью мира. Но как этого добиться?

Вначале Вашингтон пытался объехать Пекин и Москву на кривой козе, предложив разделить мир «на троих» (на сферы влияния) таким образом, чтобы весь традиционный Запад (включая восточные Австралию, Новую Зеландию, Японию и Республику Корея), а также обе Америки остались за США, а Африка была бы «зоной свободной охоты» для всех. Москва и Пекин, которые уже имеют предложенное, а претендуют на гораздо большее, предсказуемо отказались.

Вот тогда-то и возникла идея безостановочного введения новых санкционных пакетов.

США прекрасно понимают, что на санкции придётся реагировать не только Москве и Пекину, но и остальному миру. Грубо говоря, каждой стране придётся ответить на вопрос, с кем она. Американцы не без оснований считают, что большая часть стран в этом мире пока ещё настолько плотно к ним привязаны, что, даже желая уйти в сферу интересов России и Китая, не смогут сделать это, поскольку моментальный разрыв всех хозяйственных связей, ориентированных на США, просто уничтожит их экономику.

То есть США пытаются вытолкнуть Россию и Китай из своей системы (раз уж не удалось их победить), но с минимальным количеством союзников, причём в большинстве своём со странами небогатыми, в последние годы окончательно разорёнными США. Не имея возможности быть гегемоном всего мира, Вашингтон пытается остаться гегемоном его большей и наиболее богатой части, отказываясь от заявленной Россией и Китаем модели многополярного мира в пользу двухсистемного. США пытаются повторить фокус второй половины ХХ века с соревнованием двух систем, только теперь бороться будет не капитализм с социализмом, а консервативно-традиционалистский капитализм России и Китая с леволиберальным капитализмом США.

В Вашингтоне рассчитывают, что значительное превосходство в ресурсной базе (за счёт сохранения в своей орбите наиболее богатой части планеты) позволит в конечном итоге переломить развитие событий в свою пользу. Прежде всего, стеснение возможностей развития России и Китая рамками ограниченной системы может (а по американскому пониманию должно) привести к конкуренции Москвы и Пекина за рынки и экономических партнёров. Поскольку США будут вынесены за скобки этих отношений, подобная конкуренция должна будет перетечь в соперничество, а затем и во вражду, после чего США смогут играть на противоречиях между двумя своими основными соперниками — именно то, чего они пытались добиться, но пока так и не добились.

Конечно, для реализации этого плана придётся пожертвовать Европой как серьёзным промышленным кластером. Но Америке будет только выгодно, если европейская промышленность начнёт перебегать в США из-за невозможности рентабельно работать в условиях сверхвысоких цен на энергоносители, которые в такой ситуации будут для Европы высокими постоянно.

В общем, новый американский санкционный механизм — попытка перейти к стратегии непрямых действий. Американцы, как опытный шахматист, готовы отдать несколько фигур за позицию и атаку.

Как и любой план, этот имеет пробои. Во-первых, не факт, что удастся заставить Европу окончательно и бесповоротно отказаться от экономического взаимодействия с Россией и Китаем (европейцы прекрасно понимают, чем это для них чревато). Во-вторых, Россия и Китай всё равно не признают искусственно проведённые США границы систем (пусть и экономические), и у них есть масса возможностей для активного давления на эти границы и перетаскивания государств в свою систему. В-третьих, даже если предположить, что США удалось вытолкнуть Россию и Китай и замкнуть свою систему в том виде, какой им представляется необходимым и достаточным, это не значит, что они смогут эффективно такой системой управлять.

Американская модель ориентирована на беспрерывное расширение, опережающий приток дополнительного ресурса. Необходимый приток ресурса давно уже обеспечивается вливанием триллионов необеспеченных долларов, а расширение системы превратилось в надувание пузырей. Сокращение географических размеров системы только усугубит эти проблемы.

Ищенко объяснил, что сделали бы США, если бы Россия в 2014 году заняла всю территорию Украины
Ищенко объяснил, что сделали бы США, если бы Россия в 2014 году заняла всю территорию Украины
© РИА Новости, Нина Зотина
Следовательно для США важно, чтобы российско-китайская система разрушалась быстрее, чем будет разрушаться американская. Но в том-то и дело, что российско-китайская система, даже будучи предельно ограниченной территориально, в принципе не обязана разрушаться.

В общем, новую американскую санкционную модель можно скорее назвать авантюрой. Но, как известно, утопающий хватается за соломинку и других возможностей (кроме, разве что, глобальной войны, которую США уже проиграли до её начала) попытаться сломать негативную для них динамику у американцев нет.

Единственными гарантированными выгодоприобретателями такой модели развития международных отношений является та часть западных элит, которая пытается продлить агонию западной системы так, чтобы на их век хватило, а дальше «хоть потоп». К сожалению, подобного рода безответственное отношение к интересам государств и судьбам народов переводит существующие кризисы в бесконтрольный формат и делает международную политику заложницей непредвиденных случайностей.

США идут по порочному пути отказа от стандартных политических предохранителей ради эфемерной сиюминутной выгоды, которая уже завтра рискует обернуться разбитым корытом.