Попытки объяснить, что майдан явление не исключительно украинское, что опасаться надо всем, натыкались на глухую стену непонимания. Помню, даже в комментарии к моей статье на данную тематику некто предлагал автора (то есть меня) расстрелять как паникёра. Мне говорят, что Минск, Хабаровск или, скажем, недавний Ереван — «это другое». А я смотрю на экран, и глаза привычно выделяют руководящих толпой заводил, уже ставшие стандартом плакаты со сжатым кулаком, фото милых девушек на фоне полицейских, набор дежурных словес о «мирных протестующих» и «справедливости» в социальных сетях.

Всё это я уже видел и знаю, насколько впоследствии стало хуже в цифрах, фактах и человеческих судьбах. Я отдаю себе отчёт в том, что майданы не рождаются на пустом месте: первопричиной может быть глупость власти, алчность элиты, самодовольство забронзовевших правителей. Но знаю также, что перевороты не осуществляются ради блага простого народа, который — по мере ослабления государства, погружения его в хаос и дальнейшего разграбления — начинает жить только хуже.

Гарантий от майданов нет ни у проводящих четко выраженную социальную политику (вспомним социальные блага в довоенной Ливии), ни у находящихся в фазе экономического подъёма (Украина накануне «оранжевой революции»), ни даже у имеющих прозападную ориентацию (Шеварднадзе в Грузии был верным союзником Запада). «Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать», — говорил волк своей жертве в известной басне.

Единственный способ политического выживания для Александра Лукашенко
Единственный способ политического выживания для Александра Лукашенко
© БелТА | Перейти в фотобанк

Мир в наступающую эпоху дефицита ресурсов при постоянно растущем населении и потреблении жесток. Прекраснодушные юнцы и поседевшее поколение эпохи перестройки могут сколько угодно мечтать о лучшем мире, но, сталкивая своё государство в бездну, они собственными руками и в интересах других стран провоцируют бедствие. Их нелепые усилия оценят, но другие — там, куда в качестве дешевой рабочей силы их земляки будут вынуждены уехать; их женщины станут удовлетворять прихоти прикативших на секс-туры иноземцев, а города и наука — приходить в упадок и запустение.

Я все это видел и вижу. Как и то, что восторг киевских майданщиков происходящими у соседей событиями не ограничивается только словами: здесь их натаскивают, здесь обучают, отсюда вещают. Здесь даже согласны на первый, относительно бескровный вариант переворота — главное, стратегия. «Даже если после победы революции в Беларуси к власти на данном этапе придет пророссийский кандидат, то освобождение Беларуси на длинной дистанции, организация свободного парламента с представительством оппозиции — для нас — пролонгированное благо, — пишет один из самых заметных киевских экспертов Алексей Арестович, — Прозападный курс в свободной Беларуси и союз с нами, Польшей и Литвой практически неизбежен, рано или поздно, скорее — раньше. А такой союз — это Мощь и Сила. Радикальное переустройство Восточной Европы, прочно посаженный на ж.пу Кремль и крепкий шанс на исторический прорыв как для всего союза, так и для каждой из наших стран отдельно».

Как спасти Белоруссию от Майдана? О технологиях протестов и их перспективах
Как спасти Белоруссию от Майдана? О технологиях протестов и их перспективах
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Арестович — типичный майданщик, а потому отдаленные проблемы Кремля его интересуют куда больше бедственного положения своей родины, которая никакого отношения к мощи и силе уже не имеет, но является резервуаром дешевой силы для польской экономики. Поляки будут главными выгодополучателями и от краха Белоруссии (как ранее Украины). Проект Великой Польши от моря до моря станет реальностью не в создании некоего нового государства, но в окончательном формирования центра силы, прочно отсекающего Россию от Европы и создающего ей привлекательную альтернативу во всей Восточной и Юго-Восточной Европе. Десятки тысяч студентов из Украины и Белоруссии уже сейчас бесплатно обучаются в польских вузах и видят своё будущее именно в этом союзе. И поддерживают их сотни тысяч привыкших к гастарбайтерству обычных людей.

Молодые люди, которые дирижируют протестами в Белоруссии с помощью Telegram-каналов, сидят в Польше, имена их известны, а лица светлы. Они на работе, они верны своим идеалам, за их финансовое будущее можно не беспокоиться. «Лукашисты, звери, каратели, черные, фашисты, нелюди, силы зла», — клеймят они белорусских правоохранителей, которые пытаются восстановить порядок на улицах городов. И эти слова впитывают толпы «революционеров», говорящих те же слова, что когда-то и «онижедети» на киевском Евромайдане.

Я все это видел. И знаю, чем это закончилось.