Причем, они не просто вполне легально и дерзко находились там, но плодились и противоестественно размножались, а еще и пытались права качать. Местное население смотрело на них снисходительно, как на городских сумасшедших. Дончане, вообще, — люди добрые. Кто же мог тогда представить, какие последствия за собой влечет подобное благодушие.

Наоборот, местное начальство кичилось, смотрите, дескать, что у нас за прелестная обстановка. Газеты в Донецкой области разные выходят, от «Коммуниста» до «Бандеровца», и ничего, знаете ли, все счастливы. И куда, спрашивается, теперь на Украине коммунистов загнали? Под какой плинтус? А бандеровцы и прочая фашиствующая шантрапа в 5 километрах от центра Донецка стоит фронтом, постреливает.

«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга
«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга
© dnr-news.com | Перейти в фотобанк
Впрочем, сейчас не об этом. Хотя, и об этом тоже, но не в первую очередь. Так вот, в те почти былинные уже времена, в Донецке взялись обсуждать животрепещущую тогда тему — ставить ли памятник основателю города Джону Юзу (некоторые его любят Хьюзом называть, что, скорее всего, грамотно, но идет вразрез с укоренившейся местной традицией). Казалось бы, чего проще? Понятно, надо ставить изваяние.

Иные города проходимцы какие-то основали, приписные головорезы, самого подлого склада людишки, а благодарные потомки их все одно чтут, всячески увековечивают память. А тут же вполне достойный джентльмен, даром, что валлиец (кто не в курсе, человек из Уэльса — прим. ред). Донбасс место такое, где национальность в последнюю очередь вспоминается, только, если на нее наступить больно. Куда главней, что человек из себя представляет, чего натворил, прославился чем, или ославился, что тоже случается.

Юз в отцы Донецку приходится просто изумительно. Сам из технарей, но рукастых — кузнец. По всему видать, предприимчивый дядька был и смекалистый. Договориться умел, ко всеобщей выгоде. Да, пожалуй, и смелости ему было не занимать. С частичкой авантюризма знался даже. Иначе, во второй половине XIX века понаехать в степь донецкую, голую и необжитую, чтобы с нуля создать здесь полный угольно-металлургический цикл, мало кто сподобился бы.

Так это, учтите, прежде, чем попереть на волах гигантские заводские котлы, доставленные морем в Таганрог, к месту нынешнего расположения Донецка, надо было право на всю эту самоубийственную операцию получить. Сторговаться с владельцами земель, да и, что важно, выправить одобрение на самом верху — у Помазанника Божьего и его непростых топ-менеджеров.

Валлийцу со странной бородкой все это удалось. Дал стране, Российской империи, в смысле, угля, железа, рельс накатал много, да и вообще, обиходил потихоньку дикое поле. Поселок вокруг предприятия, чьим символом стал Джон Юз (понятно, что он же не один был, там изрядно всякого народу и водилось, и трудилось, и деньги вкладывало, а потом и барыши получало, или грыжу, это уж, кто как устроился по жизни, но важно, кто был моторчиком проекта, идейным вдохновителем), с годами вырос в город с очень непростым нравом и оригинальным местом в истории.

Скажете, что Юз был эксплуататором и тем еще дегустатором крови рабочего люда? Это верно, спорить бессмысленно. Как говаривал Арнольд Шварценеггер в образе милиционера с киевским опытом: «Капитализм!»

А кто в его времена, Юза, не Шварценеггера, в смысле, таковым из заметных личностей не являлся? Мало кто, да и состоялись они, гуманисты и просветители, вовсе не на стезе ваяния промышленных мощностей.

Никита Хрущев: Донецкий байкер у руля империи
Никита Хрущев: Донецкий байкер у руля империи
© РИА Новости, Валерий Шустов | Перейти в фотобанк
В советское время, во всяких статьях по случаю и без, Юзу капиталистическую его сущность припоминали, уж будьте благонадежны. Высмеивали его внешность даже, находя в ней нечто бульдожье. Но вот, чтобы с пролетарской прямотой, да взяться топтать все, что связано с британским металлургом — нога не поднималась. Тоже, надо думать, понимание у людей имелось. Классовый подход — классовым подходом, это же марксизм — наука! — против не попрешь. Но кое-что полезное после себя в Донбассе Джон Юз явно оставил. Творческое его наследие и по сей день, в том или ином виде, функционирует.

И дата основания города, вполне, надо заметить, условная, но зато точно привязанная к юзовским заводским свершениям — 1869 год — у Советской власти раздражения не вызывала. Когда, скажем, пришло время столетие Донецку праздновать, то есть, в 1969 году, сделано это было на высоком идейном и художественном уровне.

Так чего же вам еще надо, задастся вопросом начинающий уже нервничать читатель. Отличный основатель города! Всем бы населенным пунктам такого.

Дискуссия, с которой начался этот рассказ, случилась, надо заметить, уже, когда Советская власть вместе с СССР приказали долго жить. На дворе как раз начинал, сначала робко, а потом все смелее, буйствовать реставрированный капитализм.

Но персона Джона Юза пришлась не по вкусу только, не к ночи будет помянуто, все тем же смешным, плюшевым, но громким донецким бандеровцам. Местная ячейка Конгресса украинских националистов (КУН)… Да-да, такое в Донецке тоже имелось. Так вот это нелепое формирование развило впечатляющую антиюзовскую активность. Хотя персонаж, на которого происходила атака, не был ни москалем, ни комиссаром. Но и украинцем он не был тоже, как не крути. А это в глазах некоторых — страшнейшее из преступлений.

Праздник главного полотенца Украины: Егоза в кепке, сталинские хоромы и романтика на крыше вагона
Праздник главного полотенца Украины: Егоза в кепке, сталинские хоромы и романтика на крыше вагона
© commons.wikimedia.org, Андрей Бутко | Перейти в фотобанк
Глава карликовой донецкой секции КУН, знаменитая и очень деятельная, в определенном смысле, Мария Олийнык… В Донецке ее называли «баба Маша», что было и не обидно, и как-то очень по-домашнему. Типа, ну, не все нормально с человеком, нравится ей Бандера, ходить в вышиванке, и ездить за рулем старенького «Москвича». Так что же теперь с ней поделать? Пусть себе чудит. Так веселее даже.

Кстати, сам по себе факт, что главная украинская националистка Донецка вертела, как хотела персональным «Москвичом», не лишен некоторой элегантности, сюрреального, конечно, свойства. Между прочим, гуляла информация, в украинских, понятно, СМИ, что в начале событий 2014 года, авто лидера ДоноблКУНа пострадало от сепаратистов. На ремонт, якобы, деньги выделил сам златоустый Виталий Кличко. Отвалил щедро полновесные 200 долларов США.

Но я отвлекся, простите, больно тема захватывающая. В общем, в давние мирные времена, на всякой сходке общественности, «баба Маша» Олийнык, обладательница не только «Москвича», но еще и западноукраинского происхождения, и диплома одного из ВУЗов столицы СССР (а значит, и России тоже), с пеной поверх вышиванки, билась с Юзом. По ее мнению, Донецк основали украинские или, если угодно, запорожские казаки, задолго до валлийского десанта. Якобы, на берегах Кальмиуса (это речка такая, если кто не знает, на ней стоит Донецк, раньше тут проходила граница между Екатеринославской губернией и Областью Всевеликого Войска Донского) у них случались зимовники.

С доказательной базой у сторонников последней теории было слабо. С эмоциональной частью — обильно. Донецкая общественность, вдоволь наслушавшись подобных яростный речей, пришла к выводу, что эдак можно дойти до памятника Неизвестному неандертальцу. Было принято решение монумент Юзу установить. Мало ли, что некой маленькой, пусть и крикливой, группе товарищей… Нет! Группе панов. Мало, что им не нравится. На то и демократия.

Надо заметить, симпатичный вышел памятник. Дончане его любят. Творческих личностей он и на создание нетленки вдохновлял, вплоть до картин и фантастических рассказов.

Юбилей Донецка едва не стоил жизни Михаилу Горбачеву
Юбилей Донецка едва не стоил жизни Михаилу Горбачеву
© Бориса Виткова из коллекции Донецкого музея фотожурналистики и фототехники
С возложения цветов к памятнику основателю Донецка (Юзовки, Сталино) Джону Юзу начались в этом году массовые мероприятия по случаю 150-летия столицы ДНР. А что? Вполне логичный момент — вспоминать и чествовать того, чьими стараниями, волей, талантом были заложены основы города. Раньше-то, конечно, хотя бы и по случаю столетия Донецка в 1969 году, цветы несли к памятнику Ленину на площадь его же имени, хотя вождь мирового пролетариата в этих краях никогда не бывал. Зато ему принадлежит фраза о том, что «Донбасс — это не случайный район, а это район, без которого социалистическое строительство останется простым, добрым пожеланием». Собственно, как потом выяснилось, не только социалистическое, и не только строительство.

В общем, Ленин в Донецке, как стоял, так и стоит. Местными жителями он давно воспринимается без особой идеологической окраски. Просто симпатичный памятник, причем, с занятной историей. Армянский гранит для его постамента был в свое время выменян Донецкой областью у Грузинской ССР вместе с дополнительными лимитами на спиртное на какие-то свои ништяки. Думаю, на уголь и металл. Но это отдельная байка. Как и то, что из Юзовки в Сталино город был переименован в 1924 году тоже в честь Ленина. Случается, порой, и такое. Донбасс — не просто не случайный район, он еще и исключительно вычурный, таинственный, где-то в чем-то, район.

А кепка донецкого Ильича так раздражает персонажей с украинской стороны ныне действующей линии фронта, что они даже ДРГ забрасывали, чтобы подорвать изваяние. Не получилось, только башмак Ильича оцарапали.

Тем не менее, в эпицентре текущего праздника — Юз и его команда, их достижения и наследство. 150 лет исполнилось городу, который, по прикидкам дореволюционных специалистов, должен был давно сгинуть, а он живет. И не сдается. Собственно, возложение цветов к ногам бронзового Джона Юза — это было только начало апогея праздника.

Живучий город: 55 лет назад Донецк был обречен на исчезновение
Живучий город: 55 лет назад Донецк был обречен на исчезновение
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк
Полтора века Донецку — событие исключительно значительное, а дончане еще и стосковались по позитивным эмоциям. Торжества уместно растянуты на целую неделю, с 22 по 29 августа. Открываются выставки, причем, уникальные даже. Отмечаются памятниками и памятными досками выдающиеся земляки.

На здании местного театра оперы и балета, например, теперь имеется мемориальная доска, посвященная Иосифу Кобзону, ушедшему от нас в прошлом году. Античной мощи был дядька, доложу я вам. Думаю, что Господь дал Кобзону такое могучие певческое дарование, чтобы тому было, куда свою кипучую энергию направить. Чтобы, значит, прочие его многочисленные таланты не перебивали. Иначе, кто знает, что бы он в других сферах деятельности натворил. Хотя, нет. Иосиф Давыдович ведь был не только редкого голоса человек, но и могучего мозга. Генералом мог бы стать, авторитетным политиком любого уровня. Но все равно, лучше, что он был певцом.

Место для таблички выбрано не случайно. В опере Иосиф Кобзон многократно выступал. Впрочем, если из этого показателя исходить, так в Донецке на доброй дюжине зданий надо его имя писать. Помню, когда Кобзон давал свой эпохальный прощальный тур, после которого, правда, он выступал на эстраде еще много лет с неизменным успехом, в Донецке концерт был как раз в опере. Узнав перед выступлением, что организаторы все билеты уже распределили, а прессе места не хватило, Кобзон рассвирепел. Виданное ли дело, обидеть журналистов? Решение было найдено исключительной незаурядности. Прессу усадили в оркестровую яму. Слушать уникальный концерт из такой локации — случай редкий, прямо скажем.

В Донецке открыли мемориальные доски в честь Кобзона и Миансаровой. Фоторепортаж
В Донецке открыли мемориальные доски в честь Кобзона и Миансаровой. Фоторепортаж
© gorod-donetsk.com
А на Донецкой филармонии открыта памятная доска Тамаре Миансаровой. Выдающаяся певица 60-70-х годов прошлого века несколько лет работала тут. Причем, времена для популярной исполнительницы были сложные. Она попала в опалу, была удалена из всевозможных концертов и «огоньков». Так, а Донецк принимает людей не только, когда они на пике успеха. Главное, чтобы человек достойным был, вписывался в принципы донецкой жизни.

В Донецке, скажем, не в первый уже раз случилось выступление на свежем воздухе виртуозной пианистки, американки киевского происхождения Валентины Лисицы. Само словосочетание «американка киевского происхождения», похоже на донецкий приговор. Но Лисицу, гениальную и честную, в Донецке любят. Она своя. Сердце ее находится в донецком ритме. Полагаю, Лисицу тоже в Донецке увековечат. Я бы это даже сейчас сделал, не дожидаясь никаких перемен бытия. И, раньше было модно за особые заслуги давать звание Почетный гражданин Донецка. Так Лисица его достойна безусловно, как раньше этот титул заслужил и Мирча Луческу, например.

Его Кубок УЕФА, и подлинный, и сделанный в чуть большем, по сравнению с оригиналом масштабе — отдельный повод для донецкой гордости. Кстати, копия, кованая и красивая, футбольного трофея и по сей день является украшением удивительного Парке кованых фигур в тылу Донецкой мэрии. Прямо после возложения цветов к бронзовым штиблетам Юза, сюда и направилась почтенная публика.

Кузнечная тематика, как вы сами понимаете, очень гармонично монтируется с юбилеем. Да что там с юбилеем, с донецкой ментальностью вообще. Кузнецам, думаете, в прежние времена зря сверхъестественные свойства приписывали? Это ведь надо иметь творческий заряд, могучие руки, фантазию и тонкий расчет, чтобы кусок железа превратить в произведение искусства. Или просто в полезную вещь.

В Донецке перекуют мечи на часовню
В Донецке перекуют мечи на часовню
© Facebook, Виктор Бурдук | Перейти в фотобанк
Попробуйте ради забавы как-нибудь выковать простой гвоздь. Или ножик. Или самый элементарный подсвечник на одну свечу. Сами убедитесь, что это за магическое действо, не всякому подвластное. Я пробовал, я знаю. Видели бы вы мой подсвечник, плакали бы от изумления. А потом то, что у меня вышло, взял правильный кузнец, несколькими ударами создал красоту и гармонию.

Поглядим, скажем, на рельс. Незамысловатая, вроде бы, штука. О несколько упрощенном человеке, иной раз, так и говорят, мол, прямой, как рельс. Но тоже, попробуй создать это изделие. Не человека, понятно, а рельс. Выкатай, чтобы достаточной надежности был, чтобы потом по нему вагонетки пустить, с углем, конечно. Потому как, Донбасс порожняк не гонит. В общем, сделать рельс — это непростое ремесло. А выковать из рельса пальму — высокое искусство.

Был у нас в позапрошлом — начале прошлого веков на Юзовском заводе кузнец Алексей Мерцалов. Выковал он пальму. Из рельса. Это диво дивное на выставке в Париже в 1900 году Гран-при отхватило. Оригинал Пальмы Мерцалова с тех пор хранится в музее питерского Горного института, откуда в Донбасс многие талантливые инженеры в свое время приезжали. А копий-новоделов много существует. Был момент, когда один верткий серый кардинал шоу-бизнеса придумал сделать из кованой пальмы символ Донбасса. И это ему удалось. И молодец, и за этому ему спасибо.

Пальма даже попала на герб Донецкой области, вызывая удивление посторонних обывателей, но и явно претендую на оригинальность. Где Донецк, и где пальмы? Так, а вот они, прямо тут, смотрите и поражайтесь!

Важнейшая из прочих копий Пальмы Мерцалова теперь стоит на бульваре Пушкина в Донецке. Как раз теперь возле нее народ гуляет, впроходочку ходит, фоткается, как вы понимаете. Другие копии разошлись по миру, как обменный фонд. Скажем, Донецк Москве мерцаловскую пальму подарил, а та ему — копию Царь-пушки, что теперь стоит у мэрии столицы ДНР. Киеву пальму передали в обмен на металлическое изображение Архангела Михаила, покровителя помянутого города на Днепре. Надо сказать, что киевская скульптура знаменита. Это она когда-то стояла на незалежном майдане рядом с главпочтамтом. Потом там другой вариант сделали, а прежний отдали Донецку. Так Архангел Михаил и стоит у кафедрального собора нынешней ДНР. Куда киевляне дели выменянную на него Пальму Мерцалова, теперь только гадать остается.

Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
© Павел Нырков
Но вернемся в Парк кованых фигур Донецка. Не зря же мы его упомянули, верно? По случаю 150-летия города там установили особенную арку. Со звездой Героя ДНР, которой столица мятежной республики уже два года обладает, и прочими красивыми, когда декоративными, а когда и философскими элементами. Парк кованых фигур, надо заметить, является четким отражением исторических процессов на данной территории. Там есть аллеи и войны, и мира, и футбола, и смешной сказочной нечистии, и мировых столиц, и свинок, стульев, знаков Зодиака. Много новобрачного антуража. А теперь есть героическая арка по случаю 150-летия Донецка. Это, кстати, круто, если кто-то не врубился.

А праздник, в самом разгаре. Только что в магазине на улице Университетской столицы ДНР встретил главу центрального донецкого района — Ворошиловского — Владислава Латынцева, человека, управленца и хоккеиста. Обнялись, как полагается долго не видевшимся православным людям, обоюдно поздравились с днем рождения любимого города. Но обстоятельно потолковать не вышло. Латынцев спешил. Он ведь в обеденный перерыв за незатейливой снедью выскочил. А дальше — надо заниматься полторавековым юбилеем города. «Много запланировано», — сказал Влад. И ускакал в направлении районной администрации. Отлично! Праздник продолжается! Будем за ним следить. И еще напишем с места событий.