«Эти спецподразделения готовы решать оперативные задачи без оглядки на местные нюансы», — заявил бывший харьковчанин Аваков.

В те дни украинская пресса сообщала об окончательной эвакуации частей ВСУ из Крыма, о непрекращающихся волнениях на Восточной и Южной Украине, об аресте всё новых активистов Антимайдана: так, в Харькове был арестован Игнат Кромской, в Донецке — Павел Губарев, в Мариуполе — Дмитрий Кузьменко.

Для укрепления власти путчистов ВО «Свобода» (при поддержке председателя «Люстрационного комитета» Егора Соболева) подготовила законопроект о люстрации, включавший 145 имен, среди которых числились не только люди из окружения Януковича, но и члены их семей. В частности, 11-летний сын главы президентской администрации Андрея Клюева и 9-летний сын первого вице-премьера Сергея Арбузова.

Здесь «кинули» Порошенко. Как проголосовала Харьковская область
Здесь «кинули» Порошенко. Как проголосовала Харьковская область
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В первой столице продолжались ежедневные мелкие конфликты между майданщиками и антимайдановцами. Например, в пятницу 4 апреля под стенами российского консульства в Харькове состоялся двойной митинг противостоящих сторон. Оппоненты, надёжно разделённые правоохранителями, посостязались в скандировании лозунгов пророссийского и антироссийского содержания, осыпали друг друга насмешками, пели песни. Но тем дело и ограничилось.

Основные мероприятия были намечены на выходные дни, и евромайдановцы объявили мобилизацию своих сторонников: «Воскресное вече 6 апреля на харьковском Евромайдане станет не просто митингом за «Единую Украину», но и настоящим драйвовым концертом «Левобережный Рок-2»… Ждём приезда домой поэта Сергея Жадана, отчета руководителей новой власти о первых шагах на должностях, а также многочисленное шествие с национальными флагами. Доказывать, что Харьков — это Украина, будем как всегда, начиная с 12 часов. Будет очень интересно!»

Получилось действительно довольно интересно. Во время «багаточисельной ходы» (многочисленного шествия) самооборона Майдана сознательно (и не в первый раз) спровоцировала столкновения с Антимайданом, что закончилась для зачинщиков весьма печально. Огромная толпа окружила майданщиков и протащила их через «коридор позора»; только благодаря действиям милиции, подогнавшей конвойный автомобиль и загрузившей туда «самообороновцев», удалось избежать самосуда.

К сожалению, по окончании концерта пострадали и музыканты, которым досталось от не разделявших их промайданных убеждений людей. После убийства двух антифашистов на улице Рымарской Харьков вообще мало был склонен к сантиментам.

К вечеру возбужденные событиями тысячи сторонников федерализации собрались возле здания областной администрации. Как сообщал УНИАН, «организаторы мероприятия призвали людей созывать на площадь всех знакомых, чтобы "поддержать Донецк и Луганск"… Участники митинга держат флаги России, СССР и УССР, а также скандируют "Россия". Вход в здание ОГА охраняют несколько сотен милиционеров со щитами».

Промайданный репортёр Вячеслав Мавричев сообщал с места событий: «Много крепких парней в масках. На прилегающих улочках также кучкуются группы крепких ребят с георгиевскими лентами. Возле ОГА — оцепление. Щиты. Обе стороны — в ожидании штурма. Командой будет песня "Вставай, страна огромная…" Но заиграет ли музыка — еще неясно».

В 21:00 Антимайдан пошёл на штурм. После десятиминутной толкотни толпа прорвала внешний кордон, аккуратно оттеснила милиционеров от входа и вошла в здание администрации; собравшиеся скандировали «Милиция, спасибо» и «Милиция — с народом». Как отмечала «Украинская правда», некоторые из милиционеров даже аплодировали, когда оцепление расступилось перед штурмующими и те вошли в ХОГА.

Впрочем, захват больше носил символический характер.

Первая столица против второй. Что творилось в Харькове и вокруг него 5 лет назад
Первая столица против второй. Что творилось в Харькове и вокруг него 5 лет назад
© AFP, SERGEY BOBOK | Перейти в фотобанк

«Здание Харьковской областной администрации удалось освободить в результате переговоров руководителей правоохранительных органов и участников массовых мероприятий, митингующие согласились добровольно покинуть здание», — позже сообщила пресс-служба областного управления милиции.

Для сравнения можно вспомнить, как 18-19 февраля толпы майданщиков захватили здание обладминистрации во Львове, разгромили тамошние прокуратуру, городское управление ГАИ, СБУ, несколько РОВД и, самое главное, ранили множество солдат ВВ и разграбили склады с оружием, откуда стволы поспешно переправлялись в Киев для нужд кровавого госпереворота. Наказания за те захваты (в отличие от харьковских активистов) никто до сих пор не понёс.

На следующий день лояльное поведение харьковского Антимайдана был вынужден подтвердить даже тогдашний майданный губернатор Балута в своём комментарии сайту «Главное».

«По его словам, с самого утра работе сотрудников ХОГА сепаратисты не мешали — все сотрудники могли свободно выполнять свои обязанности. При этом Балута отметил, что заявления отдельных руководителей Харькова о том, что в здании сейчас находятся сепаратисты, тоже не соответствуют действительности <…> Также Игорь Балута подчеркнул, что здание полностью контролируется властью, над ХОГА реет украинский флаг.

"Да, в холле администрации действительно есть пожилые женщины и даже дети, — отметил Балута, — они оборудовали себе буфет и пока находятся в холле. Работе ХОГА это не мешает, хотя и женщин, и детей жаль — их используют те, кто пытается дестабилизировать обстановку в Харькове"».

В первый рабочий день той недели, то есть в понедельник 7 апреля, скорее, неспокойно было вокруг ХОГА. Вокруг здания, как бы охраняя его, выстроились сотни антимайдановцев. Напротив — активисты Майдана. Две центральные станции метро были закрыты. Периодически вспыхивали незначительные стычки. К вечеру участники инициативной группы (куда вошли многие лидеры харьковского Антимайдана), так и не получив согласие местной власти на созыв внеочередной сессии облсовета, провозгласили себя депутатами альтернативного областного совета.

Как это было в марте 2014 года на улицах Харькова
Как это было в марте 2014 года на улицах Харькова
© РИА Новости, Игорь Чекачков | Перейти в фотобанк

На ступенях центрального подъезда обладминистрации они приняли присягу и провозгласили создание «Харьковской народной республики», причём уточнялось, что решение о создании ХНР вступит в силу только после утверждения его на общеобластном референдуме. Особо подчёркивалось, что на Украине есть лишь один легитимный президент — Виктор Янукович, которого просили согласовать принятые документы; формулировалась просьба к властям РФ обеспечить мирное проведение областного референдума. Если не ошибаюсь, обращение зачитывал Антон Гурьянов — интеллигентный молодой человек в очках, со срывающимся от волнения голосом.

Разогнать и стразу арестовать сотни собравшихся сторонников ХНР было невозможно: бойцы харьковского подразделения «Беркут» отказались применять силу в отношении окруживших обладминистрацию горожан. Наоборот, силами Антимайдана протестующие на площади сторонники киевской власти были рассеяны. Дальше часть антимайдановцев поехала на захват телерадиотрансляционного центра возле телевышки, другие отправились в офис принадлежащей Авакову телекомпании АТН, которая, по мнению Антимайдана (и я склонен с этим согласиться), неделями тенденциозно показывала протесты харьковчан против государственного переворота.

Большая часть людей отправились по домам отдыхать после долгого дня, а несколько десятков осталось в здании ХОГА.

Вечером в здании на первом этаже начался пожар, который вскоре затушили. Не думаю, что находившиеся внутри хотели сами себя сжечь. Возможно, это был специально спровоцированный повод для скорого штурма здания. Под утро бойцы прибывшего из Винницы спецподразделения «Ягуар» ворвались в помещение и задержали до семи десятков сонных людей. Никаких иностранцев среди них не оказалось, сплошь жители Харькова и области. По презрительному определению Авакова, «это реально харьковские маргиналы со значительным добавлением коммунистического электората».

Итак, 8 апреля и. о. министра внутренних дел, бывший харьковчанин Арсен Аваков официально объявил о проведении в Харькове «антитеррористической операции», но сторонники федерализации продолжали сопротивляться: после ареста сразу семи десятков активистов массовые акции протеста возобновились с новой силой и продолжались три дня подряд.

Городская милиция в целом демонстрантам сочувствовала, и взбешённый Аваков пообещал уволить каждого третьего правоохранителя. Как сообщало агентство УНИАН, по его словам, харьковский «Беркут» и вся местная милиция «нуждается в новом взгляде».

«Я думаю, что 30% харьковской милиции уйдет, а на ее место будет призвана другая милиция», — заявил господин Аваков.

Мартовские дни в Харькове: «Танго смерти» Андрея Билецкого
Мартовские дни в Харькове: «Танго смерти» Андрея Билецкого
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

И многих действительно уволили, поспешно заменили на «активистов евромайдана» и даже откровенных неонацистов из «Патриота Украины», которые после учинённых ими в марте 2014 года на харьковской улице Рымарской убийств, отсиживались в заброшенном пионерлагере на Полтавщине.

Как рассказывал в 2015 году интернет-каналу UKRLIFE.TV один из тех неонацистов, руководитель информационной службы «Азова» Степан Байда: «То ли руководство наше как-то вышло, то ли нам предложили власти. Подробностей не знаю… Но тем не менее, контакт уже с руководством страны появился…»

Самое тяжёлое для антифашистов было ещё впереди.

Сегодня расхожий штамп украинской пропаганды гласит: «Посмотрите на ситуацию в ЛДНР; вы хотите, чтобы и в Харькове было так же?» С таким же успехом можно предположить, что с утратой весной 2014 года путчистами Харькова дело до ЛДНР вовсе бы не дошло — майданный режим посыпался бы по всем областям Юго-Востока, и многие тысячи людей остались бы живы.

История не имеет сослагательного наклонения. Но когда нынешнее диванное воинство излагает, будто харьковчане (как и жители других городов Юго-Востока) как-то «не так» сопротивлялись госперевороту, что все украинцы «одним миром мазаны», и пусть миллионы русских людей «катятся ко всем чертям», я жалею лишь об одном: что это болтливое предательство ненаказуемо.