Кириленко назвал отбор на «Евровидение» в Киеве «частью гибридной войны России против Украины»
Кириленко назвал отбор на «Евровидение» в Киеве «частью гибридной войны России против Украины»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Шоумен отметил, что если он задаст певицам вопрос о принадлежности Крыма, то это поставит крест либо на их карьере, либо на карьере их матери. В ответ на это сестры расплакались и заявили, что они подвергаются травле как в 30е годы, и от них требуют отказаться от родителей.

Сестры подчеркнули, что они родились в Крыму, не нарушали никаких украинских законов и даже не выступали с концертами в России. Их родители, в свою очередь, сделали свой выбор, но от этого они не перестают быть таковыми.

«И если бы нас поставили перед выбором: конкурс или родители, то мы, как все нормальные люди, выбрали бы родителей», — заявили Анна и Мария, на что зал отреагировал аплодисментами.

Притула на этом решил не успокаиваться и сделал еще более провокационное заявление о том, что родители певиц, сделав свой выбор, не задумались о том, какую боль они могут причинить им.

Скандал вокруг сестер Опанасюк разгорелся 21 февраля. В ходе интервью журналист Роман Скрыпин задал девушкам вопрос о войне с Россией, в ответ певицы напомнили, что ни Верховная Рада, ни президент Украины ее не объявляли.

Однако журналист продолжил развивать политическую тему и задавать провокационные вопросы. В итоге, говоря о принадлежности Крыма, музыкальный дуэт отказался употреблять термин «оккупация» в отношении факта воссоединения полуострова с Россией.

Впоследствии их мать, Лариса Опанасюк, попала в базу данных скандального сайта «Миротворец», представляющего список людей, неугодных киевскому режиму. С 2015 года там находится и их отец Александр.

Победительницей национального отбора стала певица MARUV (Анна Корсун), которая также предпочитает не вмешиваться в политику и ездит на гастроли в Россию. В связи с этим вице-премьер Украины Вячеслав Кириленко заявил, что история с ее победой «еще не завершена».

Отметим, что многие политики, эксперты и рядовые граждане уже давно перестали считать Евровидение музыкальным конкурсом, поскольку он стал крайне политизирован, а его руководство перестало учитывать мнение зрителей для выявления победителей.