Журналистов на Украине убивают и сажают в тюрьму за правду
Журналистов на Украине убивают и сажают в тюрьму за правду
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
По мнению Руслана Бортника, обвинительной стороне не хватает конкретики.

«Мы видим, что ситуация не разрешилась, Кирилл Вышинский не освобожден — несмотря на то, что обвинения, которые ему выдвигаются… По моему мнению, в этих обвинениях не хватает фактажа, не хватает доказательной сути. Или они не продемонстрированы следствием эти обвинения, не открыты пока для публики. Или, возможно, их там нет», — считает директор УИАМП. 

Он также отметил, что дело это — «сугубо политическое», а российское государство жалеет силы на спасение журналиста.

«Это одна из наиболее тяжелых ситуаций вокруг журналистов, которая сложилась за последние 4 года. Мне кажется, что в данной ситуации и сам холдинг "РИА Новости", и российское государство могли бы приложить больше усилий для освобождения Кирилла Вышинского», — отметил эксперт.

Кирилл Вышинский. Справка
Кирилл Вышинский. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Кирилл Вышинский был задержан 15 мая 2018 года у своего дома по подозрению в государственной измене и поддержке самопровозглашенных республик Донбасса. Ему грозит до 15 лет лишения свободы.

Позднее журналиста этапировали в Херсон, где 17 мая суд избрал ему меру пресечения — арест на 60 суток без возможности внесения залога. По информации Службы безопасности Украины (СБУ), по делу были допрошены 48 свидетелей.

Силовики также обыскали арендованный индивидуальный банковский сейф журналиста. По данным следствия, там обнаружили трудовой договор с МИА «Россия сегодня», пистолет, патроны к нему и 200 тысяч долларов. В связи с этим 6 июля Вышинского уведомили о новом подозрении — в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов. 19 июля Херсонский городской суд арестовал имущество Вышинского. 6 августа журналисту продлили срок содержания под стражей до 8 сентября.

В России считают дело Вышинского политическим и требуют немедленного освобождения журналиста. Сам журналист заявил в суде, что он понимает: приговор для него «уже готов».