Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Спиридон, поговорим о ситуации на фронте: о катастрофе, которая происходит для украинской армии под Северодонецком и Лисичанском, а также о том, как это пытаются заглушить. 

— Надо признать, что украинская пропаганда работает и работает вполне эффективно, хотя бы исходя из того, что никакой альтернативной точки зрения внутри украинского политикума нет. Она поэтому и работает.

Тут не качество контента, который выдается, а отсутствие альтернативной точки зрения, которая могла бы поставить под сомнение все то, что говорит тот же самый Арестович. Нет других по определению. Он один вещает, Подоляк, еще ряд лиц, которые рассказывают. Есть такая передача «Аргументы и факты», и есть передача «В гостях и сказки». «Аргументы и факты» закончились, и телезрители погрузились в вечную «В гостях у сказки». 

Спиридон Килинкаров: кто он
Спиридон Килинкаров: кто он
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Они сидят, придумывают себе какие-то вещи, которые не имеют ничего общего с реальностью, изо дня в день одно и то же, и это отчасти заходит в украинское общество, потому что другой точки зрения они просто не слышат. Можно объяснить только этим.

Я возьму по Северодонецку. Очень долгое время они отрицали факт того, что они уже не контролируют Северодонецк. Отрицали просто наотмашь, говорили — нет, это неправда, это российская пропаганда. Несколько дней подряд — три-четыре дня уже — риторика из уст тех людей, которые так или иначе освещают события на фронтах, изменилась, говорят о том, что ситуация сложная. И то — это витиеватое какое-то определение. Ситуация сложная, что там на самом деле происходит, о формировании больших, малых котлов — об этом никто не говорит. Тем более о потерях, которые на самом деле просто катастрофические.

Вы понимаете, что если ситуация будет развиваться в таком же направлении, то потенциал Украины и живой силы, которую можно было бы мобилизовать и отправить на эту войну — они не безграничны. Эти потери обусловлены еще и тем, что соотношение сил в артиллерии…

Чтобы люди имели представление, они же думают, что война — мы смотрим годы Великой Отечественной, где-то города, люди в пилотках с красными звездами, где-то ползут с автоматом и решают какие-то задачи. Современная война совершенно другая. Это арт-дуэли, и в этих арт-дуэлях Украина проигрывает в силу объективных обстоятельств.

Тут не вопрос храбрости и смелости — то, что они пытаются навязывать всему мировому сообществу, о храбрости украинского воина. Все это звучит красиво, но не имеет отношения к современной войне. Потому что соотношение, это не мои слова, это признание американских экспертов, которые говорят, что соотношения в артиллерийских дуэлях на сегодняшний день у Украины и России — один к десяти. Это значит, что на один выпущенный снаряд украинской стороной прилетает десять снарядов со стороны союзных сил ЛНР-ДНР и России. Один к десяти! Отсюда и такая численность погибших.

Можно спорить, какие цифры правдивые, те, которые приводит Арестович, те, которые приводит Подоляк, те, которые приводит Арахамия — тот вообще сказал «до тысячи человек в день» (потери ВСУ — Ред.). Об этом можно спорить, но нельзя спорить о том, что с начала конфликта потери украинской армии увеличились в два раза как минимум. И тенденцию эту изменить невозможно.

На начальном этапе, как бы мы не относились к Украине, но абсолютно правдиво Украина заявляла о том, что она — вторая армия в Европе, потому что количество артиллерийских систем, снарядов, позволяло ей быть таковой. На сегодняшний день этот запас иссяк чисто физически. Для понимания — в сутки только со стороны российских и союзных войск ЛНР-ДНР (прилетают — Ред.) до пятидесяти тысяч снарядов! В сутки! Вы понимаете, о каких масштабах идет речь?

- С учетом того, что вся помощь, которую сейчас обещают США — это несколько десятков орудий и 36 тысяч снарядов.

— Да, я об этом и хочу сказать. На самом деле, обыватель, который далек от понимания, что там происходит, как это все работает, ему в телевизоре говорят: «Немцы выделили нам три системы залпового огня, дали к ним 36 тысяч снарядов» — ну, кажется, ого, это же мощно. Звучит красиво, но только на самом деле это максимум на один день ведения боевых действий. 

«Они несут потери»: Алехин рассказал, что сейчас происходит на линиях фронта Украины
«Они несут потери»: Алехин рассказал, что сейчас происходит на линиях фронта Украины
© РИА Новости, Виктор Антонюк / Перейти в фотобанк

Если учесть, что фактически все запасы внутри Украины по снарядам — как минимум, они уже практически исчерпаны, а все, что было в Европе, уже завезено — то вы уже понимаете, что может наступить период, когда советские артиллерийские системы будут, а снарядов к ним не будет. А возместить их нечем. Их надо производить, кто это будет делать? Сегодня мощностей таких в Украине нет. В Европе все запасы исчерпаны. Они есть в России, но Россия, конечно же, не предоставит им такую возможность. Возникает вопрос, а с чем тогда останется Украина?

Я веду к тому, что на старте всего этого, еще в период подготовки этого противостояния, любому более-менее здравомыслящему человеку, который может хотя бы анализировать информацию, было понятно, что изначальное соотношение сил и средств, которые были у России, их экономический потенциал, человеческий ресурс, они были несопоставимы с силами и средствами Украины. Поэтому никакого шанса у Украины выиграть изначально не было.

Но я думаю, никто и не ставил такую задачу, чтобы военным путем Украина одержала победу. Задача ставилась другая. Задача ставилась перед Украиной — втащить в этот конфликт Российскую Федерацию для реализации всего санкционного пакета, который подготовил Запад для России, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Они рассчитывали на блицкриг, но не получилось.

А теперь, когда это не получилось, вносить корректировку какую-то в противостояние между Украиной и Россией они не намерены, потому что их вполне устраивает этот конфликт. И чем дольше он длится — тем лучше для них.

Когда мы с вами видим ситуацию с этими котлами — в том же Северодонецке, Золотом, вы посмотрите, какие две разных позиции! Главнокомандующий Залужный говорит о том, что необходимо вывести войска, спасти живую силу, вооружение и т.д. Он военный человек, для него потеря какого-то города или населенного пункта большого значения не имеет. Для Зеленского, как политика, это имеет значение. Он же даже в военное время замеряет свои рейтинги. Для него это имеет значение. Поэтому он говорит: «нет, пусть они там остаются, обороняют город до последнего». Пусть они там умирают, это неважно. Важно, чтобы он мог на мировой арене выйти, выступить с этими речами, а вечером записать ролик и рассказать, как «ай-ай-ай, убивают украинцев».

А что ты делаешь лично, чтобы их не убивали? Ты же ничего для этого не делаешь! Я слушаю Джонсона, который говорит: чтобы идти на переговоры, надо, хотя бы, чтобы границы Украины вернулась в состояние до 24 февраля. Я прошу прощения — а до 24 февраля мы были в каком состоянии? В этом же состоянии, когда была реальная возможность это все решить политико-дипломатическим путем. Причем, все было не то, что подготовлено, и Совбез ООН принял (резолюцию — Ред.).

Ту историю уже неудобно вспоминать, и даже неудобно сравнивать положение до 24 февраля, и возможность выхода из этой ситуации, и сегодняшний день. Невозможно по определению. 

«Закидать шапками»: военный эксперт Леонков рассказал, как ВСУ использует резервистов
«Закидать шапками»: военный эксперт Леонков рассказал, как ВСУ использует резервистов
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), ТМ Мілітарист

Обвинение в адрес украинской власти заключается в том, что, понимая, что при таком соотношении сил и средств, возможностях экономики, тыла, обеспечения и т.д. — никаких шансов нет военным путем этот конфликт решить. Невозможно! Но они на это согласились в угоду американцам и британцам.

- Украина отвечает не только фейками и пропагандой, но еще и террором и в отношении жителей освобожденных территорий, и в отношении Донецких и Луганских народных республик.  Что можно противопоставить украинской тактике террора?

— Я слышал цифру: с начала конфликта, с начала обстрела города Донецка, более 190 мирных граждан в Донецке погибло, более 400 ранено людей, по-моему, это было так. С военной точки зрения это не представляет никакого абсолютно интереса и не решает абсолютно никакой задачи. Эти обстрелы, на мой взгляд, связаны исключительно с желанием посеять хаос, панику, вызвать недоверие к местным властям, показать их неспособность защитить город, ну и, соответственно — ударить таким образом по России. Дескать, смотрите, они вас обещали защищать, а они это выполнить на самом деле не могут.

Такого массового обстрела, который происходит сейчас, не было ни в 2014-м, ни в 2015-м году. Да, была война, стреляли, гибли мирные жители, но так, чтобы целенаправленно бить по густонаселенному городу, по жилым кварталам — такого я не припомню.

Были отдельные блуждающие минометы, но уровень поражения этого миномета не сравним с 155-миллиметровой пушкой, которая стреляет по жилому кварталу, это две разные ситуации. Я считаю, что это абсолютно правильно, когда Следственный комитет заводит уголовные дела в отношении лиц, применяющих такие виды вооружений по мирному населению, конкретно — с фамилиями, с подразделениями с датами. Эта персонификация ответственности лиц, не вообще — говорят там: украинская власть, еще кто-то… То есть, люди, которые применяют такие виды вооружений против мирных городов, должны знать, что есть законы, и международные в том числе, и обязательства, которые брала на себя Украина, и военные не могут действовать вне этих законов. 

В Херсоне произошел теракт, есть погибшие - СМИ
В Херсоне произошел теракт, есть погибшие - СМИ
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк

И если вы нарушаете эти законы, то должны понимать, что будет персональная ответственность. Не «взагали по загалям» (в целом, не касаясь частностей — Ред.) — это будет политическая ответственность Зеленского, его партии — а тех, кто непосредственно исполняли, нажимали кнопки, стреляли. Эти люди будут нести персональную ответственность за те преступления, которые они совершают на сегодняшний день.

Эту информацию нужно донести до людей, кто этим грешит. Эта ситуация поменяется только тогда, когда эти системы залпового огня будут на дистанции, не досягаемой города Донецка. По-другому с этим бороться невозможно.

То, что касается террористических актов, взрывов автомобилей и всего остального — это последствия всех тех событий, которые мы сейчас переживаем. Я думаю, эта история не на один день, это не история сегодняшнего дня. Это история нашего ближайшего будущего. Как показывает исторический опыт, я думаю, эти события будут длиться долгие годы, как отголоски большой кровопролитной войны, ни больше ни меньше.

Эта проблема, которую сиюминутно решить невозможно и предотвратить этого тоже никак нельзя. Можно попытаться это сделать, имея агентурную сеть, это при условии, если система предотвращения террористических актов работает как часы в нормальное мирное время… Но сейчас от этого не застрахован никто. Это надо понимать.

С учетом того количества оружия, которое есть сегодня в стране, и того количества людей, которые так или иначе прошли определенную школу, как обращаться с теми или иными видами оружия — ну, вы же понимаете, что эта ситуация на самом деле крайне сложная и катастрофическая. Потому что внутри Украины, даже на тех территориях, где Киев контролирует — вы вспомните, сколько за эти восемь лет было случаев, когда людей ловили с гранатами в метро, да где их только ни ловили.

Самый удобный способ решения ссоры, это я привожу киевские информационные ресурсы — это были обычные гранаты, которые бросали под ноги тем людям, с кем у них были какие-то конфликты. Это стало — не скажу, что «нормальным явлением», но очень часто такие случаи происходили, и, я думаю, возможно, будут происходить. 

ВФУ пять раз за полтора часа обстреляли Донецк из НАТОвских пушек
ВФУ пять раз за полтора часа обстреляли Донецк из НАТОвских пушек
© РИА Новости, Сергей Степанов / Перейти в фотобанк

Надо быть осторожными мирным жителям, которые не знают, как уберечь себя. 

- Мало того, что Киев накачивает собственную страну оружием, Украину еще очень сильно накачивают извне. Обстрелы из 155-мм. систем, РСЗО новые, которые передают Украине — это все «помощь Запада». Как долго и каким образом Запад сможет поддерживать Украину?

— Тут надо разобраться, что вы имеете в виду, говоря о том, что Запад поддерживает. «Запад» — это кто? У них такое единство, я уже переживаю за них, как бы они друг друга не затоптали от этого единства. Интересы Британии — это интересы Британии. Интересы Европейского Союза — это совершенно другая история. Интересы американцев — это сценаристы, режиссеры, финансисты и так далее. У них абсолютно разные интересы.

Давайте начнем с последних. Я думаю, не случайно так совпало, что американцы сказали: мы готовы каждый месяц выделять по полтора миллиарда долларов на поддержку украинской экономики, армии, на 4-5 месяцев. Я прикинул, думаю — ну, как раз в аккурат 4-5 месяцев, до 10 ноября 2022 года, когда там состоятся выборы. Может быть, это дедлайн, когда у нас история по Украине одна, а после 10 ноября — другая? Вполне возможно, я не знаю, какой у них будет дальнейший план, и какой будет Украина к 10 ноября 2022 года. Это сложно сказать.

Британцы — те вообще воинствующие. Я сегодня приводил слова Джонсона. Он настаивает на том, что ни при каких обстоятельствах проводить переговоры по мирному урегулированию этой ситуации Украине нельзя, до тех пор, пока Украина не получит более сильной переговорной позиции. Задаюсь вопросом, а более сильные переговорные позиции у Украины были когда? Когда Украина не контролировала 7% своей территории, или — 23% своей территории? Наверное, когда не контролировала 7% и была переговорная площадка, наверное, тогда были более сильные позиции, а сегодня более слабые. 

Убить двух зайцев: полиция Майами выкупает оружие у населения для отправки на Украину
Убить двух зайцев: полиция Майами выкупает оружие у населения для отправки на Украину
© CC0, Pixabay

А есть тенденции, что эти позиции станут более сильными? Никакой тенденции к этому нет. Обратите внимание, раньше в информационном поле говорили о готовящемся контрнаступлении (ВСУ — Ред.) в июле, а вы сегодня слышите эту риторику? Ее нет, она отсутствует, потому что никакого контрнаступления не будет, и все это прекрасно понимают. Потому, что ни живой силы, ни вооружения, такой возможности нет.

Если говорить о поставках западного оружия, обратите внимание — «Рамштайнов» становится все больше, стран-участников и дипломатических переговорных площадок становится все больше, а оружия в Украину идет все меньше. Немцы что-то обещают, но опять возникают какие-то проблемы. Причем немцы повязаны и с греками, которые говорят: да нет, пока немцы нам не поставят (оружия — Ред.), мы это не можем отдать… Тут свои внутриевропейские терки происходят, они для нас не важны, важен результат. А какой результат? На самом деле, результата ноль.

Когда нам говорят: «мы поставим 30 систем РСЗО, 88 пушек, гаубиц»… Я задаю вопрос: вы вообще понимаете, что такое современная линия фронта? Нынешняя линия фронта — это 2450 км. Из них активные боевые действия ведутся на 1105 км. Вы представляете, какое количество вооружений нужно, чтобы не то что контрнаступать, а удерживать это все?! Это же абсурдно!

С одной стороны, мы видим информационную войну, которую Запад ведет вполне эффективно, показывает свою позицию по Украине, рассказывает: «да, мы помогаем, даем». А в это время в Украине гибнут люди — и мирные жители, и военные, сотнями в день. Выстраивается определенная информационная кампания, которая работает внутри этих стран, таким образом их правительства, их руководители пытаются продемонстрировать свою позицию в отношении происходящего. А в это время тут гибнут люди. Вот вся разница. 

«Восемь лет люди живут под обстрелом»: немецкая журналистка рассказала, почему приехала в Донбасс
«Восемь лет люди живут под обстрелом»: немецкая журналистка рассказала, почему приехала в Донбасс
© vk.com, Алина Липп

Они могут потерпеть, когда у них дорожает бензин, наверное, для них это плохо, но это не сравнимо с тем, когда на территории Украины гибнут люди. Но это две разные ситуации — бензин подорожал или люди гибнут.

Поэтому, как долго будет Запад поддерживать? Если таким образом — он может безгранично долго ее поддерживать, до последнего украинца, до испытания последней системы вооружения, которую они хотят испытать. До последнего фортификационного сооружения, которое строили разные страны, и теперь смотрят — как оно работает против российского оружия, способно ли это российское оружие разрушить все то, что мы там построили. Смотрят, какие системы залпового огня лучше или хуже работают.

Это что, испытательный полигон? Да, для Запада это испытательный полигон, они этого и не скрывают. А то, что там гибнут люди? Славяне гибнут — да ради бога! Для них это абсолютно нормальная история. Бесконечно долго они будут это поддерживать.

Хочу обратить ваше внимание на позицию европейцев в отношении кандидатства Украины в Европейском Союзе. На самом деле европейцы в какой-то момент уже поняли, в какую кабалу, и куда вообще их тащат американцы и британцы, которые не являются членами Европейского Союза. Они члены НАТО? Одни думают, ничего, если войну мы развяжем в Европе, мы отсидимся на острове, а те за океаном, и пусть повоют здесь, внутри самой Европы. И подбивают на это поляков, прибалтов и так далее.

А Старая Европа, по-моему, осознала все это, и сейчас это решение о предоставлении Украине кандидатства — это ничто иное, как жалкая попытка вернуть свое влияние на принятие политических решений внутри Украины. Европа потеряла всякое влияние на Украину в 2014 году, поэтому риторика Зеленского в отношении Европы такая уничижительная. Как себя ведет посол Мельник — это открытая антидипломатия. Как ведет себя Зеленский по отношению к премьер-министру Шольцу или к Макрону, высказывается уничижительно, с претензиями в адрес этих стран.

Справедливости ради, надо признать, что на протяжении всего периода независимости, как бы то ни было, но в экономическом плане эффективнее и лучше всего Украина работала с Россией и с Европой. Эти страны — и Британия, и Америка — не инвестировали в Украину, не создавали новых рабочих мест, не вкладывали сюда деньги и финансовые ресурсы. Максимум — спекулятивный капитал, вывод его за пределы страны, и все. То есть, системного подхода у них не было никогда. С чего вы взяли, что эти страны хотят пожелать вам чего-то лучшего, или сделать для вас что-то лучшее? 

Украина – кандидат в ЕС: Евросоюз обхитрил сам себя
Украина – кандидат в ЕС: Евросоюз обхитрил сам себя
© AP, Geert Vanden Wijngaert

Вы старых друзей потеряли, а новых не приобрели, вряд ли эти страны (США и Британию — Ред.) можно считать друзьями, которые толкают вас на эту заранее проигранную войну. Но, тем не менее, все это выстроено таким образом, что и британцы, и американцы контролируют не украинский народ, а контролируют политическую элиту Украины. 

Кто охраняет Зеленского? Зеленский может выйти и сказать, кто обеспечивает его личную безопасность? Британцы или американцы? Он может сказать, почему за каждым высокопоставленным чиновником поставлены ЦРУшники, которые 24 на 7 следят за его действиями, контролируют все звонки. Там мимо британцев и мимо американцев ничего не проходит, даже мухи не взлетают необилеченные, там все через них делается.

Если их личная безопасность гарантирована Британией и Штатами, то как они могут выстраивать эффективную политику в интересах страны? Пожертвовать собой лично? Вы считаете их героями? Я не уверен в том, что они способны на такие поступки.