Александр Жилин: У России достаточно средств, чтобы, не входя в Донбасс, принудить Украину к миру
Александр Жилин: У России достаточно средств, чтобы, не входя в Донбасс, принудить Украину к миру
© Twitter, Александр Жилин
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее пресс-служба ФСБ сообщила о задержании трех агентов спецслужб Украины: отец и сын, собиравшие данные о стратегических объектах, и молодой человек, планировавший теракт. По данным ФСБ, украинские диверсанты планировали подрыв мачты радиоцентра Черноморского флота, башни телецентра Крыма и мобильной газотурбинной электростанции.

— Александр Иванович, если бы, не дай бог, у них этот теракт удался, имела бы Россия право оценивать это как casus belli?

— Прежде всего я бы отметил высочайший профессионализм наших ребят из ФСБ, которые не просто проявляют бдительность, а осуществляют глубинный контроль над процессами (профессионалы поймут, о чем я говорю). Потому что борьба с терроризмом предполагает широкий спектр работ. Я действительно горжусь этими действиями нашей контрразведки и спецслужб.

Планировались очень серьезные теракты — теракты на грани вызова. Возможно, таким образом действительно отрабатывается план доведения ситуации до крайней точки. Если бы это произошло, Россия не могла бы не отреагировать (потому что репутационные потери будут колоссальные), но она попала бы в стратегическую ловушку, когда наш противник наблюдал, как воюет друг с другом некогда единый народ.

Нужно проявлять мудрость и пройти этот путь настолько четко, чтобы не свалиться в пропасть противостояния, когда уже будет работать не дипломатия, а эмоции. Этого допустить нельзя.

— Как России на это правильно отреагировать?

— Я думаю, что все необходимые сигналы Киеву уже поданы. Никто никогда не озвучит эти сигналы, потому что они поступают по специально отработанным каналам, и вслух для широкой общественности их никто не произносит. Если в Киеве остался хотя бы один человек в здравом уме, он поймет, что все очень и очень серьезно.

Что касается Украины и терроризма, то я не раз говорил, что Украина представляет для России террористическую угрозу. Во Львовской области на полигоне Яворов еще со времен Порошенко готовятся диверсанты. Я не знаю, сколько их подготовили, но, думаю, что немало. Кроме того, Верховная Рада приняла закон, позволяющий использовать терроризм за пределами Украины. Другими словами, Киев легализовал террор как инструмент борьбы с врагом. Это террористическое государство.

Я точно знаю, что если бы место России занимал Израиль, уже бы давно вопрос безопасности был решен. Что касается наших отношений, то мы обязаны понимать, что с терроризмом бороться тяжело, поэтому нельзя занимать иждивенческую позицию «Вот есть Лубянка, пусть они бегают». Так не получится. В том же Израиле с террором борется все общество. Чем? Бдительностью. Поэтому если какие-то непонятные люди заносят мешки в подвал вашего подъезда, позвоните куда следует.

Сейчас «либералы» начнут истерику, что я призываю к стукачеству. Я не к стукачеству призываю. Я призываю обеспечить коллективную безопасность нашим детям и внукам, в том числе детям и внукам этих «либералов». Потому что мы все в опасности.

— Если бы Черноморский флот вдруг остался без связи, как бы решался этот вопрос?

— Он никогда не останется без связи. Если в Киеве думают, что по этим мачтам передаются стратегические команды, то им нужно пройти медосмотр у психиатра.

— Если Зеленский вроде как боится прямого столкновения с Россией, почему он или Ермак не прикажет спецслужбам сидеть тихо?

— Зеленский совершенно ничего не решает. Нам нет смысла анализировать, как он поступит в той или иной ситуации. У него есть два права — безоговорочно исполнять приказы хозяев Украины и грабить свой народ. Англосаксы так устраивают свои режимы — назначается оккупационная власть, которая не ограничена ничем с точки зрения присвоения ресурсов народа, но она обязана делать все, что ей скажут.

Поэтому все, что мы имеем на Украине в отношении России — эти действия планируются в других центрах. Стратегического планирования на Украине нет и быть не может. Украина — ресурс войны против России. Это «АнтиРоссия». К сожалению, проект осуществлен, и наши стратегические противники этим проектом пользуются.

Поэтому апеллировать к Банковой и Зеленскому совершенно бессмысленно. Там есть некоторые права у олигархов, но и то они ограничены. А власть не имеет никаких рычагов.

—  Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова ранее заявила, что Киев направил в Донбасс 125 тысяч солдат и офицеров — половину личного состава украинской армии. Это элемент запугивания или они действительно что-то готовят?

— Дело в том, что нам постоянно пытаются организовать зону напряженности, чтобы мы на них реагировали (а мы не можем не реагировать). Это политика изматывания, которая будет продолжаться и дальше. То там, то сям будут возникать зоны напряженности по периметру наших границ.

125 тысяч — это фактически и есть вооруженные силы Украины. Потому что вторая часть — это не те, кто воюет, а кто обеспечивает войну. Поэтому речь идет о том, что Украина может потерять все вооруженные силы. 125 тысяч — это не так много с точки зрения эффективности современных вооружений.

— Насколько у них получится нас измотать?

— Не думаю, что получится. Потому что схема повторяется одна и та же. Мы привыкли к этому. Наше военное руководство так распределяет военный потенциал, чтобы не было бесконечной переброски войск. Потому что это действительно очень дорого. Если же эта переброска войск и осуществляется, то Шойгу проводит ее через учения. Не просто «погрузили вагоны и вперед». Где-то высадились, отработали боевые задачи и остались на какое-то время.