Алексей Леонков: Министр обороны США проверил одноразовые боеголовки в войне с Россией
Алексей Леонков: Министр обороны США проверил одноразовые боеголовки в войне с Россией
© РИА Новости, Сергей Мамонтов
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее правительство Украины одобрило предложение Минобороны страны о передислокации ряда военных частей и судов ВМС из Черного моря в Азовское. Согласно документу, в Бердянск передислоцируется военная часть из Николаева. На территории Одесской области произойдет перебазирование военной части, а также американских патрульных катеров типа Island «Славянск» и «Старобельск».

— Виктор Николаевич, насколько это решение угрожает России? И как России стоит на это реагировать?

— Давайте начнем с главного. Керченский пролив по международному морскому праву открыт для любых судов и кораблей. Но для прохождения через пролив (а это территориальные воды России) надо соблюдать ряд условий.

Надо предупредить капитана керченского пролива, что такой-то проход таких-то плавсредств будет осуществлен в такое-то время, чтобы он дал на это разрешение. Затем суда подходят к территориальным водам РФ, становятся там на якорь, и в назначенный час к ним приходят наш лоцман и офицер погранслужбы, которые помогают капитану пройти через пролив. За пределами пролива лоцман и офицер сходят на катер, а судно может идти туда, куда хочет. Это касается не только турецких судов, но и судов из Турции или Аргентины, которые следуют в Мариуполь, Бердянск или Ростов-на-Дону.

Украинским судам всего лишь нужно пройти такую процедуру. Если они будут соблюдать эти правила, никаких проблем не будет. Но если они повторят свой наглый проход, никого не ставя в известность, то к ним будут применены очень жесткие меры — как к любым нарушителям границы РФ. Такой пример Украина уже имеет.

— Теперь эти украинские корабли получат доступ не только к Крыму, но и к Донбассу и материковой России. С какой целью это делается?

— К материковой России они не получают никакого доступа. У материковой России есть границы, которые тщательно охраняются. Я, кстати, пару месяцев назад был в Керчи, в морском отряде, который охраняет Крымский мост. Там достаточно средств для защиты границы от любых посягательств — и над водой, и под водой, и в воздушном пространстве. Крым охраняет система противовоздушной обороны Южного военного округа.

Вообще как такового флота у Украины нет. Там будут идти какие-то буксиры, шаланды и два-три артиллерийских катера. Это, мягко говоря, не очень серьезные корабли. Опасаться их смысла нет. Тем более они будут идти под наблюдением и под конвоем.

На Украине, конечно, могут сказать, что мы «гордо прошли с поднятыми флагами, не обращая внимания на русских», объявив об очередной «перемоге». Но на самом деле они будут соблюдать все процедуры, которые им предпишет Россия.

— Если во время этого прохода что-то пойдет не так и произойдет повреждение Крымского моста, могут ли начаться боевые действия? Для этого достаточно оснований?

— Никто не допустит никакого повреждения Крымского моста. Давайте не будем впадать в панику и принижать профессионализм людей, которые его охраняют. Если на украинском судне будет стоять наш лоцман и офицер погранслужбы, то ничего не случится.

Тем более прежде чем разрешить этим артиллерийским катерам пройти под Крымским мостом, российская сторона обязательно проверит, есть ли на них боеприпасы и заряжены ли орудия. Проведут полный таможенный и пограничный досмотр.

Если кто-то рискнет нанести урон Крымскому мосту — на дне Черного моря достаточно места, чтобы разместить там украинский катер.

— На берегах Азовского моря слабо представлены российские войска, нет серьезных вооружений и баз. Неужели Азовское море не имеет стратегического значения для России?

— Азовское море имеет огромное значение для России. Это ее внутреннее море. По Волго-Донскому каналу проходят суда из Каспия в Азовское море.

Несколько месяцев назад проходили серьезные военно-морские учения, в ходе которых ракетные катера Каспийской флотилии пришли по каналу в Азовское море, потом в Черное и вместе Черноморским флотом, авиацией и береговыми войсками приняли участие в военных маневрах. Проводились стрельбы знаменитой крылатой ракеты «Калибр», которая применялась теми же кораблями Каспийской флотилии в борьбе с террористами в Сирии.

Это наше море. Это то же самое, что и ваша семья. Какое значение она имеет для вас? Стратегическое, оперативно-стратегическое или тактическое? Поэтому Азовское море имеет для России непреходящее значение.

— Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу незапланированных учений США в Черном море. Как России следует на это реагировать? Просто наблюдать или предпринимать активные действия?

— Это хамство со стороны американцев, уже много раз об этом говорили. Но реагировать на это надо спокойно. Они не нарушают наших территориальных вод, не нарушают нашего воздушного пространства.

Да, мы понимаем, что США после позорного бегства Афганистана потеряли свой авторитет гегемона и теперь им хочется восстановить реноме. Именно поэтому они приходят в Черное море, чтобы продемонстрировать, что могут ходить там, где хотят. Но они ходят в нейтральных водах, и пускай себе ходят.

Еще тем самым они оказывают моральную поддержку Украине и Грузии, демонстрируя, что эти государства могут со временем войти в НАТО и они могут принимать участие в учениях Альянса. Кстати, переход украинских кораблей в Азовское море могут преподнести как учения вместе с натовским флотом, мол, НАТО помог украинским кораблям прорваться из Черного моря в Азовское, сметая на пути российский флот.

Поэтому мы внимательно смотрим за тем, что делают американские корабли в Черном море, контролируем их, прицеливаемся по ним. Американцы тоже ведут разведку того, что у России есть в Крыму и на южном побережье Кавказа. Они теперь потеряли возможность легально летать над нашей территорией, выйдя из договора об открытом небе, поэтому они летают вдоль границы и снимают портрет обороны нашего государства. Но мы тоже снимаем портрет их самолетов и кораблей, для того чтобы в нужный момент нейтрализовать их возможности.

Если они перейдут «красные линии», мы их отправим туда, куда положено — кормить рыб в Черном море.

— Кто сейчас самый серьезный противник для российского флота?

— Я вообще против таких упрощенных сравнений российского, китайского и американского флота, у кого больше кораблей и какого класса. Нельзя отрывать флот от всех вооруженных сил. Конечно, мы по составу кораблей серьезно уступаем американцам. У США 11 авианосных ударных группировок, а у нас ни одной. У нас есть один авианосец, но у него нет ударной группировки, которая бы координировалась вокруг него, и он уже не первый год стоит на ремонте.

Зато у нас есть мощная система ПВО и ПРО, которой нет у американцев. У нас есть ракетные войска стратегического назначения. Мы с американцами по этому показателю в балансе. У нас примерно 1550 боеголовок, и у них примерно так же. У нас 700 развернутых стратегических носителей, и у них примерно то же самое.

Бессмысленно отрывать флот от ракетных войск стратегического назначения. Потому что за каждым нашим кораблем стоят ракеты «Воевода» и «Авангард». У нее гиперзвуковой боевой блок проходит через любые системы ПВО и ПРО, существующие или перспективные. Поэтому любой адмирал понимает, что не надо связываться с маленьким российским корабликом в Черном море. Зацепишь его — получишь удар оттуда.

Они с уважением относятся к нашим кораблям и не рискуют пересекать границу. Они, конечно, любят трепать нам нервы, маневрируя вдоль границ, но это больше для американского обывателя и оболваненного украинского населения, которое считает, что США их поддерживает. Но мы-то их не боимся. И Путин недавно сказал, что если бы мы потопили их эсминец, то третья мировая война не начнется. Они, конечно, будут вопить, но никуда они не денутся.