- Николай, 15 июля 2021 года в Вашингтоне состоялась встреча лидеров США и Германии. Как изменится будущее мира после этой встречи, какие основы были заложены Байденом и Меркель, какая роль отводится Германии в американской внешнеполитической игре?

— Визит Ангелы Меркель в Вашингтон и переговоры с американским президентом Джо Байденом можно считать полностью успешными, особенно на фоне того, как стремительно деградировали американо-европейские отношения при президенте Дональде Трампе. С одной стороны, Байден показал, что Меркель для него европейский политик номер один, что он ей полностью доверяет, доверяет её обещаниям и договорённостям с ней. Более того, поскольку Меркель осенью уходит в отставку, ей удалось убедить Байдена, что все её обещания и все их договорённости будут выполняться её преемником. То есть степень доверия Америки к Германии сегодня высока, как никогда в последние годы. Ангела Меркель уходит в отставку на пике своего авторитета и влияния в Европе и мире, что является редкостью для современных политиков. И она решила свою задачу, Соединённые Штаты Америки сделали ставку на Германию снова.

Николай Злобин о встрече Меркель—Байден и ее последствиях для Украины
Николай Злобин о встрече Меркель—Байден и ее последствиях для Украины
© РИА Новости, Нина Зотина

С другой стороны, ей удалось снова максимально вовлечь Америку в европейские дела. Сегодня можно сказать, что этот визит укрепил присутствие Америки в Европе и у европейцев нет никаких опасений, что американская политика в Европе начнёт сворачиваться. Можно сказать, что это некая реанимация евро-атлантического союза на новом этапе. Как известно, они подписали так называемую «Вашингтонскую декларацию», что, по сути, на мой взгляд, является ключевым шагом в формировании будущей коалиции демократических государств, о которой объявил в своё время Джо Байден. Без Германии это было бы невозможно. Я думаю, что Германия и США в ходе этой встречи заложили основы новой демократической идеологии, которая, по их мнению, должна сменить демократическую идеологию начала века, выглядящую сегодня уже весьма скомпрометированной.

Я думаю, что тематика встречи — от тарифов и экологии до Украины, России и «Северного потока – 2», по сути дела, сформировала глобальную повестку дня на ближайший обозримый период. Байден и Меркель задали политические тренды, которые будут определять содержание политического процесса в обозримом будущем. Даже то, что они открыто говорили о разногласиях по «Северному потоку – 2», демонстрирует их уверенность в том, что им удастся держать ситуацию под контролем.

Конечно, Украине хотелось бы более конкретных обещаний и гарантий, но политика больших держав напоминает скорее огромный ледокол, обладающий большой инерцией и медленно меняющий свой курс. По сути дела, Байден, видимо с подачи Меркель, сделал ставку на Германию как на главную страну европейской политики США. Германия будет контролировать ситуацию в Европе, конечно, в той мере, в какой это возможно, вырабатывать новые подходы к Украине, России, Китаю и другим проблемам, но всё это будет происходить в рамках вашингтонских договорённостей. Если после Второй мировой войны главная атлантическая ось была между Вашингтоном и Лондоном, то сегодня работает связка Вашингтон — Берлин, со всеми вытекающими последствиями.

- Германия сейчас противостоит сильнейшему наводнению, которое СМИ уже окрестили «катастрофой века». Знаю, что многие немцы не поняли отсутствия федерального канцлера в стране, переживающей трагедию. Как Вы считаете, целесообразно ли было лететь в Вашингтон, может быть, следовало Ангеле Меркель поехать в пострадавшие районы и отложить встречу с Джо Байденом?

— Эта критика немного необоснованная, если правительственные структуры и соответствующие органы власти работают эффективно, то, конечно, лидер может покинуть страну, тем более что случившаяся катастрофа была достаточно неожиданной. А если власть работает, только когда первый человек находится в стране и держит всё под контролем, то такая ситуация слишком опасна и непредсказуема. И заключать долгосрочные договорённости с такой страной не слишком разумно. Бесспорно, немцев можно понять по-человечески. Это действительно большая трагедия, которая наложилась на активизацию предвыборной конкуренции.

- Много лет существовал дружественный диалог Путин — Меркель, основанный, как мне кажется, и на личном обаянии российского президента, и на глобальном общем интересе Германии и России, связанном, прежде всего, с куплей-продажей энергоресурсов. Как Вы считаете, Николай, эта связка всё ещё в силе?

— Её больше нет. Я думаю, что после 2014 года эта связка стала исчезать, у Владимира Путина лучше отношения с Джо Байденом, чем с Ангелой Меркель. Федеральный канцлер Германии превратилась в одного из самых открытых критиков российской внешней политики.

Проблема в том, что Германия, взяв на себя ответственность быть лидером Европы, не может проводить индивидуальную политику в отношении России. И хочешь не хочешь, а на их плечи легла ответственность за общеевропейскую ситуацию. Это был их выбор, и США это тоже поддерживают. Поэтому и Ангеле Меркель, и следующему канцлеру придётся принимать в расчёт не только интересы Германии, но и действовать в рамках общеевропейских трендов, которые, конечно, являются антироссийскими.

Связки больше нет, и построить её заново будет трудно. Одна из проблем, которую надо решать европейцам сегодня, — это энергетическое обеспечение восстанавливающейся экономики. Европейцам нужны российские энергоресурсы не меньше, чем России необходимы доходы от продажи этих энергоресурсов на Запад. Причём не только Германии, но и всей Европе, это в значительной степени объясняется позицией Германии по «Северному потоку – 2».

Одежда власти фрау Меркель. «Пауэр дрессинг»
Одежда власти фрау Меркель. «Пауэр дрессинг»

Есть опасение, что Россия будет пользоваться «Северным потоком – 2» как политическим механизмом подрыва экономики и безопасности Украины, которая является транзитной страной в данном случае. Европа, и Германия в частности, должна сделать выбор: собственная энергетическая безопасность или интересы Украины. И тот и другой выбор односторонний. И тот и другой выбор неудовлетворительный. Обеспечив собственную энергетическую безопасность и ослабив Украину, Германия подорвёт своё внешнеполитическое влияние в Европе. Полностью поддержать позицию Украины — это значит ослабить свою экономику, соответственно, нужно искать компромиссный вариант.

«Северный поток – 2» достроить, но его функционирование оформить таким количеством условностей, включая транзитные гарантии Украины, чтобы чувствовать, то Запад контролирует ситуацию. В любом случае это будет очень хрупкая конструкция, которая  в любой момент может начать давать сбои.

- Николай, что ждёт Россию в обозримом будущем в связи с подписанием «Вашингтонской декларации»?

— Я думаю, что больших изменений в отношении Российской Федерации ожидать не приходится. Для России ключ отношений с Европой продолжает быть в руках президента Соединённых Штатов Америки. Меркель сделала всё, чтобы Европа представляла собой политическое единство при существующих разногласиях между странами, например по проблемам ЛГБТ и т.д., поэтому Москве будет трудно выстраивать отношения с отдельными странами вопреки общеевропейскому консенсусу. А Россия, похоже, решение о такой политике приняла, — игнорировать европейские структуры и работать с отдельными странами.

Рар рассказал, заплатит ли Германия Украине компенсацию за «Северный поток – 2»
Рар рассказал, заплатит ли Германия Украине компенсацию за «Северный поток – 2»
© РИА Новости, Илья Питалев / Перейти в фотобанк

В принципе, это логичное решение Москвы в нынешней ситуации, но и реакция Запада в то же время может быть жёсткой. Москва же не любит, когда в её отношения с другими странами вмешивается третья сила, ей надо подумать, стоит ли тратить свой внешнеполитический потенциал на попытку вбить клин в европейский консенсус. Может, и стоит, но надо оценить все риски, это зависит от того, как Россия готова рискнуть.

Нельзя забывать, что у России подписаны многочисленные соглашения именно с европейскими структурами о сотрудничестве, эти соглашения сегодня очень раздражают Москву и делают её жертвой антироссийской политики в Европе, однако выход их этих соглашений или их игнорирование приведёт, возможно, к серьёзному удару по имиджу России как страны договороспособной. В России любят критиковать США за то, что те вышли из целого ряда соглашений в одностороннем порядке, но, похоже, Россия психологически готова это сделать сама в отношении европейских соглашений.